2012-01-06 07:59:31
ГлавнаяГражданское право и процесс — Вина в нарушении договорных обязательств в гражданском праве зарубежных государств



Вина в нарушении договорных обязательств в гражданском праве зарубежных государств


По современному иностранному гражданскому праву не всегда и не всякое неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств влечет за собой ответственность должника. В праве стран континентальной Европы, а также ряда других стран предпосылкой договорной ответственности является вина должника.

В начале XX века в Германии, Италии и Франции появились работы, в которых доказывалось, что вина не является необходимым условием гражданско-правовой ответственности. По мнению сторонников этой теории, кто занимается той или иной деятельностью, кто получает выгоды, несет и риск убыточных последствий. Следовательно, основанием ответственности является не вина, а риск. Указанная теория получила в литературе название теории риска. Большинство западных авторов не считают, однако, что ответственность за риск полностью вытеснила ответственность за вину, последняя сохраняет свое значение, особенно в сфере договорных отношений.

Гражданское законодательство зарубежных стран воздерживается от определения понятия вины. Вслед за римскими юристами немецкие правоведы отмечают, что выработка определений - дело опасное для законодателя. Ведь «определение часто бывает неверным вследствие трудности найти подходящее выражение».

Также нет единообразного решения вопроса о том, что представляет собой вина в гражданском праве, в правовой доктрине зарубежных государств. Согласно одним теориям, для понятия вины необходимы два элемента: объективный и субъективный. Первый выражается в самом поведении, которое противоречит праву, в нарушении обязательства сделать что-либо или не делать. Второй заключается в отношении лица к своему противоправному поведению: поведение может диктоваться намерением причинить вред и не исполнить обязательство либо безразличным, беззаботным отношением к этим последствиям. Изложенное понимание вины в течение долгого времени было господствующим, в частности, во французском праве.

С другой стороны, в правовой доктрине зарубежных стран появилось понятие вины, в котором решающее значение придавалось отступлению от стандарта должного поведения, определяемого по тому или иному критерию.

При оценке поведения лица с точки зрения наличия гражданской вины право зарубежных стран применяет сравнение данного поведения с тем, которое выработано им для соответствующих случаев в качестве образца (например, заботливость «доброго отца семейства», «разумного человека», «добропорядочного купца»).

Абстрактный критерий «заботливости» используется лишь при возмездных обязательствах. Если же должник принимает на себя обязательство безвозмездно, то для оценки его поведения применяется менее строгий критерий. В основу обычно кладется та степень заботливости, которую должник проявляет в своих собственных делах. В общей форме этот принцип нашел отражение в ст. 99 ШОЗ; в ГГУ и ФГК он формулируется лишь применительно к отдельным безвозмездным договорам (например, хранения - ст. 1927-1928 ФГК; § 690 ГГУ).

Классификация форм вины в гражданском праве зарубежных стран проводится в основном по признакам, которые были выдвинуты еще римскими юристами (dolus malus, culpa lata, culpa levis).Culpa levissima в иностранном гражданском праве почти не применяется.

Вина в иностранном гражданском праве имеет две формы: умысел и неосторожность (абз.1 § 278 ГГУ; ст. 41, 99 ШОЗ).

Была высказана мысль, что при ответственности за нарушение обязательств умысел встречается чрезвычайно редко и основной формой вины является неосторожность. Но анализ современных западных теорий по исполнению обязательств в предпринимательской сфере показывает, что умысел в нарушении договорного обязательства начинает приобретать различное теоретическое обоснование. «Сторонники концепции «эффективного нарушения договора» (efficient breach of contract), получившей распространение в американской юридической науке и определенное отражение в судебной практике США ... считают, что поскольку основной целью любого коммерческого договора является получение максимальной прибыли, то и правовое регулирование его исполнения должно соответствовать достижению этой цели. Если для коммерсанта более выгодным будет отказ от исполнения договора, то следует признать за ним такое право с возложением обязанности возмещения ущерба, причиненного неисполнением».

Значение умысла должника подчеркивает К.В. Нам в статье «Убытки и неустойка как формы договорной ответственности». Он отмечает, что «согласно ст. 1150 ФГК, должник отвечает лишь за убытки, которые были предвидены или могли быть предвидены во время заключения договора, кроме тех случаев, когда обязательство не могло быть выполнено вследствие умысла должника. Таким образом, предвидимость убытков должником не ограничивает размер возмещения, если нарушение договора было умышленным. Доктрина и судебная практика исходят из того, что применение данной нормы должно иметь место как при умысле, так и при грубой небрежности».

Неосторожностью (небрежностью) считается несоблюдение той степени заботливости, которая требуется от должника по обычаям оборота (абз.1 § 276 ГГУ), или, иначе говоря, которую применяет в обороте «заботливый хозяин» (bon pere de famille) (абстрактный критерий) или той степени заботливости, которую должник проявляет в собственных делах (конкретный критерий).

Важное место в рассмотрении вопросов вины должника занимает невозможность исполнения им обязательства.

Доказательство отсутствия вины обычно достигается путем установления тех обстоятельств дела, которые сделали исполнение обязательства невозможным, несмотря на принятие всех мер должником.

Таким образом, можно сказать, где начинается объективная невозможность исполнения, там заканчивается вина должника. Именно в этом свете рассмотрение объективной невозможности исполнения обязательства (и отграничение ее от субъективной невозможности) приобретает особый смысл для понимания пределов вины должника в гражданском праве зарубежных стран.

Учение о невозможности исполнения в праве континентальной Европы (особенно в германском и французском праве) приобрело достаточно большое значение. Исходя из принципа «impossibilium nula obligatio» - невозможное не может быть предметом обязательства, выделяют следующие виды невозможности исполнения:

a) первоначальная невозможность исполнения (невозможность исполнения в момент заключения договора), которая лишает самый договор юридической силы (договор ничтожен);

b) последующая невозможность исполнения, т.е. невозможность исполнения после заключения договора. Последующая невозможность исполнения является условием освобождения должника от ответственности, если не будет доказано, что невозможность исполнения возникла по вине должника.

Причиной невозможности исполнения является случай, т.е. обстоятельство которое должник при всей своей внимательности не мог ни предвидеть, ни предотвратить. Квалифицированным случаем является непреодолимая сила (force majeure, hohere Gewalt). Значение данных правовых категорий именно в том и состоит, что при наличии любого из этих событий должник считается невиновным в нарушении обязательства и освобождается от ответственности. При этом, однако, правом стран континентальной Европы предусмотрены ситуации более строгой ответственности должника: он отвечает не только за вину, но и случай, например, должник, находящийся в просрочке (§ 287 ГГУ; ст. 103 ШОЗ), хозяин гостиницы - за сохранность вещей постояльцев (§ 701 ГГУ; ст. 487 и 490 ШОЗ), наниматель в силу соглашения (ст. 1772 ФГК) и др.

Ни один из зарубежных гражданских кодексов не дает ни определения случая и непреодолимой силы, ни даже перечня их признаков. Поэтому признаки этих понятий были выработаны в судебной практике и доктрине и Франции, и Германии, и Швейцарии.

Правовые доктрины зарубежных стран выдвигаются резко расходящиеся между собой теории «непреодолимой силы», из которых одни придают решающее значение объективному характеру явлений, относимых к непреодолимой силе, другие - субъективным моментам: возможности или невозможности при максимальных условиях предотвратить действие фактов, препятствующих исполнению обязательств.

Согласно первой из указанных теорий, под непреодолимой силой нужно понимать стихийные бедствия: землетрясения, наводнения, пожар и т.п.; такие события социальной жизни, как война, революция, восстание, а также акты государственной власти, как, например, запрещение экспорта или импорта, и вообще все явления и обстоятельства, которые представляют собою по отношению к должнику постороннюю силу, устранение которых совершенно не зависит и не может зависеть от его воли и воли всякого другого человека на его месте, и которые, следовательно, делают исполнение обязательства невозможным. «Под непреодолимой силой понимаются обстоятельства, которые невозможно ни предвидеть, ни предотвратить при современном уровне человеческих знаний и возможностей».

Что касается второй теории, то необходимо указать, что одни из ее представителей ставят признание события «непреодолимой силой» в зависимости от того, что предотвращение его вообще совершенно невозможно; другие же считают достаточным наличие относительной невозможности предотвратить данное явление, например, путем применения должником таких мер, которые для него возможны лишь с подрывом его экономической базы. Различие заключается также в том, имеется ли в виду невозможность предотвращения определенных событий в данном рассматриваемом случае или обычная при таких обстоятельствах (типичная) невозможность предотвратить соответствующее событие.

Наконец, некоторыми авторами придается значение сочетанию двух критериев: объективного и субъективного. Они включают в круг случаев, подпадающих под понятие «непреодолимой силы», во-первых, явления, носящие внешний характер по отношению к обязательству обязанного лица или вообще к деятельности обязанного лица, и, во-вторых, те факты, которые, не являясь внешними для предприятия или деятельности обязанного лица, не могут быть предотвращены даже и при применении наибольших усилий.

«Непреодолимая сила» создает или полную невозможность исполнения обязательства, или лишь временную невозможность исполнения обязательства, в зависимости от его содержания.

Однако то обстоятельство, что договорное обязательство не было исполнено должником без какой-либо непосредственной вины с его стороны, в результате возникшей невозможности исполнения, не устраняет ответственности должника, если факт неисполнения имел место уже после того, как должник «впал в просрочку», т.е. допустил по своей вине опоздание. Иллюстрацией к сказанному может служить норма, содержащаяся в Гражданском кодексе Нидерландов: «Ответственность за любую невозможность исполнения обязательства, которая возникла во время просрочки должника и которую нельзя возложить на кредитора, возлагается на должника; он должен возместить ущерб, возникший в результате этого, если только кредитор не понес бы ущерб при надлежащем и своевременном исполнении» (ст. 84 ГК Нидерландов).

Вина как правовой феномен в мировой цивилистике имеет богатую историю. Правовой опыт и достижения прошлого оказывают заметное влияние на современное понимание вины в отечественной и зарубежной цивилистике. Тенденции настоящего в развитии института вины в российском гражданском праве часто не могут быть выделены объективно современными цивилистами. Объяснение этому, на наш взгляд, в том, что диалектически изменяющаяся гражданско-правовая действительность окружает нас непосредственно, а, как известно, «большое видится на расстоянии». Поэтому в своих попытках обрести истинные знания о феномене вины и установить тенденции его развития отечественная цивилистика, сохраняя самобытность, всегда будет обращаться к правовому наследию прошлого, а также к современным доктринам о вине зарубежных государств. Это тем более актуально в современных условиях зарождения и развития рыночных отношений в Российской Федерации.


Бутенко Евгений Викторович







Интересное:


Условия договора строительного подряда
Заключение гражданско-правового договора в общем порядке
Ответственность сторон по договору строительного подряда
Некоторые проблемы, связанные с процедурой компенсации морального вреда, причиненного правоохранительными органами (гражданско-правовой акт)
Мировой суд как форма осуществления ответственности
Вернуться к списку публикаций