2012-01-25 12:51:49
ГлавнаяГражданское право и процесс — Комиссия 1894 - 1899 годов по пересмотру Судебных уставов и закон «О преобразовании суда в сельских местностях» 1912 года



Комиссия 1894 - 1899 годов по пересмотру Судебных уставов и закон «О преобразовании суда в сельских местностях» 1912 года


В этих целях Комиссия предлагала учредить единоличных судей, размещенных по участкам (участковых судей), с компетенцией более широкой, чем у мировых: гражданские иски до тысячи рублей (в том числе и о недвижимости), уголовные преступления, не влекущие наказания, связанного с лишением или ограничением прав состояния. Поскольку круг подсудных дел у участковых судей будет шире, чем у мировых, необходимо, считала Комиссия, обеспечить кадровый состав лицами с достаточными юридическими познаниями и практической подготовкой. Кроме того, Комиссия посчитала, что у участковых судей желательно совместить функции и суда, и предварительного следствия, особенно в сельской местности. Главный - и единственный - аргумент в пользу такого совмещения, приведенный Комиссией,- экономия средств.

Некоторые споры возникли относительно апелляционной инстанции для участковых судей. Поскольку структуры мировой юстиции планировалось упразднить и свести рассмотрение малоценных дел в единую систему, ближайшей по отношению к участковым судьям инстанцией оставался окружной суд. Автоматический перенос туда апелляций на решения участковых судей Комиссия посчитала невозможным из-за малодоступности: окружные суды учреждались на несколько уездов, а участковые судьи работали по мелким участкам, таким образом вторая инстанция отодвигалась еще дальше, чем прежде - мировой съезд. Учреждать окружные суды в каждом уезде было слишком дорого, впрочем как и устраивать выездные сессии (было и такое предложение). В конце концов сошлись на промежуточном варианте: в каждом уезде (городе) учредить отделения окружного суда, организованные на «съездовом начале». То есть отделение окружного суда представляло собой коллегиальное присутствие, в котором попеременно участвовали бы наличные участковые судьи уезда (города) под председательством члена окружного суда, не принадлежащего к кадрам местной юстиции. Устранялся в принципе лишь «товарищеский» дух мировых съездов, который порицала Комиссия. Однако пороки именно «съездового начала» (отвлечение участковых судей от дел, периодичность и т.п.) оставались.

Четвертый. Отступление в некоторых случаях от начала государственного значения суда.

Итак, Комиссия заявляла о решительном отказе от концепции С.И. Зарудного и строила судебную систему на основе другой теоретической предпосылки: «Отправление правосудия во всём его объеме должно быть проникнуто одними и теми же началами, и если в системе судоустройства, наряду с коллегиальными установлениями, может быть допущено учреждение единоличных органов местного суда, то основанием такого различия служит единственно лишь необходимость более простого, скорого и дешевого разрешения маловажных судебных дел. Но такая необходимость не связана с изменением существа деятельности местных судей, которая по своим целям и приемам не должна отличаться от деятельности высших судебных мест». Предложение оставить участковым судьям наименование мировых не было поддержано именно по этой причине.

Тем не менее, Комиссия признавала целесообразным сохранить институт почетных судей (также исключив из титула слово «мировые»). Однако их роль сводилась только к участию в работе отделений окружного суда, никакого права рассматривать гражданские и уголовные дела единолично Комиссия за почетными судьями не оставляла. Этот шаг (оставление почетных судей) можно объяснить только попыткой спасти сохраняемое «съездовое начало» во второй инстанции, чтобы уменьшить число отвлекаемых для апелляционного разбирательства участковых судей. По мысли Комиссии, почетные судьи должны были назначаться правительством «с участием сословий», т.е. по предложению земств.

Таким образом, реформированная судебная система России, по мнению Комиссии, должна была выглядеть следующим образом:

- участковые судьи - назначаются от правительства, единоличный судебный орган, ближайший к населению представитель судебной власти; в компетенции: маловажные гражданские и уголовные дела, следствие, в ряде случаев - нотариальные действия;

1) окружные суды - учреждаются на губернию, область или их часть; образуются также уездные (и городские) отделения в составе наличных органов уездной судебной власти (участковых и почетных судей) под председательством уездного члена окружного суда - в качестве апелляционной инстанции к местным судам, они являются «выразителями постоянной органической связи между местной юстицией и высшими судебными установлениями»;

2) судебные палаты - учреждаются на несколько губерний или областей; апелляционная инстанция по отношению к окружным судам, кассационная - по отношению к участковым судьям;

3) судебные департаменты Правительствующего Сената - высшая кассационная инстанция.

Большинством голосов, однако, Комиссия не приняла предложение упразднить институт земских начальников (или, по крайней мере, отнять у них судебные функции). Против этого достаточно резко выступил в особом мнении А.Ф. Кони, он же настаивал и на сохранении института мировых судей, но остался в меньшинстве.

Несколько членов Комиссии (в том числе В.К. Случевский и Н.С. Таган цев) в своем особом мнении предложили несколько иную схему местной юстиции, тоже основанную на институте мировых судей (они полагали, что население вполне освоилось с названием и менять его не стоит). Суть предложения состояла в сочетании функций суда и следствия по малозначительным делам у органов местной юстиции. В городах эти функции должны быть разделены и находиться, соответственно, у мировых судей и судебных следователей. В негородской местности они должны соединяться в лице уездного судьи. Таким образом, отмечала эта группа членов Комиссии, за каждой должностью будут стоять определенные обязанности, и это позволит сделать систему более четкой.

Государственный совет приступил к рассмотрению законопроектов лишь в 1902 году. Однако ни одному из них так и не пришлось стать законом: военные и революционные события поставили на повестку дня совсем другие вопросы, а возможно, и новый император Николай II, в отличие от своего отца, не проявил достаточной решительности и последовательности в том, чтобы окончательно поставить эту контрреформенную точку. Во всяком случае, наступали совершенно иные политические обстоятельства, и Комиссия в некотором роде опоздала со своими проектами. Но труды ее не пропали вовсе даром. Некоторые идеи и предложения ясно просматриваются в законе от 15 июня 1912 года «О преобразовании суда в сельских местностях». Этот закон, изданный уже в период думской монархии, являлся прямым следствием столыпинской аграрной реформы. В который уже раз крестьянский вопрос служил причиной для решения вопроса судебного.

Аграрная реформа делала в перспективе бессмысленным дальнейшее существование институтов земских начальников и волостных судов. Их упразднение, а значит и передача административных и судебных функций соответствующим органам, были лишь вопросом времени. Итак, мировой суд восстанавливался. Но отнюдь не в прежнем виде. Подробной ревизии подверглись все нормы, связанные и с общим устройством мирового суда, и с судопроизводством.

В целом новый закон по уровню юридической техники стоит выше Судебных уставов. В нем уточнены многие термины (например, прежние термины «преступление и проступок» заменены одним - «преступное деяние», первое заседание мирового съезда (ст. 35 УСУ) названо распорядительным и т.д.), уточнена (с учетом разъяснений Сената), редакция многих статей, ранее вызывавших разночтения. Особо следует отметить, что новая редакция делает много ссылок на общие уставы, не допуская аналогии, а строго указывая те статьи общего устава, которыми мировой судья должен руководствоваться. Таким образом, любая попытка собственного усмотрения мирового судьи исключалась, они более не вставали в оппозицию общим судебным местам.

Система мировых судов в целом не изменилась. Оставались три рода единоличных мировых судей - почетные, участковые и добавочные, которые вместе составляли вторую инстанцию - мировой съезд. Но положение мировых учреждений в судебной системе России стало иным. Прежде всего, территориальная подсудность уже не так строго увязывалась с уездным делением. Правило, ранее действовавшее лишь на Правобережной Украине, о возможности объединения в один мировой округ нескольких уездов распространялось теперь на всю Россию. Высший надзор за мировыми судьями и их съездами сосредоточивался в основном в судебных палатах (в том числе, через них проходили в министерство юстиции отчеты и наказы мировых судей и съездов), в то же время и Сенат, и Минюст сохранили контрольные функции. Менялся статус председателя съезда: он приравнивался уже не к простому члену, а к товарищу председателя окружного суда. Все это говорит о том, что идея, высказанная Комиссией Н.В. Муравьева, об объединении мировой и общей юстиции постепенно осуществлялась: мировые съезды практически становились на одну ступень с окружными судами.

Оставляя «съездовое начало», но учитывая выводы Комиссии, новая редакция УСУ предусматривала, что председатель мирового съезда назначается императором по представлению министра юстиции из лиц, которые могут быть определены в должность по судебному ведомству не ниже члена окружного суда, или из участковых (!) мировых судей, прослуживших в этой должности не менее трех лет. Преимущество, как видим, отдавалось кандидатуре вообще не связанной с мировыми учреждениями, а значит - независимой от них. Как запасной вариант - назначался опытный мировой судья, к тому же не обремененный никакими другими обязанностями (не почетный). Авторитет председателя должно было укреплять назначение его высочайшей властью.

В некоторых крупных городах (главным образом - в градоначальствах) - Санкт-Петербурге, Москве, Харькове, Саратове, Кишиневе, Одессе, Казани - председатели мировых съездов избирались прежним порядком.

Выборное начало не упразднялось. Земским собраниям разрешалось также самостоятельно устанавливать число мировых участков в уезде (вместе с заключением мирового съезда расписание участков представлялось на утверждение министру юстиции) и определять в соответствии с этим количество участковых мировых судей. Больше того, земское собрание могло в любой момент сократить число участков. Одновременно с представлением этого постановления в министерство юстиции, собрание излагало свои соображения о том, кто именно из участковых мировых судей подлежал увольнению. Главным критерием закон устанавливал число полученных избирательных голосов.

Такое расширение прав земских собраний связано, на наш взгляд, с приданием им в 1890-е гг. государственного характера и перераспределением полномочий внутри управленческой вертикали.

Система цензов для избрания была подвергнута существенному пересмотру. Для участковых и добавочных мировых судей требование среднего образования соединялось со службой по судебной части в течение не менее трех лет. Теперь обладатели каждого из этих условий в отдельности не могли, как ранее, по уставам в редакции 1864 г., автоматически претендовать на баллотировку. Высшее образование, как и прежде, дополнительными служебными условиями не обставлялось. Наоборот, лица, прослужившие не менее шести лет в должностях предводителей дворянства, секретарей мирового съезда, земских участковых начальников или секретарей уездного съезда, могли не представлять сведений о своем образовании. Для избрания в почетные мировые судьи лицу со средним образованием предыдущей службы также не требовалось.

Если же кандидат в мировые судьи имел высшее юридическое образование, то достаточным для занесения в избирательные списки был либо половинный имущественный ценз, либо - равноценный ему - служебный: исправление не менее трех лет в этой губернии должностей земского участкового начальника, присяжного поверенного, нотариуса и старшего кандидата, а по судебному ведомству - не ниже мирового или городского судьи, судебного следователя или товарища прокурора окружного суда. Опытные специалисты, таким образом, могли не соответствовать имущественному цензу, который продолжал оставаться почти в прежних размерах. По п. 3 ст. 19 УСУ в новой редакции, размер земельных участков не превышал вдвое, а уравнивался с размером, необходимым для участия в избрании гласных в уездное земское собрание. Недвижимость в городской черте колебалась от 15 тысяч рублей и выше - в столицах (против прежних 6 тысяч рублей) и от 3 тысяч рублей - в прочих городах. При этом учтем, что имелось в виду новое Положение о губернских и уездных земских учреждениях 1890 г., где имущественный ценз и составлял те же 15 тысяч рублей, то есть приблизительно в два раза больше, чем прежде.

Новеллой стало введение давности владения (обладания) имущественным цензом - один год. Этим дополнением пресекалась лихорадочная скупка земель и другого имущества с одной целью - попасть в списки кандидатов в мировые судьи. Реверанса в сторону местной аристократической элиты усматривать здесь, думается, не надо: срок давности для этого слишком короток.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Пределы вины в нарушении договорных обязательств в гражданском праве РФ
«Врачебная ошибка» и особенности защиты прав пациентов
Условия договора строительного подряда
Договор аренды здания, сооружения и нежилого помещения
Акцепт как согласие заключить договор
Вернуться к списку публикаций