2012-01-06 07:50:25
ГлавнаяГражданское право и процесс — Понятие вины в нарушении договорных обязательств в современном гражданском праве РФ



Понятие вины в нарушении договорных обязательств в современном гражданском праве РФ


Возьмем на себя смелость утверждать, что вина все же является условием наступления договорной ответственности кредитора при его просрочке или нарушении обязательства в иной форме.

В монографии «Пределы осуществления и защиты гражданских прав» В.П. Грибанов справедливо отмечал, что «поведение лица по осуществлению права характеризуется известным единством объективного и субъективного моментов... Объективный критерий ... находит свое выражение в понятиях правомерного и неправомерного. Субъективная же оценка поведения субъекта права находит свое выражение в закрепленном законом принципе вины...».

Таким образом, «злоупотребление правом есть один из видов гражданского правонарушения, т.е. поведение не только противоправное, но и по меньшей мере виновное». Установив, что вина является необходимым условием для привлечения к ответственности кредитора, злоупотребившего правом, возникает второй, более сложный, на наш взгляд, вопрос: достаточно ли для признания поведения управомоченного лица злоупотреблением права любой формы вины, либо злоупотребление правом есть всегда поведение умышленное?

В литературе высказывалось мнение, что злоупотребление правом всегда предполагает действия намеренные. Но равнозначно ли это понятие понятию «умышленное действие»? На этот вопрос авторы от ответа уклонились.

Сам В.П. Грибанов ясного, развернутого ответа на поставленный вопрос также не дал, ограничившись лишь репликой о том, что «можно согласиться с В.А. Рясенцевым в том, что злоупотребление правом всегда есть «намеренное» поведение. Но намерение не всегда означает умысел. Намерение, желание, стремление - действительно характеризуют поведение управомоченного лица с субъективной стороны. Но понятия эти, строго говоря, не юридические. Ведь преступить закон можно, и действуя с самыми лучшими намерениями».

Проведенное в новейшей гражданско-правовой науке диссертационное исследование категории шиканы, позволило Яценко Т. С. выдвинуть и защитить положение, что «шикана всегда есть правонарушение, выступающее как результат противоправного действия лица, совершаемого с прямым умыслом».

Теперь хотелось бы определить свою позицию по вопросу о формах вины кредитора как условии ответственности при злоупотреблении им своим правом. На наш взгляд, вывод о том, что злоупотребление правом влечет применение мер гражданско-правовой ответственности при условии вины кредитора, возвращает нас к п.1 ст. 401 ГК РФ. Согласно этой норме вина лица может быть как в форме умысла, так и неосторожности. Следовательно, общее правило заключается в том, что злоупотребление правом может иметь место как при умысле, так и при неосторожности кредитора.

Другое дело, когда относительно отдельной формы злоупотребления правом (например, шикане) в посвященной ей норме указывается на умысел («исключительное намерение причинить вред другому лицу» - п. 1 ст. 10 ГК РФ). Поскольку данная норма будет специальной по отношению в общей норме п.1 ст. 401 ГК РФ, то и ответственность кредитора за шикану наступит только при установлении его вины в форме умысла.

Аналогичную мысль высказал В.В. Ровный, считавший, что «конкретная форма злоупотребления правом должна быть установлена исходя из конкретных обстоятельств дела, однако мы вполне допускаем здесь и злоупотребление без прямого умысла, и шикану». Сходные суждения имеются и у других авторов. Так, в частности, в литературе формы злоупотребления правом по субъективному критерию (с оговоркой о небесспорности такой классификации) делят на два вида: 1) шикана; 2) злоупотребление правом, совершенное без намерения причинить вред, но объективно причиняющее вред другому лицу.

С учетом изложенного выше проанализируем норму п.2 ст. 406 ГК РФ, которая предусматривает, что просрочка кредитора дает должнику право на возмещение причиненных просрочкой убытков, если кредитор не докажет, что просрочка произошла по обстоятельствам, за которые ни он, ни связанные с ним лица, не отвечают.

В данной норме сразу нужно выделить основание ответственности: нарушение прав должника в имущественной сфере.

Раз основание ответственности имеется, определим общие условия привлечения к гражданско-правовой ответственности.

1) противоправность нарушения обязательства - в форме злоупотребления при осуществлении кредитором права требовать исполнения обязанности от должника (п.1 ст. 10 ГК РФ).

2) убытки (ст. 15 ГК РФ);

3) причинно-следственная связь между нарушением обязательства в форме злоупотребления правом и убытками должника;

4) вина кредитора как необходимое по общему правилу условие привлечения к гражданской ответственности (п.1 ст. 401 ГК РФ).

Если, как общее правило, все эти условия доказаны, то кредитор, следовательно, не сумел доказать, что за обстоятельства, вызвавшие просрочку кредитора и убытки должника, он не отвечает (не несет ответственность). А это значит, что он, будучи виновным, отвечает (несет ответственность) в форме возмещения должнику убытков. Более того, в этом случае кредитор не только обязан возместить должнику убытки, но и согласно п.2 ст. 416 ГК РФ «в случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству».

Вина кредитора заключается в том, что он сам или связанные с ним лица (указанные в п.2 ст. 406 ГК РФ) явились причиной обстоятельств, вызвавших просрочку кредитора и убытки должника. Кредитор виновен в злоупотреблении своим правом, обусловленным договором.

Прежде чем дать определение вины кредитора необходимо подчеркнуть следующее:

1) граждане (физические лица) и юридические лица осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе (п.2 ст. 1 ГК РФ). Причем ГК РФ закрепляет принцип необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав (п.1 ст. 1 ГК РФ);

2) воля кредитора при осуществлении им своих субъективных прав должна соответствовать «рамочной» воле законодателя, закрепленной во Всеобщей декларации прав человека, Конституции России, а также ГК РФ и иных федеральных законах;

3) в случае нарушения обязательства кредитором путем злоупотребления им своим правом и причинения убытков должнику освободить от договорной ответственности кредитора могут обстоятельства непреодолимой силы (объективный случай) либо субъективный случай, за которые он не отвечает;

4) если объективные причины не установлены, то, следовательно, нарушение обязательства (злоупотребление правом) кредитор совершил своей волей, выраженной во вне умышленно или неосторожно.

Итак,

ВИНА КРЕДИТОРА В НАРУШЕНИИ ДОГОВОРНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА - ЭТО ВЫРАЖЕННАЯ ВО ВНЕ УМЫШЛЕННО ИЛИ НЕОСТОРОЖНО ТАКАЯ ВОЛЯ КРЕДИТОРА, КОТОРАЯ ОБУСЛОВИЛА НЕПРИНЯТИЕ ИМ ВСЕХ ВОЗМОЖНЫХ ПРИ НЕОБХОДИМОЙ ЗАБОТЛИВОСТИ И ОСМОТРИТЕЛЬНОСТИ МЕР ПО НАДЛЕЖАЩЕМУ ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ СВОЕГО ПРАВА, ВСЛЕДСТВИЕ ЧЕГО ПРАВА И ЗАКОННЫЕ ИНТЕРЕСЫ ДОЛЖНИКА БЫЛИ НАРУШЕНЫ.

Если должник доказал объективные условия привлечения кредитора к договорной ответственности, то в силу презумпции виновности кредитор предполагается виновным: отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (п.2 ст. 401 ГК РФ). Сразу возникает вопрос о кажущемся конфликте презумпций: добросовестности кредитора (п.3 ст. 10 ГК РФ) и виновности кредитора-нарушителя (п.2 ст. 401 ГК РФ). Норма п.3 ст. 10 ГК РФ предусматривает: в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается.

Анализ показывает, что при злоупотреблении кредитором в договорном обязательстве своим правом убытки возникают в имущественной сфере должника. Поэтому проблема заключается в защите гражданских прав должника, а не кредитора. Следовательно, мы считаем, что презумпция добросовестности на кредитора, злоупотребившего своим договорным правом, не распространяется. В современной юридической литературе также совершенно правильно подчеркивается, что «если в законе есть прямое указание на защиту права в зависимости от добросовестности - действует презумпция добросовестности. Эта презумпция может быть только законной, но не общей». Следовательно, в отношении кредитора, злоупотребившим договорным правом, действует только презумпция виновности; а презумпция добросовестности на него не распространяется.

Соответственно, если кредитор злоупотребил своим правом (чем причинил должнику убытки) в договорном обязательстве при осуществлении предпринимательской деятельности, то он освобождается от ответственности (не отвечает), если только докажет, что имела место непреодолимая сила - чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства (п.3 ст. 401 ГК РФ).

Таким образом, обобщая дефиниции понятий «вина должника» и «вина кредитора», определением вины в нарушении договорного обязательства будет следующее:

Таким образом, обобщая дефиниции понятий «вина должника» и «вина кредитора», определением вины в нарушении договорного обязательства будет следующее:

ВИНА В НАРУШЕНИИ ДОГОВОРНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА - ЭТО ВЫРАЖЕННАЯ ВО ВНЕ УМЫШЛЕННО ИЛИ НЕОСТОРОЖНО ТАКАЯ ВОЛЯ ЛИЦА, КОТОРАЯ ОТЛИЧНА ОТ ЕГО ВОЛИ, ЗАКРЕПЛЕННОЙ В ДОГОВОРЕ И КОТОРАЯ ОБУСЛОВИЛА НАРУШЕНИЕ ДОГОВОРНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ВСЛЕДСТВИЕ НЕПРИНЯТИЯ ЭТИМ ЛИЦОМ ВСЕХ ВОЗМОЖНЫХ ПРИ НЕОБХОДИМОЙ ЗАБОТЛИВОСТИ И ОСМОТРИТЕЛЬНОСТИ МЕР, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИХ ПРЕКРАЩЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА НАДЛЕЖАЩИМ ИСПОЛНЕНИЕМ.

Таким образом, в результате рассмотрения проблемы понятия вины в нарушении договорных обязательств в современном гражданском праве РФ мы пришли к ряду новых выводов. Так, исследуя принцип вины удалось выяснить, что, вопреки господствующему в цивилистике мнению, гражданско-правовая ответственность строится на двух субъективных началах: принципе вины и принципе риска. Углубленное изучение современных определений понятия вины, имеющихся в российской цивилистике, выявило существенные недостатки этих определений. Это не позволило нам безоговорочно принять ту или иную дефиницию понятия вины. Поэтому с привлечением значительного гражданско-правового, юридико- психологического и историко-правового материала мы предприняли попытку обосновать и охарактеризовать собственное представление о вине должника и кредитора в нарушении договорного обязательства, а также представили общее определение вины в нарушении договорных обязательств в гражданском праве РФ.


Бутенко Евгений Викторович



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Договор строительного подряда в системе гражданско-правовых договоров
Право собственности крестьянского (фермерского) хозяйства
Система залоговых прав и основные начала вотчинной системы по проекту Вотчинного устава
Российская модель мирового суда по Судебным уставам 20 ноября 1864 года
Вина в нарушении договорных обязательств в советском гражданском праве
Вернуться к списку публикаций