2012-01-08 15:04:35
ГлавнаяГражданское право и процесс — Об узуфрукте в Гражданском кодексе Франции 1804 года



Об узуфрукте в Гражданском кодексе Франции 1804 года


Узуфрукт - это пожизненное вещное право, носитель которого управомочен на пользование вещью, принадлежащей другому лицу и извлечение из нее выгод на таких же началах, на каких извлекало бы из нее выгоды это другое лицо, но под условием сохранения существа вещи. Во Французском гражданском кодексе данный институт регулируется ст. 578-624. Узуфрукт может быть установлен пожизненно, на определенный срок или под условием, наступление которого прекращает право узуфруктуария (лица, имеющего узуфрукт). Узуфрукт, как правило, является пожизненным и возникает чаще всего в связи с отношением по наследованию. Так, во Франции к жене (после смерти мужа) обычно не переходит право собственности на имущество, но если оно перешло к другому родственнику, то жена имеет узуфрукт, то есть право пожизненного пользования имуществом и извлечения из него доходов, с тем, однако, условием, чтобы не уменьшалась его стоимость. После ее смерти имущество переходит к собственнику.

Узуфруктуарий должен заботиться о находящемся в его пользовании имуществе и не допускать его порчи и обесценивания. Он обязан поддерживать имущество в надлежащем состоянии, производить необходимый ремонт и т.п. Имущество должно использоваться с его хозяйственным назначением.

Именно из римского прав французские законодатели захотели взять за основу юридическую конструкцию узуфрукта. Государственный советник Галли заявил, что определение узуфрукта мы заимствовали из римского права, мотивировав свое выступление множеством ссылок на правовые первоисточники. И все-таки редакторы гражданского кодекса не восприняли римскую логику. Когда речь пошла о том, чтобы квалифицировать юридическую сущность узуфрукта, они охотно пренебрегли тем, чтобы сделать из него личную зависимость, как это было в римскую эпоху, опасаясь, что этот термин не слишком вызывает негативные аспекты королевского строя. Гражданский кодекс умалчивал о юридической природе узуфрукта и об его отношениях с собственностью, хотя оба этих вещных института была закреплены во второй книге, которая получила название: «Об имуществах и различных видоизменениях собственности».

По отношению к данной ситуации, юридическая сущность узуфрукта стала делом доктрины, и эта сущность пропитана древними теориями узуфрукта (каузального и формального). Полностью уничтожив остатки королевского строя, была навсегда уничтожена теория двойного владения (знатного и полезного), и за юридическую основу была взята теория воспроизводящая тесную связь узуфрукта с собственностью.

Теоретический аспект.

Авторы гражданского кодекса, оценивая определение узуфрукта, посчитали его неполным с двойной точки зрения. С одной стороны в том, что они забывают уточнить, что использование узуфрукта в основном право пожизненное, но, однако, это не всегда (узуфрукт временный, объективно зафиксированный на определенный период, узуфрукт ограниченный тридцатью годами для юридических лиц), и, с другой стороны в том, что это использование осуществляется под видом реального права.

Многие французские юристы, попытались дать определение узуфрукта, как самостоятельного вещного права в рамках прав на чужие вещи, т.е. рассматривали его не как вид личного сервитута. Плантону и Риперу следующее определение кажется предпочтительнее: «Узуфрукт - это реальное право пользования, которое осуществляется на предмет, принадлежащий другому лицу с требованием сохранить суть вещи, и, которое простирается до смерти пользующегося (узуфруктуария)».

В том же смысле рассуждает Мазо: «Узуфрукт - это реальное право, в высшей степени пожизненное, дающее своему обладателю право пользования предметом, который принадлежит другому или правом обладатель которого другое лицо, он способен к восприятию обладания».

Более точен, Продан, что касается происхождения реального характера узуфрукта, он объявляет пользующегося, владельцем, реальным раздельным правом, которое гарантирует пожизненное владение предметом другого лица для права пользования, идентичного праву собственника

Все авторы сходятся в одном - происходит разделение правомочий - и именно на этом понятии строится анализ узуфрукта. Исходя из традиционного различия реального права (позволяющего осуществление прямо на материальном предмете прерогативой обладателя) и права личного (права, затрагивающего предмет косвенно посредством дебитора), быстро установили, что собственность это первое и самое полное из всех реальных прав. Это преимущественное вещное право. Она дает обладателю абсолютную и исключительную прибыль от всех выгод, которые предоставляет предмет, от всех предусматриваемых прерогатив. Очень быстро признали, что собственность самый большой резервуар всех реальных прав. Статья 544 гражданского кодекса ссылается на исконную идею суверенитета собственника на предмет, когда она его признает: «...право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом...». Из этого суверенного обладания можно вывести три свойства:

узус или способность производить устанавливать на предмет акты права пользования;

фруктус или способность взимать плоды и продукты предмета

абузус или способность располагать предметом материально или юридически.

Эти прерогативы и особенности, особенно две первые могут быть разделены правом собственности, чтобы быть использованными прямым правом, на предмет, это узуфрукт или узус. И таким образом решились трансформировать способность узуфрукта в права узуфрукта, так как это рассматривает Демоломб: «Полная и совершенная собственность дает хозяину на его имущество в абсолютной и исключительной способности все права, к которым это имущество восприимчиво. Собственность - это группа всех реальных возможных прав на предмет. Значит реальное право собственности на предмет не абсолютное и исключительное, раз оно уменьшено и раздроблено и из него вышел узуфрукт, реальное право которого, и является разделением тотального права собственности. Из вышесказанного вытекает два следствия:

- с одной стороны способность разделения ее составных элементов в пользу одной трети (союз, объединение узуфрукта во главе пользующегося);

- и с другой стороны расширение реальной натуры на эти так называемые разделенные права, когда признают все последствия привязанные правом к этому свойству и значение которых не является пренебрежительным в глазах Демоломба, который восхищается реальным правом или даже свято чтит его.

Традиционная концепция собственности понимается в узком плане. Классическая доктрина изначально не имела в виду собственность на вещественное имущество, которое устанавливалось в эпоху Гражданского кодекса, т.е. в XIX в. Именно в этом контексте стало привычным квалифицировать собственность реального права (права распространяемого на вещи) и строить вокруг нее пирамиду других реальных прав. Со временем, обладание бестелесными предметами утратила свой исключительный характер. Мало помалу пришли к тому, чтобы заговорить о собственности интеллектуальной, промышленной и коммерческой. В практике достаточно воображения черпая из нее по мере необходимости понятие собственности, которое ей было полезно тем, что позволяла установить отношение исключительного присвоения. Однако, квалификация права собственности не нашло соглашения с практикой. Право собственности всегда неизменно и стоит во главе реальных прав. Уловками теории расчленения пропасть между юридическими принципами и их применением опасно углубилась. И узуфрукт тому пример. Статья 581 содержит: «Он может быть установлен на любой вид имуществ, движимых или недвижимых». И еще, т.к. рассматриваем узуфрукт как расчленение собственности, признать, что обладание нематериальным благом может быть разделено, тогда, как утверждают изначально, что такое благо не относится к собственности. То, что теоретически отказываются допустить для права собственности, они допускают это для узуфрукта, не догадываясь о глубоком противоречии, вытекающем из этого. Испытывают некоторое неудобство, когда узуфрукт определенный, как реальное разделенное право собственности, прилагаются к личному праву, такому как доверенность. В таком виде он находится перед лицом реального права, это значит непосредственно перенесенного на предмет, тем не менее с посредничеством дебитора.

Очевидно, что часть предыдущих умозаключений ошибочна. Будь это утверждение, что узуфрукт это реальное право - будучи разделенное от права собственности. Будь это утверждение, что реальное право по образу собственности, состоит в прямой связи с материальным благом. Итак, если касаться второго утверждения, все это сооружение традиционной классификации: право реальное и право личное, дает трещину и изъян, выявленный по причине распространения узуфрукта на доверии, отражает и очерняет своим противоречием принцип, рискуя опустошить сущность основного реального права, права собственности. Колин Капитант и Морандьер устранили связь между реальным правом и определением узуфрукта.

Связь узуфрукта с собственностью, которую устанавливает теория разделения, чтобы перенести транзитом со второго на первое юридическую природу реального права должна быть разорвана. Они предполагают расширить и обобщить понятие узуфрукта, которое не будет больше только реальным, как исключительно вышедшее из права собственности, речь идет о разделении, возможной разновидности всякого рода права. Личные права могли бы быть способны к разделению под тем же видом собственности.

Юридическая сущность узуфрукта, как универсального, реального права будет предметом наших рассуждений. Если действительно то, что право узуфрукта должно приспособиться к различным ситуациям, которыми он призван управлять и что его виды изменяются в зависимости о благ, к которым он относиться, надлежит тем не менее установить некоторое единство в юридической сущности данного института. Для этого необходимо обратиться к источникам и этот подход к изучению узуфрукта должен быть лишен всех предупреждений и всяких доктринных влияний, особенно это касается теории разделения.

Определение, предложенное кодексом, в эпоху Наполеона, очень прагматично. Мы позволяем себе снова процитировать статью 578 Гражданского кодекса 1804 года: «Узуфрукт есть право пользования вещами, собственность на которые принадлежит другому лицу, так же, как ими пользуется сам собственник, но с обязанностью сохранять сущность вещи». Можно констатировать тот факт, что каждая ссылка направлена на разрушение собственности, два первых элемента которой узус и фруктус, составили бы узуфрукт, тогда как абузус оставался бы собственнику, определенного как «голый», поскольку и пользующийся основными доходами своего предмета. Однако в Гражданском кодексе не найдешь ни одной статьи, никаких следов в пользу этого тезиса составной разделенной собственности. Следует также обратиться к словам другого автор: «...что теория разделения собственности чисто доктринная и что она опирается на так называемое романское происхождение». Обращаясь к учениям римских авторов, редакторы Гражданского кодекса завещали нам очень прагматичное определение, довольствуясь тем, чтобы обозначить практическое место данного института. Узус, фруктус, абузус являются только техническим объяснением материального местонахождения узуфрукта.

И еще один вопрос: почему узуфруктуарий признает за собой право пользования? Конечно, может пользоваться вещью лишь в силу юридической природы узуфрукта, будь он законный или условный, но почему возник это институт? Какую необходимость он призван восполнить? Ответ один - узуфруктуарию нужны лишь доходы. Но здесь можно возразить, всякому другому, чтобы существовать нужны доходы. Но, однако, мы все не являемся узуфруктуариями. Тогда почему некоторые ими являются, а другие нет? Потому, что узуфруктуарий это лицо, у которого возникает реальная необходимость в доходах. Иначе говоря, узуфрукт происходит из обязательства от голого собственника, и, это делает специфичность узуфрукта, это своеобразное обязательство, посредством которого возникает обязанность у собственника доставлять средства существования для узуфруктуария. Однако, эти доходы, кредитором которых является узуфруктурий, можно было считать регулярные расчеты собственника, который установил бы ежемесячный чек на определенную сумму. Ничего этого нет, собственник выполняет свое обязательство совершенно безвозмездно, отдавая в расположение узуфруктуария свое имущество, и, позволяя ему самому пользоваться: прямо и лично производя доходы, в которых он нуждается и которые присваивает себе. Следовательно, узуфрукт происходит из обязательства, которое характеризуется своим своеобразием и особенностью того, что его исполнение соединяет как собственника-дебитора, так и узуфруктуария-кредитора, тогда как обыкновенно, кредитор не выходит за пределы пассивного отношения.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Кому нужна интеллектуальная собственность в XXI веке
Форма заключения гражданско-правового договора
Претензионные сроки в гражданском праве
Место принципов гражданского права в механизме гражданско-правового регулирования
Принцип свободы гражданско-правового договора - основополагающий принцип гражданского права в условиях рыночной экономики
Вернуться к списку публикаций