2012-01-25 13:14:54
ГлавнаяГражданское право и процесс — Особенности устройства мирового суда в национальных окраинах Российской империи



Особенности устройства мирового суда в национальных окраинах Российской империи


Действие Судебных уставов в полном объеме распространялось далеко не на всю Российскую империю, а лишь на ее европейскую (и то не полностью) часть. Структурно уставы состояли из двух книг - общей и особенной. Последняя и регулировала правовой режим деятельности судебных учреждений на территории национальных окраин.

Само понятие «национальные окраины» достаточно условно. Более конкретно, весь конгломерат территорий, в которых уставы действовали с изменениями, можно разделить на несколько групп. Почти все они совпадают с соответствующими административно-территориальными единицами.

1. Северный край: Архангельская, Вологодская, Олонецкая губернии.

2. Северо-Западный край (территории бывшей Речи Посполитой): Виленская, Витебская, Гродненская, Ковенская, Минская, Могилевская губернии.

3. Царство Польское.

4. Остзейский край (Прибалтика): Курляндская, Лифляндская, Эстляндская губернии.

5. Юго-Западный край (Правобережная Украина): Волынская, Киевская, Подольская губернии.

6. Территориальные приобретения Империи в XIX веке на южных границах (территории современных Азербайджана, Армении, Грузии, Казахстана, Туркмении, Узбекистана и др.):

- Кавказский край: Бакинская, Елизаветпольская, Кутаисская, Тифлисская и Эриванская губернии; Закатальский и Сухумский округа; Батумская, Дагестанская и Карсская области;

- Туркестанский край: Акмолинская, Закаспийская, Самаркандская, Семипалатинская, Семиреченская, Сырдарьинская, Тургайская, Уральская, Ферганская области.

7. Сибирь и Дальний Восток, в том числе: Туруханский край, Енисейская губерния, Верхоянский и Колымский округа, Камчатская и Якутская области.

8. Территории расселения казачества: г. Астрахань, область Войска Донского, Кубанская, Оренбургская, Семиреченская, Терская, Уральская, Черноморская области, Уфимская губерния.

Указанные районы несомненно обладали рядом особенностей. Многие имели государственно-правовой статус генерал-губернаторств, что определялось их отдаленностью от метрополии и приграничным характером. Другая черта - особый этнический состав населения, преобладание коренных жителей, значительное число переселенцев, часто с криминальным прошлым, или беглых крестьян и рекрутов, либо членов религиозных сект. Отсюда - иные культурные, в том числе и религиозные традиции, чем на великорусской территории. Нельзя не упомянуть и специфику экономического уклада, обусловленную историческими и географическими причинами; небольшое население, распределенное по значительной территории; сильное влияние местной феодальной знати, с которой власти необходимо было считаться и находить общий язык. Таков круг предпосылок, повлиявших на организацию судоустройства и судопроизводства в национальных окраинах.

Система мировой юстиции. В большинстве окраин не существовало мировых съездов, их функции выполняли соответствующие окружные суды. Таким образом, снималось обособление мировых судов от общих (Кавказский край, Черноморская область, Архангельская и Вологодская губернии, Сибирь, Туркестан). Мировые съезды представляли бы здесь непозволительную роскошь - из-за большой территории и малой плотности населения на ней; окружные суды вполне справлялись со всей работой.

Структура, аналогичная «среднероссийскому» типу мировых судов (с мировыми съездами), учреждалась в Прибалтике и на Северном Кавказе (Кубанская и Терская области). Однако в губерниях Остзейского края обязанности непременного члена возлагались на председателя съезда.

В Закавказье и Черноморской губернии вместо добавочных мировых судей вводилась должность помощников.

Большим своеобразием отличалась система мировых судов в Польше. Они работали лишь в городах, а мировой округ состоял из нескольких уездов, т.е. был укрупнен.

Особенностью польского варианта являлся структурный и функциональный параллелизм мировых судей с выборными и коллегиальными тминными судами. Гминные судьи (их юрисдикция распространялась на сельскую местность) входили в состав мирового съезда, на них распространялось действие ст. 64 УСУ относительно надзора за ними съездов и Сената. Апелляции на решения гминных судей также подавались в мировой съезд.

Кроме того, в Польше не учреждалось должности почетного мирового судьи, председатель мирового съезда также исполнял обязанности непременного члена.

Фактически, гминные суды были включены в систему мировой юстиции, Их единая природа позволила осуществить это без каких-либо затруднений.

Порядок формирования мировых судов. В национальных окраинах мировые судьи занимали свои должности в порядке назначения. Исключением была лишь область Войска Донского, в которой проводились их выборы земскими учреждениями. Даже в контрреформенный период, когда действие земств в области Войска Донского было приостановлено, выборы, тем не менее, были сохранены. Согласно «Временным правилам о порядке избрания мировых судей в области Войска Донского», все права и обязанности уездных земских собраний переходили к Временному окружному избирательному собранию. Само оно избиралось по четырем куриям: землевладельцев, торгового сословия, станичных и сельских обществ. Список лиц, баллотирующихся в мировые судьи, составлялся по общим правилам, но вместо губернатора он согласовывался с окружным начальником, а в округах Черкасском, Ростовском и Таганрогском - также с местными полицмейстерами (все это - представители центральной власти на местах). Кроме того, замечания по спискам кандидатов в мировые судьи делал Войсковой наказной атаман.

Итак, как уже говорилось, на остальных территориях мировые судьи назначались администрацией. Причем, одной из причин служил тот факт, что земства учреждались там крайне медленно либо вовсе не предусматривались. Поэтому в ряде территорий назначение вводилось как временная мера. Процедура проходила в основном по единому сценарию, с некоторыми местными нюансами.

В г. Астрахани мировые судьи назначались высочайшей властью (императором), по представлению министра юстиции.

Мировые судьи назначались самим министром юстиции:

- в Польше и в части Туркестанского края (Сырдарьинская, Самаркандская, Ферганская, Семиреченская, Закаспийская губернии) - по согласованию с местным генерал-губернатором;

- в Прибалтике, г. Вильно, на Правобережной Украине, на остальной части Туркестана, в Сибири и Архангельской губернии - единолично.

Что касается Кавказа (в том числе и Черноморской губернии, образованной в 1896 г.), то в Кубанской и Терской областях мировые судьи назначались министром юстиции по согласованию с наместником Его Императорского Величества на Кавказе. В том же порядке назначались почетные мировые судьи в прочих кавказских областях и губерниях; остальные мировые судьи утверждались распоряжением Правительства (= императора).

Списки кандидатов в мировые судьи составлялись на местах по общим правилам специально образованными для этой цели органами - Временными (или Особыми) губернскими (областными) комитетами, в состав которых, как правило, входили: губернатор (председатель), местные предводители дворянства, городской голова губернского города, прокурор окружного суда, местные судьи.

Срок полномочий мировых судей в национальных окраинах оставался трехлетним, за исключением участковых и добавочных судей в Прибалтике, где они назначались бессрочно.

Система цензов. Примечательной особенностью формирования мировых судов в национальных окраинах было отсутствие в большинстве из них имущественного ценза. Да он и не был нужен, ибо судьи назначались, и ставить дополнительные барьеры при острой нехватке кадров не имело смысла. Кроме того, можно полагать, что таким образом делалась попытка отодвинуть местную землевладельческую феодальную аристократию от судебной власти, ускорив тем самым процесс инкорпорации приобретенных территорий: отменив имущественный ценз, центральная власть получала большие возможности для подбора кандидатур, ибо круг лиц, способных занять должность мирового судьи, расширялся.

В Кубанской и Терской областях кандидаты должны были удовлетворять только служебно-образовательному цензу (ст. 438 УСУ). В Царстве Польском - возрастному и служебно-образовательному (ст. 505 УСУ). Те же требования, а также условия ст. 21 УСУ (запрет на занятие должности для отдельных лиц) распространялись на мировых судей в Закавказье, Черноморской, Архангельской губерниях, Сибири и Туркестане.

На территории Войска Донского имущественный ценз был установлен (и понятно - там судьи избирались!) в размере более низком, нежели обычно: владение землей, дающей право непосредственного участия в окружном земском собрании, или другой недвижимостью стоимостью не менее трех тысяч рублей.

В полном объеме действовала ст. 19 УСУ лишь на территории Остзейского края. Однако, если в качестве кандидатов выступали местные жители, им достаточно было достичь только двадцатипятилетнего возраста, а также владеть не менее чем 300 десятинами земли (ст. 560 УСУ), т.е. размером меньшим, чем требовалось от других. Списки для представления кандидатур министру юстиции составлялись в Прибалтийских губерниях вначале посословно. Затем, учитывая желание кандидата, образование, владение русским языком, составлялся общий список (ст. 561 УСУ, Приложение IX к УСУ «О порядке составления и ведения списков лиц, удовлетворяющих условиям для занятия должности мирового судьи в Прибалтийских губерниях»). Тем не менее указывалось (ст. 562 УСУ), что при недостатке кандидатур имущественный ценз из условий изымается.

Гражданская юрисдикция регулировалась нормами Книги 5 УГС «Порядок судопроизводства в Закавказском крае и губерниях Варшавского судебного округа и Прибалтийских» (ст.ст. 1461 - 2175), в которую также были включены разделы (4 - 6) об Архангельской губернии, Сибири и Туркестане (Сырдарьинская, Самаркандская, Ферганская, Семиреченская, Закаспийская, Акмолинская, Семипалатинская, Уральская, Тургайская области).

Перечень исков, подсудных мировым судьям, в основном повторял структуру ст. 29 УГС, поэтому укажем лишь особенности.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Классификация недействительных сделок в зависимости от несоблюдения отдельных условий действительности сделки
Об узуфрукте в Гражданском кодексе Франции 1804 года
Принципы правового регулирования неустойки
Мировой суд как государственно-правовой институт
Институт завещания в Израиле
Вернуться к списку публикаций