2012-01-06 17:49:11
ГлавнаяГражданское право и процесс — Характеристика правового режима объекта медицинских правоотношений



Характеристика правового режима объекта медицинских правоотношений


В этической области «благо» рассматривается как «антитеза зла», его тем самым коррелят. С парой «добро-зло» коррелирует во многом с нею совпадающая такая же соотносительная пара «положительные ценности - ценности отрицательные».

Поскольку социальное назначение закона в широком смысле - служить регулятором поведения людей (отдельных граждан и коллективных образований, обладающих признанной соответствующей областью правосубъектностью), «благо» в его качестве объективной ценности может иметь значение главным образом для правотворческой деятельности. Объективная шкала ценностей, несомненно, учитывается правотворческими органами при создании новых и новеллизации уже действующих норм. В качестве примера можно упомянуть нормы, включенные в медицинское законодательство. В конечном счете, благом, к которому стремился законодатель, служила исключительная по своей значимости цель - обеспечить доступность и качество медицинской помощи. В деятельности, связанной с созданием норм и в еще большей степени с их применением, категория «благо» играет важную роль и в ее субъективном смысле, при этом имеется в виду не только «благо - поставленная цель», но и «благо - цель достигнутая».

В специальном исследовании, посвященном важнейшим философским и одновременно экономическим категориям: «потребность», «интерес», «ценность» А.Г. Здравомыслов весьма удачно раскрывает существующую между ними связь главным образом в рамках мотивации человеческого поведения. Рассматривая соответствующую проблему огромной социальной значимости применительно к миру ценностей, для которого характерно «усложнение стимулов поведения и причин социального действия», автор приходит к выводу: «На первый план выступает не то, что безусловно необходимо, без чего нельзя существовать (эта задача решается на уровне потребностей), не то, что выгодно с точки зрения материальных условий бытия (это уровень действия интересов), а то, что должно, что соответствует представлению о назначении человека и его достоинстве, те моменты в мотивации поведения, в которых проявляется самоутверждение и свобода личности.

Приведенные положения в полной мере относятся и к мотивации поведения людей в связи с их представлением о «благе».

Известно, что мотивы поведения играют, особенно важную роль в праве уголовном. Они представляют собой «побуждения», которыми руководствуется лицо, совершившее преступление. Вместе с целью», которая полностью от них зависит, в качестве одного из ее элементов в субъективную сторону состава входят и мотивы. Мотивы поведения лиц, совершивших соответствующее деяние, имеют важное значение для конечного вывода: должно ли совершенное деяние признаваться преступлением. Достаточно указать, например, на такие действия, как необходимая оборона или крайняя необходимость. И те, и другие подпадают под признаки деяний, предусмотренных особенной частью УК, и вместе с тем в силу соответственно ст.ст. 13-14 УК РСФСР (аналогичных статей Уголовных кодексов других союзных республик) не считаются преступлениями.

Даже в случаях, когда суд придет к выводу о наличии в деяниях лица состава преступления, он учитывает мотивы поведения, поскольку от этого зависит характер и размер наказания. Юридическим основанием для приведенного вывода служат ст. ст. 38 и 39 УК РСФСР (аналогичные статьи уголовных кодексов других союзных республик), в которых приводится набор обстоятельств, смягчающих наказание. Значительная часть тех и других связана с мотивами поведения. В подтверждение можно сослаться на такие признаваемые отягчающими ответственность и тем самым влекущие за собой усиление наказания обстоятельства как совершение преступления из корыстных или иных низменных побуждений.

В гражданском праве мотивы поведения лица, привлекаемого к ответу, имеют, несомненно, меньшее значение. Это объясняется по крайней мере двумя причинами. Во-первых, мерилом гражданско-правовой ответственности служит главным образом размер причиненного вреда. Как правило, такие субъективные факторы, как форма и степень вины правонарушителя, на размер его гражданско-правовой ответственности влияния не оказывают. Во-вторых, в гражданском праве наряду с ответственностью, построенной на началах субъективных (вина), существует и безвиновная ответственность (ответственность по началам причинения); в последнем случае, - при невиновной ответственности, - мотивы действий лица, совершившего правонарушение, оказываются, с точки зрения закона, безразличными.

Однако мотивация поведения может иногда играть ключевую роль и для разрешения гражданско-правового спора. Прежде всего это относится к случаям, применительно к которым законодатель использует определенные, общие с уголовным правом, категории. Достаточно указать на содержащуюся в главе 59 ГК РФ, посвященной деликтным обязательствам, норму, которая подобно тем, которые включены в соответствующие статьи УК, безусловно, отвергает возможность возложения обязанности возместить вред на того, кто причинил его в состоянии необходимой обороны (если, разумеется, при этом не были превышены ее пределы). Там же (ст. 1067 ГК) имеется правило, предусматривающее, что вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, обязано возместить лицо его причинившее; вместе с тем суд может (но не обязан), как это имеет место при необходимой обороне, освободить лицо, действовавшее в состоянии крайней необходимости, от обязанности возместить вред, «учитывая обстоятельства, при которых был причинен вред». К числу этих последних несомненно относятся и такие обстоятельства, которые непосредственно связаны с мотивами поведения привлекаемого к ответу лица. Следует иметь в виду, что оценке с разных точек зрения, в том числе и мотивов, в определенных ситуациях подвергается и поведение потерпевшего.

Наконец, мотивы поведения могут иметь немаловажное значение для оценки не только противоправных, но в такой же мере и находящихся за пределами деликтных обязательств, правомерных действий юридических лиц и граждан (сделок).

Для гражданского законодательства все же наибольшее значение имеет представление о «благе», как о принадлежащей лицу ценности. Именно с такого рода представлением связан предмет исследования в настоящей работе.

Второй по счету признак рассматриваемого понятия - неимущественный характер блага. Как и большинство других отрицательных понятий, и это лучше всего проанализировать, отправляясь от сущности его коррелята - «имущественного блага». В понятие «имущество» входят вещи, которые имеют определенную стоимость, выраженную в деньгах, а равно права и обязанности по поводу такого рода вещей».

Возможность выражения меры вещей в стоимостной форме как общий признак относимых к имуществу объектов в настоящее время не может поколебать и ранее выдвигаемое возражение, что едва ли не наиболее важные виды имущества - земля, ее недра, воды и леса лишены у нас денежной оценки, На наш взгляд, наиболее четкие представления о природе складывающихся по поводу имущества отношений сформулированы С.Н. Братусем. В результате предпринятого им исследования отдельных элементов соответствующего определения С.Н. Братусь пришел к выводу: «Отношения собственности связаны с действиями или воздержанием от действий, в которых проявляется различие «моего» и «твоего», «своего» и «чужого», «коллективного» и «индивидуального», либо с молчаливым признанием такого различия. Там, где нет такого различия, нельзя говорить об отношениях собственности или, что то же, об имущественных отношениях».

В более широком виде смысл имущественных отношений раскрывается С.Н. Братусем следующим образом: «Имущественные отношения это отношения собственности. Но это не только отношения между собственниками. Имущественные отношения включают в себя такие отношения, но не исчерпываются ими. Это волевые отношения, связанные с различными формами использования объектов собственности. Они ... охватывают не только соответствующую форму собственности, как основу данного способа производства (в статике), но и динамику, его движение. Имущественные отношения, будучи волевыми, охватывают процесс распределения средств производства и результатов труда, процесс обмена, экономический оборот».

Некоторые из выделенных С.Н. Братусем признаков имущественных отношений являются общими для всех регулируемых гражданским правом отношений и характеризуют отношения, которые к числу имущественных отнесены быть не могут. В частности, не только имущественным, но в такой же мере и личным неимущественным, регулируемым гражданским правом отношениям, присущ волевой характер. Вместе с тем существенная особенность этих последних выражается в том, что права, которые составляют один из элементов такого рода неимущественных отношений, лишены материального (экономического) содержания.

Ст.1 Основ (ст. 1 ГК) различала два вида неимущественных отношений (связанные и не связанные с имущественными). Это различие было в известной мере условным, поскольку и неимущественные отношения, не связанные с имущественными, при определенных ситуациях порождают имущественные отношения. В подтверждение можно сослаться на ст. 88 Основ (ст.444 ГК), предусматривавшей, как уже подчеркивалось, возможность возникновения деликтного обязательства (имущественный характер этого последнего не вызывает сомнений) при причинении вреда не только имуществу, но и личности. Из приведенной нормы есть основания сделать вывод, что при посягательстве на честь и достоинство лица из отношений, неимущественный характер которых выражается едва ли не в наибольшей степени, может возникнуть отношение имущественное. Речь идет о ситуации, при которой посягательство на честь и достоинство влечет за собой негативные последствия в имущественной сфере потерпевшего (из-за ложного обвинения в плагиате издательство расторгло договор с автором и по этой причине отказывается публиковать произведение, и соответственно платить гонорар).

Одна из особенностей статьи 2 ГК РФ состоит в том, что в отличии от Гражданского кодекса 1964 года и Основ гражданского законодательства 1991 года она исключила неимущественные отношения, не связанные с имуществом, из предмета регулирования гражданского законодательства. Была принята высказываемая неоднократно в литературе точка зрения, в силу которой гражданское право лишь защищает объекты неимущественных отношений, но не регулирует их. В перечень таких объектов и вошло здоровье, как нематериальное благо, общим признаком которого является то, что пользоваться им может только тот, кто таким благом обладает.

Однако все это отнюдь не снимает вопроса о необходимости действием разграничивать два вида неимущественных отношений, из которых одни «связаны», а другие «несвязанны» с имущественными. При таком разграничении следует иметь, в виду, что только первые способны породить имущественные отношения в нормальной стадии своего развития. Принадлежность соответствующих неимущественных благ предрешает наличие у лица определенного имущественного права. Тем самым имущественные права оказываются в этих случаях в известном смысле производными от прав неимущественных (лицу, которое обладает правом авторства, в силу указанного факта принадлежит и право на получение гонорара). В отличие от этого неимущественные отношения, не связанные с имуществом, способны породить имущественные отношения лишь в аномальной стадии своего развития, при этом в указанную стадию они трансформируются в результате их нарушения.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Момент заключения договора и вступление его в законную силу
Подготовительные работы по введению новой вотчинной системы и терминология проекта Вотчинного устава
Особенности устройства мирового суда в национальных окраинах Российской империи
Понятие и система принципов гражданского права
Некоторые проблемы, связанные с процедурой компенсации морального вреда, причиненного правоохранительными органами (гражданско-правовой акт)
Вернуться к списку публикаций