2012-01-06 14:28:36
ГлавнаяГражданское право и процесс — Сущность эвтаназии и ее правовое регулирование



Сущность эвтаназии и ее правовое регулирование


Больные, находящиеся не в терминальной стадии неизлечимой болезни или не страдающие от неё, например, больные с нарастающей дебильностью, болезнью Альцгеймера, боковым амиотрофическим склерозом и т.п., не являются субъектами этого Закона.

родственники и другие представители закона не могут заменять больного в просьбе о выписке смертельного лекарства.

закон распространяется только на местных жителей, хотя в нём не оговаривается, как это можно установить.

выписка рецепта на лекарство для самоубийства не может быть первичным врачебным действий, она осуществляется только после того, как исчерпаны все медицинские возможности устранить страдания больного.

закон обеспечивает защиту врачей, сестёр, фармацевтов и учреждений, относящихся к выписке, приготовлению, выдаче и советам по приёму смертельного лекарства больным, если соблюдены перечисленные пункты закона.

Итак, первый Закон, регламентирующий помощь врачей для выполнения самоубийства, появился, видимо, не случайно авторы статьи, в которой описывается введение этого закона в штате Орегон, дали статье подзаголовок - «Дерзкий эксперимент».

Дело в том, что за пределами этого Закона остались не разрешенными многие вопросы.

Например, знают ли врачи, какое лекарство и в каких дозах обеспечивает гуманную и достойную смерть?

В медицинских институтах и школах обучают фармакологии с акцентом на лечебный эффект, а о смертельном только предупреждают. Поэтому пока остаются неизученными многие важные вопросы. Например, неизвестен выбор лекарства или лекарственных сочетаний для вызывания смерти при разной основной и сопутствующей патологии, и этот выбор может быть совершенно различным.

Какое средство или сочетание действительно дают гуманную и может быть даже приятную смерть? Как избежать осложнений (!) при вызывании смерти, например, рвоты и аспирации? И если возникла аспирационная пневмония или развилась анурия и т. п., но не наступила немедленная смерть, что делать?

Видимо, как и в любой проблеме практика окажется критерием истины, и по мере накопления и анализа материалов по даны не только юридические, но и клинические рекомендации.

Поскольку мы находимся в пределах исследования, в котором обсуждается юридический аспект эвтаназии, рассмотрим, как нарушаются законы в повседневной медицинской практике.

Интересное исследование по этой проблеме выполнено в 1996 г. в штате Вашингтон, где эвтаназия и помощь врача для выполнения самоубийства запрещены. Там были подготовлены и разосланы специальные подробные анкеты по этой проблеме почти полутора тысячам врачей штата и получены заполненные анкеты от 828 врачей разных специальностей.

Несмотря на отсутствие закона, регламентирующего эвтаназию в штате Вашингтон, 26% всех опрошенных врачей не менее одного раза получали просьбы больных об эвтаназии. Из их числа 67% участвовали в эвтаназии. Основным мотивом этих действий было сострадание к больным, несмотря на понимание того, что врач нарушает закон. На каждого «нарушителя» пришлось в среднем 1,4 больного, и очевидно, что кто-то из врачей помог уйти из жизни только одному больному, а кто-то - нескольким. 24,3% больных, обратившихся к врачам, получили такую помощь, а 24,1% обратившихся больных получили даже активную эвтаназию.

Для прекращения жизни чаще всего врачи выписывали большие дозы опиоидов (66%), барбитуратов (37%) и бензо-диазепинов (24%) - как видно из приведённых процентов, применялись и смеси лекарств.

Не все больные, получившие рецепт на яд, применили его: 39% больных его вообще не использовали и умерли естественной смертью. Только 18% использовали рецепт и умерли в первую неделю после получения рецепта, а 23% - в течение месяца и 13% больных более чем через месяц. Таким образом, значительная часть больных, просящих помощи для самоубийства, лишь хотят быть уверенными, что смогут ею воспользоваться, но не торопятся уйти из жизни без крайней необходимости.

Из числа больных, просивших активную эвтаназию, врачи отказали 67%: у этих больных страдания могли быть устранены без эвтаназии или ожидаемая продолжительность их жизни превышала 6 месяцев. Эвтаназия выполнялась в виде смертельной инъекции опиоидов и результат возникал «на кончике иглы», за исключением одного больного, который умер только через 4 недели после инъекции, демонстрируя недостаточность наших знаний для вызывания смерти или же несовершенство применяемых методов.

Надо отметить, что врачи редко (только в 15% случаев) прибегали к консультациям второго врача, возможно из-за боязни огласки, поскольку заведомо знали, что нарушают закон.

Врачи штата Вашингтон не являются исключением. Нелегальное применение эвтаназии и врачебной помощи при суициде встречается во многих странах. В большинстве случаев это нарушение является следствием сопереживания врачей и имеет убедительное моральное, но не юридическое оправдание.

По данным нашего опроса проведенного среди студентов 1-5 курсов юридического и экономического факультетов, а также профессорско-преподавательского состава института «Высшие столыпинские курсы государственного права и управления», на вопрос об отношении к эвтаназии - 30% респондентов признают право на эвтаназию, 30% опрошенных категорически против, а 16% предпочитают пассивной эвтаназии активную. Мы считаем, что последняя цифра является результатом недостаточно четкого понимания термина или самой проблемы эвтаназии. Данные проведенного опроса позволяют сделать вывод, что, чем выше образовательный уровень опрошенных, тем критичнее они относятся к воспринятому позитивным правом запрету (ст.45 Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан) на удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни.

Активная эвтаназия, как мы уже отмечали, разрешена только в Нидерландах и в Северных территориях Австралии.

Что же касается пассивной эвтаназии, то есть отказа от начала или прекращения жизнеспасательных мер, то она разрешена во многих странах - в Канаде, США, и других странах.

Простым вариантом пассивной эвтаназии является отказ от реанимации по религиозным, клиническим или социальным мотивам.

Отказ начать жизнеспасающие меры или их прекращение требуют письменного оформления самим больным способным выразить свою волю самостоятельно, или его представителями, причём в некоторых странах решение представителей больного в этом вопросе считается недействительным.

Решение, как правило, согласуется с этическим комитетом, но в редких случаях принимается и медицинскими работниками, исходя из так называемых «высших интересов больного», а также в виду очевидной бесполезности терапии. Когда желания больного и мнение специалистов расходятся, окончательное решение принимает суд. Мнение администрации, авторитетных консультантов, этического комитета учитывается судом, но не является для него обязательным.

В ряде штатов США врачебная помощь для самоубийства разрешена. Однако незаконно этот метод используется во многих странах. Уголовные преследования по этому поводу бывают, хотя и значительно реже, чем такие преступления становятся известны и тем более - совершаются.

В России прямой и недвусмысленный запрет на эвтаназию без её деления на активную и пассивную выражены в ст.45 «Основ законодательства по охране здоровья граждан Российской Федерации». Однако между этой статьёй и ст. 33 тех же «Основ» имеется противоречие. Согласно ст.33 больной может отказаться от любого медицинского действия и в статье нет исключения для жизнеспасаюших мер, которые упомянуты в ст. 45 Основ законодательства.

Нам не известно, чтобы был издан какой-либо комментарий к этим статьям, а произвольное толкование закона недопустимо. Поэтому мы должны согласиться с безоговорочным запрещением любой формы эвтаназии в России.

В качестве морального обоснования эвтаназии можно указать, что высшей ценностью является реальное благополучие человека. Не каждый имеет силы лежать парализованным, не обходиться ни дня без посторонней помощи и испытывать постоянные боли. Не у всех одинаковое представление о качестве жизни.

При пассивной эвтаназии пациент вправе требовать оказания ему квалифицированной медицинской помощи, но вправе и отказаться от нее (чувствует себя плохо, но в поликлинику не идет; лежит в больнице, но возражает против операции). Обязанность же лечебного учреждения по оказанию медицинской помощи не абстрактна, она возникает в отношении конкретного пациента в определенном объеме и только после того, когда пациент выразит свое право получить помощь.

Приведенные аргументы доказывают необходимость разрешения эвтаназии в исключительных случаях при наличии: сознательной и устойчивой просьбы больного; невозможности облегчить страдания больного известными средствами; точной несомненной доказанности невозможности спасти жизнь, установленной коллегией врачей при обязательном единогласии; предварительного уведомления органа прокуратуры.

При формулировке условий осуществления эвтаназии возникает сомнение, только ли при «точной несомненной доказанности невозможности спасти жизнь» допустимо право на смерть. Стоит продумать возможность эвтаназии еще в двух случаях, если установлено, что в обозримый период времени смерть не наступит: во-первых, когда болезнь (травма) причиняет и будет в дальнейшем постоянно причинять сильные физические и моральные страдания, которые невозможно облегчить известными средствами, и, во-вторых, когда развитие болезни приведет (приводит) к деградации личности.

Решение об эвтаназии должно приниматься самим пациентом. Стоит ли жизнь продолжения - вопрос, который ни одно человеческое существо не может решить за другое. Поэтому на момент принятия решения гражданин должен быть дееспособным и не иметь каких-либо заболеваний, сопровождающихся навязчивой идеей смерти. Считаем, что если пациент находится без сознания, и ранее не оформил надлежащим образом свое согласие на эвтаназию, то соответствующие меры не могут быть приняты.

Следует продумать, кто будет осуществлять меры по эвтаназии. Заслуживает внимания предложение, что такие меры должны принимать не сами врачи, а другие лица.

Не считаю, что введение эвтаназии будет сопровождаться значительными злоупотреблениями, поскольку эвтаназия должна быть не просто провозглашена, но и обеспечена дополнительными обязанностями государства, его органов, должностных лиц предоставить пациенту истинную информацию о заболевании, организовать обязательную предварительную консультацию пациента с психотерапевтом, гарантировать безболезненность кончины, обеспечить присутствие работников прокуратуры, родственников и др.). В 1989 г. в Германии была осуждена медсестра клиники за убийство нескольких пациентов. Из ее показаний следовало, что она делала смертельные уколы неизлечимо больным, но не по их просьбе, а из чувства сострадания к ним. Такие действия однозначно должны рассматриваться как преступления против личности, не имеющие отношения к эвтаназии.


Комзолов Андрей Иванович



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Классификация недействительных сделок в зависимости от несоблюдения отдельных условий действительности сделки
Основные предпосылки правового регулирования и защиты прав участников медицинских отношений
Односторонние сделки в гражданском праве Российской Федерации
Характеристика правового режима объекта медицинских правоотношений
Проблемные аспекты условий действительности сделки
Вернуться к списку публикаций