2012-01-25 13:14:54
ГлавнаяГражданское право и процесс — Особенности устройства мирового суда в национальных окраинах Российской империи



Особенности устройства мирового суда в национальных окраинах Российской империи


(1) По пп. 1, 2 ст. 29 УГС: наиболее широкой компетенцией обладали мировые суды Закавказья, Сибири и Туркестана - свою роль сыграли большие расстояния и малая плотность населения. Они рассматривали иски по личным обязательствам и договорам, о движимом и недвижимом (!) имуществе, о вознаграждении за ущерб и убытки на сумму до двух тысяч рублей. Аналогичная среднероссийской была компетенция в Прибалтике (до пятисот рублей минус иски о недвижимости). В Варшавском судебном округе (Польша), напротив, компетенция по сравнению с другими территориями, была уже - до трехсот рублей, также исключая иски о недвижимости.

(2) По п. 3 ст. 29 УГС: иски о личных обидах и оскорблениях были изъяты из ведения мировых судей в Прибалтике и Варшавском судебном округе.

(3) По п. 4 ст. 29 УГС: виндикационные иски рассматривались в губерниях Прибалтики независимо от срока, прошедшего со времени нарушения владения.

(4) П. 5 ст. 29 УГС действовал везде без изменений.

Исключались из гражданской юрисдикции:

- иски, сопряженные с интересами казенных управлений (за исключением виндикационных): Закавказье, Варшавский судебный округ, Архангельская губерния;

- дела, подсудные параллельно действующим волостным судам, а также инородческим, т.е. «судам аборигенов», местных народов: самоедов в Архангельской губернии, горцев в Закавказье, кочевников Сибири и Туркестана; по согласию сторон дело могло быть рассмотрено мировым судьей.

В Кавказском крае, Архангельской губернии, Сибири и Туркестанском крае окончательными признавались решения по искам до ста рублей и по всем искам о недвижимости. Апелляции на этих территориях подавались в окружные суды (так как мировых съездов не было). Кассационной инстанцией была судебная палата. Причем, в Закавказье кассационный залог равнялся 5 рублям, а в Архангельской и Вологодской губерниях кассационные жалобы на окончательные решения подавались непосредственно в Кассационный департамент Правительствующего Сената (судебной палаты по этим губерниям не учреждалось).

В ряде национальных окраин (Кавказский и Туркестанский края, Архангельская губерния, Сибирь) в компетенцию мирового суда входили и опекунские дела. Причем, в Архангельской губернии и Сибири правом разрешать их обладали только участковые мировые судьи.

Уголовная юрисдикция регулировалась нормами Книги 4 УУС «Порядок производства в Кавказском крае и губерниях Варшавского судебного округа и Прибалтийских, а также Олонецкой, Оренбургской и Уфимской» (ст.ст. 1332 - 1349).

В Прибалтике (Кн. 4. Разд. 3. Ст.ст. 1332 - 1349 УУС) уголовное мировое судопроизводство изменений не претерпело. То же касается и Олонецкой, Оренбургской и Уфимской губерний, за исключением установления, вследствие дальности расстояний в них, следующих правил: проживание далее двухсот верст от места разбирательства дела относилось к уважительной причине неявки участника процесса; дело не прекращалось, например, за неявкой по этой причине частного обвинителя, гражданского истца, подсудимого. Суду разрешалось оглашать их письменные показания, заявления и т.п., а полиции - допрашивать свидетеля и обвиняемого во всех случаях, не терпящих отлагательств.

Кроме того, Книга 5 УУС включала разделы о судопроизводстве в Архангельской губернии (Разд. 6. Ст.ст. 1376 - 1395), Сибири (Разд. 7. Ст.ст. 1407 - 1448), Туркестане (Разд. 8. Ст.ст. 1449 - 1487).

В основном особенности уголовного судопроизводства в мировых судах национальных окраин можно разделить на две группы: первая включала в себя территории Кавказа (в том числе и Черноморскую область), Архангельской губернии, Сибири и Туркестана, вторая группа - нормы о судопроизводстве в Царстве Польском.

Итак, мировым судам на территориях первой группы были подсудны дела по преступлениям и проступкам, наказание за которые не было сопряжено с лишением или ограничением прав состояния, а сумма штрафа, взыскиваемая с виновного, не превышала шестисот рублей (либо вкупе с гражданским иском о вознаграждении за вред и убытки - до двух тысяч рублей).

Окончательные приговоры выносились по делам, за которые назначалось наказание в виде внушения, замечания, выговора, ареста не более чем на три дня, денежного взыскания (в сумме с гражданским иском) не свыше ста рублей. Отдельно отмечалось, что по делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 75, 76, 77, 81, 528, 529 Улож. о нак., приговоры являются всегда неокончательными.

Присутствие прокурора и административных властей в процессе не было обязательным, если на то не было распоряжения судьи, либо они сами не признавали необходимость своего участия. То же относилось к участию прокурора в суде апелляционной инстанции, однако в Закавказье он обязан был также выступать в суде в случае, когда уголовное преследование исходило от одного из казенных управлений, а оно не прислало поверенного.

Неокончательные приговоры апеллировались в окружном суде, окончательные - в судебной палате (Кавказ, Сибирь, Туркестан). В Архангельской губернии кассационные жалобы подавались в Сенат. Кассационный залог в Закавказье равнялся одному рублю.

Подобно гражданскому процессу, в уголовную подсудность мировых судей не включались дела инородческих судов.

Кроме того, на мировых судей были возложены дополнительные функции. Так, в рассматриваемой нами группе территорий мировые судьи выполняли обязанности судебных следователей (ст.ст. 449, 4612, 614, 631, 655 УУС). В Закавказье с 1883 года нашлась возможность ввести по две штатных единицы судебных следователей при окружных судах.

В Сибири и Туркестане на мирового судью, в районе действий которого проживал осужденный, возлагались обязанности по исполнению приговора (ст.ст. 1442, 1481 УУС), если это не выходило из круга непосредственных судебных действий (по ст. 947 УУС). В основном эти функции сводились не к прямому исполнению, а к надзору за ним.

Особенности Варшавского судебного округа касались не процессуальной, а материальной стороны дела - компетенции. Уголовная подсудность была поделена между мировыми и тминными судами. Формулировка статьи 1287 УУС «Ведомству мировых судей и гминных судов подлежат...» говорит о том, что первичным основанием определения подсудности было место совершения преступления - город или сельская местность. Дополнительным основанием являлась санкция: если она не превышала одного года заключения в тюрьме, дело рассматривалось в гминном суде, более высокая (максимально - до полутора лет) санкция автоматически относила дело к компетенции мировых судей (пп. 4, 5 ст. 1287 УУС). Кроме того, по первичному основанию, мировыми судьями разрешались дела с санкциями: выговоры, замечания, внушения, денежные взыскания не более трехсот рублей, арест не более чем на три месяца.

При совокупности преступлений, подсудных и гминным, и мировым судам, преимущество отдавалось последним (ст. 1292 УУС).

Исключались из подсудности: преступления, которые совершались чинами войск, расположенных в губерниях Варшавского судебного округа, а также должностными лицами местного гражданского управления и полиции; проступки, состоящие в оскорблении словом или действием, нанесенном нижним чинам отдельного корпуса жандармов, при исполнении ими служебных обязанностей (пп. 3, 4 ст. 1289 УУС).

Итак, в национальных окраинах России наблюдается более централизованное, бюрократизированное управление мировой юстицией: почти повсеместное назначение мировых судей, расширение полномочий министра юстиции (назначение, перемещение и увольнение судей и председателей съездов (в ряде случаев - по совету с губернатором), определение места и времени проведения мировых съездов); финансирование, за немногими исключениями, из государственной казны. Все это играло роль дополнительных факторов, «привязывающих» к империи ее отдаленные территории.

Из относительно унифицированного статуса окраин «выпадали» Царство Польское и Прибалтийский край. Истоки, думается, можно найти в исторической судьбе этих территорий. В Польше еще не стерлись следы национально-освободительного восстания 1863 - 1864 гг., за подавлением которого последовала окончательная ее инкорпорация в состав России. Особое положение Прибалтики, вековые привилегии остзейских баронов, безземельное освобождение крепостных крестьян в первой четверти XIX века и связанные с этим проблемы вынуждали правительство делать здесь ставку на местную аристократию. Этим и можно объяснить, например, сохранение и формулировку имущественного ценза в Остзейском крае. По этим же причинам и в Польше, и в Прибалтике мировые судьи обладали более узкой компетенцией по сравнению с «великорусской» территорией и тем более - по сравнению с другими окраинами. В первом случае роль сыграла политика ускорения инкорпорации, во втором - стремление сбалансировать приоритет местного дворянства в мировых судах (в конечном счете - также усилить централистские тенденции в управлении).

Нынешняя федеративная Россия сохранила государственно-правовое, географическое, социально-экономическое, культурное своеобразие своих субъектов. По объему суверенных прав дореволюционные губернии не могут сравниться с современными республиками, краями, областями и др. Но в то же время, вопросы судоустройства, уголовно-процессуального и гражданско-процессуального законодательства относятся к ведению Российской Федерации (п. «о» ст. 71 Конституции РФ), что по нашему мнению является шагом назад по сравнению не только с периодом существования Союза ССР, но и со временами Империи, ибо предпосылки для особенностей местного законодательства (материального права), а значит и процессуальных норм, судебной системы - сохраняются! Убеждены, что судоустройство, гражданское, гражданско-процессуальное и частично уголовно-процессуалльное (в части подсудности) законодательство должны быть в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов, поскольку установление специальных правил для субъекта федерации в этих сферах, если это будет необходимо, во-первых, усложнит работу федерального законодателя, излишне увеличит объем федеральных актов, во-вторых, будет выражать интересы преимущественно центра, как и все другие нормы от него исходящие. В основе российской многонациональной государственности должно лежать развитие подлинно федеративных отношений, а не имперский диктат и тотальная унификация без учета всех местных особенностей.


Лонская Светлана Владимировна



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Форма и государственная регистрация договора аренды здания, сооружения и нежилого помещения
К вопросу о соотношении информации и интеллектуальной собственности
Правовое регулирование неустойки на современном этапе
Начало течения сроков исковой давности и последствия их истечения
Момент заключения договора и вступление его в законную силу
Вернуться к списку публикаций