2012-01-06 17:49:11
ГлавнаяГражданское право и процесс — Характеристика правового режима объекта медицинских правоотношений



Характеристика правового режима объекта медицинских правоотношений


На протяжении многих лет в советской юридической литературе, медицинско-правовые акты традиционно ставились в один классификационный ряд с такими юридическими фактами, как административные акты. Что давало основание некоторым авторам утверждать об административно-правовой природе медицинских отношений. И лишь причинение материального вреда пациенту медицинским учреждением служило основанием возникновения гражданских (деликтных) обязательств по возмещению вреда пациенту. Обосновывается это тем, что рассматриваемые отношения являются реализацией особой государственной функции. Такая точка зрения позволила сформулировать теорию административного договора. Наиболее уязвимым местом которой является признание наличия у администрации медицинских учреждений властных полномочий по отношению к пациентам. Однако властные функции администрация имеет по отношению к своим сотрудникам, в виде исполнительно-распорядительной деятельности, которую она обязана осуществлять. Обязанность пациентов выполнять предписания лечебных учреждений, соблюдать установленный режим так же не служит основанием для отнесения рассматриваемых отношений к административно-правовым. Обязанность выполнять предписания лечебных учреждений возникает не из акта принуждения, а принимается на себя пациентом по своей воле, и пациент свободен, в возможности отказаться от медицинской помощи в любое время, что невозможно, если правоотношение носит административно-правовой характер.

Критика теории административного договора, позволяет выработать альтернативную теорию, которая носит гражданско-правовой характер. Представляется правильным точка зрения, согласно которой отношения лечебного учреждения с одной стороны и пациента с другой являются гражданско-правовыми. Характеризующиеся равноправием сторон, автономией воли, и имущественной самостоятельностью субъектов. Это мнение выражено в российской и зарубежной юридической литературе.

Характеризуя медицинские отношения, мы не рассматривали вопрос классификации их на основании юридических фактов.

Если в качестве классификационного критерия отграничения медицинских отношений использовать волю лица направленную на установление правоотношения, то можно установить два вида правовой связи, в соответствии с которой, различают возникновение отношений по медицинскому обслуживанию по воле пациента и независимо от неё.

В зарубежной литературе исследователи данного вопроса отмечали, что права и обязанности сторон в отношениях, формирующихся по воле пациента, также возникают из закона; при этом договорная форма отношений отвергается, поскольку врач не может дать обязательство (договорное) вылечить, уменьшить страдания, сохранить здоровье.

В римском праве представление о договоре как об основании возникновения, изменения или прекращения правоотношений включало два непременных признака: во-первых, соглашение (conventio, consensus) и, во-вторых, особое основание соглашения в виде определённой цели (causa). По поводу последнего К.А. Митюков отмечал: «Договор, как и всякая сознательная перемена имущественных отношений, всегда совершается с известной юридической целью. Эта цель, для которой договор служит средством, и есть материальное его основание. Она определяет юридический характер договора. Основание договора может состоять в намерении сделать дарение или принять на себя обязанность за действие другого, или обеспечить существующее обязательство, вообще в желании достигнуть какой - либо юридической цели. Без этого желания и мотива нельзя представить серьёзной воли вступить в обязательство. С другой стороны, договор не имеет никакой силы, если в основании его лежит цель, запрещенная законом, например дарение между супругами».

Процесс заключения договоров предопределён самой природой соответствующей конструкции: если смысл договора состоит в соглашении, то тем самым его заключение предполагает выражение воли каждой из сторон и её совпадение. Взаимное согласие сторон, без которого не может быть договора, достигается путём предложения заключить договор (оферты), исходящего от одной стороны, и принятия этого предложения другой стороной (акцепт). При этом само предложение должно отвечать требованиям, предусмотренным в ст. 435 - 437 ГК. Во-первых, что представляет собой оферта; во-вторых, какие требования предъявляет к ней законодатель; в-третьих, каковы порождённые ею последствия и, в - четвёртых, как следует отграничить оферту от смежных правовых понятий...

Офертой является предложение, которое отличает ряд индивидуализирующих признаков и влечет за собой установленные в законе правовые последствия как для того от кого она исходит (оферента), так и для адресата (акцептанта). Поскольку последствия, о которых идёт речь, весьма существенны для обоих - пациента и медицинского учреждения, к оферте предъявляются весьма строгие требования. При их несоблюдении из неё не вытекает никаких правовых последствий или по крайней мере тех, которые закон, а в его рамках стороны с нею связывают.

Первое требование - достаточная определённость оферты. Это предполагает, что из неё пациент (адресат) способен сделать правильный вывод о воле медицинского учреждения (практикующего врача). Любая неопределённость, касающаяся различных элементов будущего договора - указания сторон, их прав и обязанностей, а равно предмет договора вызывает возможность различного понимания содержания оферты, что особенно важно для случаев, когда моменты оферты и акцепта предельно сближаются. По мнению М. И. Брагинского и В.В. Витрянского, это может повлечь за собой утрату офертой своего назначения. Есть основания полагать, что такая неопределённость должна быть истолкована в пользу акцептанта исходя из общего принципа, в силу которого в первую очередь учитываются интересы стороны, воспринявшей нуждающееся в толковании изъявление воли.

Второе требование относится к направленности оферты: она должна выражать намерение медицинского учреждения, которое выступает с предложением, считать себя заключившим договор на условиях, указанных в договоре с адресантом, в случае если последний примет предложение. Указанное требование означает, что оферта должна быть выражена таким образом, чтобы позволить адресату сделать вывод: для заключения договора достаточно выражения совпадающей с офертой воли им самим.

Третье требование относится к содержанию оферты: ст. 435 ГК РФ предполагает, что оферта включает существенные условия договора. Указанное требование имеет на наш взгляд двоякое значение. Во-первых, предложение должно охватывать все такие условия, которые однозначно определены как существенные в ст. 432 ГК РФ либо вытекают из неё. Во-вторых, указанный в оферте набор условий является для него максимальным.

Следовательно, после того как пациент примет предложение, не предложив со своей стороны никаких изменений и дополнений, лечебное учреждение не сможет менять набор условий, содержащихся в оферте. В конечном счете смысл этого важнейшего требования к оферте состоит в том, что она, по выражению Л. Эннекцеруса, «должна быть настолько определённая, чтобы можно было путём её принятия достигнуть соглашения о всём договоре».

Четвёртое требование связано с адресностью оферты. Иначе говоря, из неё должно быть ясно, к кому именно она обращена. Определённость адреса оферты в литературе понималась по-разному. Так, была весьма распространена точка зрения, по которой оферта должна быть всегда адресована конкретному лицу (конкретным лицам) и никогда не может быть «брошена в толпу». Этот вывод в той или иной мере был связан с известным римскому праву принципом допустимости оферты только ad incertam pesonam.

Сторонником такого взгляда была, например, Р.О. Халфина. Она полагала, что «предложение не может рассматриваться как оферта, поскольку здесь ещё не установлен один из существенных элементов договора - его сторона».

Её позицию поддержал Ф.И. Гавзе.

Однако высказывались предположения и в пользу признания офертой при некоторых условиях предложения, адресованного неопределённому кругу лиц, если из неё усматривалась воля оферента заключить сделки «с любым и каждым».

В настоящее время, когда медицинские учреждения наряду с обязанностью оказывать медицинскую помощь в критических ситуациях, имеют возможность сами находить себе пациентов они реализуют своё право путём размещения различного рода приглашений к заключению договоров по радио, телевидению, в прессе и т.п., ГК РФ изменил свою позицию. Имеется в виду, что, отвечая этим потребностям, Кодекс признал офертой предложение, которое при соблюдении всех остальных требований - достаточной определённости и полноты - выражало волю заключить договор на указанных в предложении условиях с любым, кто отзовётся.

К такой «публичной» оферте может быть отнесено сообщение в газете, по радио или телевидению о проведении диагностических, лечебных, реабилитационных и иных действий, оказании определённых услуг оферентом, готовности вступить на объявленных условиях в договор с любым желающим и др. С точки зрения законодателя, никакой разницы между такой публичной офертой и обычной, адресованной конкретному лицу, нет. Имеется в виду, что все те последствия, которые вызывает обычная оферта, следуют из публичной.

Всё же п.1 ст. 437 ГК РФ содержит общую презумпцию в пользу того, что реклама и иные предложения, которые адресованы неопределённому кругу лиц, признаются только приглашением к оферте, но не офертой. При публичной оферте определённость во взаимоотношениях сторон зависит от характера предложения, а значит, снять неопределенность обязано лечебное учреждение обратившееся с предложением. Если оно принимает решение выступить с офертой, то необходимо прямо выразить это в предложении, не заставляя граждан желающих заключить данный договор догадываться, что следует понимать под соответствующим предложением.

Однако в действующем законодательстве предусмотрены нормы являющиеся исключением к данному правилу, регулирующие отношения розничной купле -продаже (п.2 ст. 494 ГК РФ). Оно выражается в том, что выставление товаров в месте продажи (на прилавке, витрине и т.п.), демонстрация их образцов или представление сведений о продаваемых товарах (описаний, каталогов, фотоснимков товаров и т.п.) в месте их продажи могут быть признаны публичной офертой даже в случаях, когда отсутствует цена и другие существенные условия, если только продавец явно для окружающих определил, что соответствующие товары предназначались для продажи (подобное указание может быть сделано, например, в витрине). Таким образом, в исключение из правила, установленного п. 1 ст. 437 ГК РФ, самого по себе выставления товара в месте продажи недостаточно для предположения, что продавец рассматривает эти свои действия как оферту. Соответственно и действия регистратуры поликлиники, которая организует информирование населения о времени приёма врачей всех специальностей, доводит до населения правила вызова врача на дом, осуществляет предварительную запись на приём к врачам можно считать предложением медицинского учреждения заключить договор.

В новейшей литературе, даже после принятия ГК РФ с его нормами о публичной оферте, высказываются взгляды в пользу «конкретного адреса оферты». Однако такой подход противоречит природе медицинской помощи и с ним трудно согласиться.

Существует две разные ситуации, связанные с публичной офертой. Одна из них действительно предполагает однократность оферты и, следовательно, поглощение её заключённым договором. Это именно то, что происходит в приведённом Н.Д. Егоровым примере со стоящей на стоянке с включённым зелёным огоньком автомашиной такси. Но гораздо большее значение имеют случаи множественности адресатов публичной оферты, притом неопределённой множественности. Это подтверждается на различных примерах: оказание помощи пациенту находящемуся в критическом состоянии не прекращает действия публичной оферты которая сохраняет свою силу в полном объёме.

Правила о публичной оферте введены в интересах участников правовых отношений, в рамках которых, как было показано выше, осуществляется медицинская деятельность. Поэтому сужение указанного понятия, или ограничение возможности применения в медицинских отношениях практически приводит к ограничению предоставляемых соответствующими нормами гарантий для «отозвавшихся пациентов», являющихся более слабой стороной.

Заслуживает внимания в этой связи то, что, когда много лет назад в России появились первые автоматы, выбрасывающие в обмен на деньги конфеты и другие подобного рода товары, Г.Ф. Шершеневич, не испытывая колебаний, безоговорочно признавал выставление автомата офертой. Есть все основания занять аналогичную ситуацию и к медицинским отношениям.

Многие исследователи справедливо отмечают факт ограничения внешней воли лечебного учреждения в возможности самостоятельно определять вторую сторону правоотношения. Следовательно, необходимо исследовать значение статьи 445 ГК РФ в контексте данного вопроса.

Следует предположить, что организация медицинской помощи в нашей стране в течение длительного времени была прямо противоположной той, которая возникает в последнее время: выбор лечебного учреждения ограничивался территориальной и производственной принадлежностью граждан, исключающий возможность заключения соглашений на обслуживание пациентов в режиме свободы договора.

Первое требование обусловлено тем, что без намерения Лица заключить договор, последний не может быть заключен, даже если это лицо сообщило контрагенту все существенные условия договора. Второе требование вытекает из п.1 ст.432ГК РФ, в соответствии, с которым договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Третье требование обусловлено тем, что в момент заключения договора должно сниматься предложение его заключить. В противном случае в отношении одного и того же предмета может быть заключено несколько договоров, из которых реально можно исполнить один. При отсутствии любого из указанных выше признаков предложение может рассматриваться только как вызов на оферту (приглашение делать оферту).

В отношениях по оказанию медицинской помощи вызов на оферту лечебного учреждения может проявляться в различных формах. Так, регистратура поликлиники организует информирование населения о времени приёма врачей всех специальностей, правила вызова врача на дом, порядке предварительной записи на приём, об адресах аптек, поликлиник, стационаров, оказывающих экстренную врачебную помощь, порядке работы поликлиники, правилах подготовки к исследованиям и т.п.

Как уже отмечалось, пациент (за исключением несовершеннолетних, которых представляют уполномоченные лица) обращается в лечебное учреждение по своей воле (кроме особых экстренных случаев). Добровольное согласие на медицинское вмешательство является одним из основных прав пациента закреплённых в действующем законодательстве (ст. ст. 30, 32 Основ законодательства об охране здоровья граждан), и, следовательно, наличие оферты гражданина не вызывает сомнений.

Акцепт лечебного учреждения осуществляющий свою деятельность вне системы обязательного и добровольного медицинского страхования, по мнению М.Н. Малеиной не отличается от других специализированных организаций (предприятий торговли, общественного питания, бытового и культурного обслуживания), обязанных (по закону, положениям о них) оказывать существующие услуги населению.

Существует экономическое и правовое понимание услуг. Последнее значительно уже и охватывает лишь определенную сферу договорных отношений. В нашу задачу не входит раскрытие сути услуг в экономическом и правовом смыслах, как таковых. Это специальная и большая тема «в которой немало дискуссионных проблем» Наша цель скромнее - попытаться раскрыть суть медицинских услуг. И все же нельзя не обратиться и некоторым общим подходам экономистов и юристов к этой категории.

В правовой литературе правильно отмечается, что юридическое понятие услуг выводится через экономическое, так как предмет любого договора может быть выявлен только через определение экономического содержания, сущности тех экономических отношений, правовой формой которых он выступает.

Давая определение услугам в экономическом смысле, Я.А. Кронрод определяет их как сферу различных видов полезной человеческой трудовой деятельности, тогда эта деятельность представляет собой неотделимый от нее полезный результат, потребляемый людьми в процессе ее осуществления. Эта сфера выступает в качестве второй стороны процесса воспроизводства и развития человека вообще и его рабочей силы.

Э.М. Агабабьян считает, что под услугой следует понимать полезный эффект, который возникает в результате процесса производительного труда как целесообразной деятельности. «Полезный эффект - это совокупность полезных свойств, непосредственно направленных на удовлетворение той или иной потребности человека» Полезный эффект есть потребительная стоимость, которая называется «услугой» лишь потому, что природа определенных потребностей человека делает носителем полезных свойств самое протекание процесса производства (труда), Факт оплаты услуги потребителем говорит о реальности этих благ для последнего. Услуга, как и товар, служит предметом обмена стоимостных эквивалентов. Следовательно, услуга является носителем стоимости как сгусток известного количества общественно-необходимого труда, а также как продукт производительного труда. А.Ш. Шакаралиев определяет услугу как экономическую категорию, выражающую определенный круг общественных отношений» основанных на прямой связи производителя и потребителя по поводу полезного эффекта труда, потребляемого как деятельность.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Правовое регулирование неустойки на современном этапе
Принципы правового регулирования неустойки
Правовое регулирование действия ипотеки по российскому праву
Стороны в договоре строительного подряда, их права и обязанности
Гарантийные сроки в гражданском праве
Вернуться к списку публикаций