2012-01-06 07:50:25
ГлавнаяГражданское право и процесс — Понятие вины в нарушении договорных обязательств в современном гражданском праве РФ



Понятие вины в нарушении договорных обязательств в современном гражданском праве РФ


Напомним дефиницию в том виде, как она дается в п.1 ст. 401 ГК РФ:

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Или другими словами о том же самом скажем так:

Предполагаемое виновным лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства, которое было исполнено ненадлежащим образом.

1) правомерность внесения нами дополнений в легальное определение невиновности лица должна быть, видимо, пояснена.

Сам факт нахождения на стадии установления виновности или невиновности лица свидетельствует, что кредитором доказаны все необходимые для попадания на эту стадию предпосылки: 1) нарушение обязательства; 2) а если это необходимо, то убытки и причинная связь между действием (бездействием) нарушителя и убытками.

Следовательно, мы вправе дописать последние слова в определение: «которое было исполнено ненадлежащим образом» - как факт уже установленный.

И в силу презумпции виновности, следовательно, нарушитель всегда предполагается виновным. Этот момент отражен в словах определения: «предполагается виновным».

2) нарушитель обязательства может принять меры, которые он считает достаточными для надлежащего исполнения обязательства, а может и не принять вообще никаких.

Для установления невиновности нарушителя принятые им меры сравниваются с мерами, указанными в данной норме. Какие это меры? Эти меры имеют качественную и количественную характеристику, позволяющую конкретизировать их.

Количественная сторона характеризуется тем, что должны быть приняты все меры для надлежащего исполнения обязательства. Качественная сторона состоит в том, что принятие всех и каждой меры должно соответствовать требующейся по характеру обязательства и условиям оборота заботливости и осмотрительности участника договора.

А такие легально определенные (количественно и качественно) меры как раз и являются стандартом, с которым сравниваются меры, предпринятые нарушителем и являющиеся формой «реализованной воли». Этот момент и отражен во второй части общего определения вины в нарушении договорного обязательства.

Не меньший интерес представляет вопрос о реализации воли кредитором при осуществлении им субъективного договорного права.

В основных началах гражданского законодательства ГК РФ закрепил, что граждане (физические лица) и юридические лица осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе (п.2 ст.1 ГК РФ). В науке выделяют два аспекта данной нормы. Во-первых, указывается, что частное право предоставляет меру возможного поведения управомоченного лица в своем интересе - к своей выгоде. Под своим интересом понимаются частные интересы субъекта, отличные от интересов других субъектов. Во-вторых, подчеркивается, что «индивидуализм частного права ... заключается в том, что самому субъекту предоставлено дело определения тех целей, которые он желает достигать путем осуществления своего права».

Положение п.2 ст. 1 ГК РФ подтверждается в п.1 ст. 9 ГК РФ, где закон еще раз провозглашает: граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Причем во всех случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от добросовестности их осуществления лицом, его добросовестность предполагается (п.3 ст. 10 ГК РФ).

Кредитор может на законном основании изменить свою волю после заключения договора. Ведь по договору именно ему должно предоставляться надлежащее исполнение по обязательству; на это была направлена его воля при заключении договора. Когда актуальность получения исполнения у кредитора пропадает, он может изменить свою волю и отказаться от субъективного договорного права путем «прощения долга». При «прощении долга» обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора (ст. 415 ГК РФ) или уменьшить свое требование к должнику. В другом случае, если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора, он может отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков (п. 2 ст.405 ГК РФ). У должника таких законных возможностей, носящих общий характер, не имеется.

Но при всем вышесказанном воля кредитора не может быть беспредельной. Не допускаются действия кредитора, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу (шикана), а также злоупотребление правом в иных формах (п.1 ст. 10 ГК РФ).

Злоупотребление правом всегда противоправно.

В науке злоупотребление правом определяется как «особый вид гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении права, связанного с использованием недозволенных форм его реализации, но в рамках общего типа поведения, определяемого содержанием данного права».

Общие пределы осуществления гражданских прав определяются ч.2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, п.3 ст. 55 Конституции России, а также основными началами гражданского законодательства (п.2 ст. 1 ГК РФ), где закреплено, что гражданские права могут ограничиваться на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В комментарии ч. 3 статьи 55 Конституции РФ подчеркивается, что в данной норме «указаны ценности, отрицание которых равнозначно злоупотреблению правами и свободами человека и гражданина». Игнорирование управомоченными лицами указанных границ «ведет к нарушению прав и свобод других лиц».

Гражданские права должны осуществляться кредитором в соответствии с их назначением. Назначение права кредитора либо прямо предусматривается гражданским законодательством, либо устанавливается контрагентами в договоре, либо вытекает из существа данного права. Например, ст. 671 ГК РФ «Договор найма жилого помещения» предусматривает, что по данному договору одна сторона передает другой стороне жилое помещение возмездно во владение и пользование для проживания в нем.

В практике Арбитражного суда Северо-Кавказского округа возник вопрос о правильности применения ст. 10 ГК РФ по следующему делу. В обеспечение возврата кредита банк заключил с заемщиком договор залога. Ввиду невозможности погасить задолженность по кредитному договору другим способом заемщик обратился к банку с просьбой обратить взыскание на заложенное имущество. Однако банк такого согласия не дал и продолжал начислять проценты за пользование кредитом. Возник вопрос о том, не является ли требование банка о взыскании указанных процентов злоупотреблением правом? В своем ответе Арбитражный суд Северо-Кавказского округа разъяснил, что в соответствии со ст. 404 ГК РФ кредитор должен был принять разумные меры к уменьшению убытков; разумной мерой со стороны кредитора является обращение взыскания на заложенное имущество. Поэтому в такой ситуации можно говорить о злоупотреблении правом со стороны банка.

В ст. 406 ГК РФ содержится правило, согласно которому кредитор считается просрочившим, если он отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства. Просрочка кредитора дает должнику право на возмещение причиненных просрочкой убытков, если кредитор не докажет, что просрочка произошла по обстоятельствам, за которые ни он сам, ни те лица, на которых в силу закона, иных правовых актов или поручения кредитора было возложено принятие исполнения, не отвечают.

Таким образом, здесь можно выделить три формы нарушения кредитором договорного обязательства:

1) отказ в выдаче расписки должнику, подтверждающей исполнение обязательства;

2) несовершение действия, предусмотренного законом, иными правовыми актами, договором либо вытекающего из обычая делового оборота или из существа обязательства, до совершения которого должник не мог исполнить своего обязательства. Например, в случае невозможности исполнения, возникшей по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг (п. 2 ст. 781 ГК РФ);

3) отказ принять надлежащее исполнение от должника.

Показателен обстоятельный анализ природы принятия кредитором исполнения по обязательству, проведенный А.В. Власовой, где она, в частности, отмечала, что отказ кредитора от принятия надлежащего исполнения свидетельствует «о нарушении пределов осуществления прав кредитора, о злоупотреблении им своим правом...».

Хотя справедливости ради нужно заметить, что по вопросу о правовой природе принятия исполнения по обязательству среди ученых единодушия нет. Например, B.C. Толстой замечал, что «принимая долг, соответствующее лицо выступает скорее не как кредитор. Если на кредиторе лежит обязанность, время исполнения которой наступило, значит, он является уже обязанным субъектом, должником, а не кредитором. Обязанность принятия исполнения некоторыми авторами называется кредиторской. Кредиторские обязанности в известной мере факультативны, поскольку исполнение основной обязанности должником нередко возможно без указания соответствующей помощи со стороны кредитора. Это обстоятельство в сочетании с рассмотрением обязанностей кредитора как обязанностей не только перед конкретным должником, но и перед государством, позволяло признать за ними самостоятельный, а не дополнительный статус в рамках общего содержания обязательства.

Нарушение кредитором договорного обязательства (в какой бы форме это не произошло) является объективным фактом. Нас же интересует вопрос вины: является ли она условием ответственности кредитора за причиненные должнику убытки?

Большинство советских цивилистов склонялось к тому, что поскольку на кредиторе лежит именно обязанность принять исполнение по обязательству, то и ответственность кредитора за допущенную им просрочку наступает при наличии его вины.

С этой точкой зрения о вине как условии ответственности не согласилась А.В. Власова. Она разделяла взгляды дореволюционных юристов, которые писали: «Так как иногда и неиспользованием своего права можно причинить контрагенту убытки, то потому и у кредитора при его бездействии может возникнуть обязанность возмещения этих убытков. При этом с теоретической точки зрения нет необходимости возлагать эту ответственность на кредитора при условии его вины» (т.е. ответственность возлагается независимо от наличия вины). Уже с позиции сегодняшнего дня А.В. Власова продолжила отмеченную выше линию. «Поскольку вина исключается из состава условий, необходимых для возложения на кредитора обязанности возместить должнику вызванные просрочкой убытки, эта обязанность возникает уже в силу самого факта наступившей кредиторской просрочки. Последняя не образует правонарушения, ибо для него обязателен признак виновности. Соответственно обязанность кредитора по возмещению причиненных просрочкой убытков не может фиксироваться в качестве меры гражданско-правовой ответственности, так как ее основанием может быть только гражданское правонарушение».



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Общие положения об объектах права общей собственности
Понятие заключения гражданско-правового договора и его составляющие элементы
Понятие подсудности и ее виды
Основные предпосылки правового регулирования и защиты прав участников медицинских отношений
Общая характеристика принципов гражданского права
Вернуться к списку публикаций