2012-01-06 07:50:25
ГлавнаяГражданское право и процесс — Понятие вины в нарушении договорных обязательств в современном гражданском праве РФ



Понятие вины в нарушении договорных обязательств в современном гражданском праве РФ


Вина как условие применения санкций за нарушение договорных обязательств, не являющихся мерами ответственности. Гражданское законодательство содержит немало норм, где применение санкций, не являющихся мерами ответственности, обусловливается виной нарушителя. Нельзя не согласиться с Т.И. Илларионовой, которая отмечала: «Казалось бы, наличие значительной группы санкций подобного характера, используемых для пресечения неправомерных действий независимо от содержания субъективной стороны последних, только подтверждает тезис об ограничительной роли вины и ее форм в гражданском праве. Между тем это не так. В качестве основания мер защиты вина в ее конкретных формах действительно не играет существенной роли. Но в ряде случаев она служит одним из факторов, определяющих границы возможного применения указанных правовых последствий». Анализ действующего законодательства и теоретических исследований позволил нам прийти к выводу, что (в отличие от вины как условия договорной ответственности) вина, по общему правилу, не выступает условием применения санкций, не являющихся мерами ответственности. Каждый случай применения таких санкций только за виновное нарушение договорного обязательства определяется законом отдельно. Именно в этом, в частности, с практической точки зрения заключается необходимость разграничения санкций (ст. 12 ГК РФ), являющихся мерами ответственности и не являющихся таковыми.

Вина как условие договорной ответственности. В российском гражданском праве вина рассматривается как общее для всех форм договорной ответственности условие, поскольку такие формы являются санкциями за гражданское правонарушение. Однако сразу же нужно оговориться, что ст. 401 ГК РФ именуется «Основания ответственности за нарушение обязательства». Поэтому требует разрешения вопрос: указание на вину как на основание, а не условие является результатом сознательного изменения ее назначения или это случайность? Судя по высказываниям разработчиков проекта нового Гражданского кодекса - это сделано специально, но с иной целью: подчеркнуть значение вины как обстоятельства, в силу которого может наступить ответственность, а вовсе не как средство определения ее размера.

В гражданском праве ответственность за нарушение договорного обязательства может иметь место в трех формах:

1) возмещение убытков;

2) взыскание неустойки;

3) уплата процентов за нарушение денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ).

В цивилистической науке нет разногласий в том, что для возмещения убытков или взыскания неустойки, по общему правилу, вина является обязательным условием ответственности. Но относительно необходимости установления вины как условия ответственности в форме уплаты процентов за неисполнение (просрочку) денежного обязательства в порядке ст. 395 ГК РФ некоторые ученые выступили против. Ими отмечается, что «нормы ГК, предусматривающие ответственность за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства, применяемые в соответствии со ст. 395 ГК ...должны расцениваться как положения, устанавливающие самостоятельную форму ответственности за неисполнение (просрочку исполнения) денежного обязательства, специфика которой, ее отличие от других форм ответственности (неустойка, убытки) заключается лишь в особенностях предмета денежного обязательства, что, в свою очередь, предопределяет особенности применения условий такой ответственности, в частности, невозможность применения содержащихся в ст. 401 ГК норм, предусматривающих основания освобождения от ответственности за нарушение обязательства». Эта позиция не нашла поддержки в цивилистической науке и отражения в судебно-арбитражной практике. Почти все ученые-цивилисты, рассматривая условия уплаты процентов в порядке ст.395 ГК РФ, правильно подчеркивают, что «нет никаких оснований не учитывать принцип вины, как он ныне изложен в ст. 401 ГК РФ».

Игнорирование вины как условия договорной ответственности в гражданском праве неизбежно приводит на практике к отмене судебных актов, а в правовой науке к ошибочным выводам. Так, в юридической литературе новейшего времени отмечается, что «по основаниям возникновения юридическую ответственность можно разделить на объективную и субъективную. К объективной относится гражданско-правовая ответственность, возникающая по факту причинения вреда. Здесь факт причинения вреда - объективное основание ответственности; норма закона, ее предусматривающая, - формальное основание. Субъективной будет ответственность, возникающая только при наличии у субъекта правонарушения вины как обязательного признака правонарушения. С этой позиции вину можно считать субъективным основанием ответственности».

На наш взгляд, авторы, выделяя гражданско-правовую ответственность (а, следовательно, и договорную ответственность) в категорию «объективной ответственности» не учли того, что такая ответственность основывается на субъективном принципе вины и субъективном принципе риска, а нарушение обязательства по объективным обстоятельствам (например, непреодолимая сила) всегда исключает гражданско-правовую ответственность.

Вина по общему правилу, знающему принципиальные исключения, выступает условием договорной ответственности во всех случаях. В качестве исключения из правила законом или договором могут быть предусмотрены случаи ответственности независимо от вины.

Единственное, что стороны не могут сделать в договоре ни при каких условиях, - они не могут исключить свою ответственность за вину в форме умысла. Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно (п.4 ст. 401 ГК РФ).

Наиболее крупное принципиальное изъятие из нормы о вине как необходимом условии договорной ответственности предусмотрено в п. 3 ст. 401 ГК РФ. В соответствии с данной нормой лицо, нарушившее договорное обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, отвечает перед потерпевшими лицами независимо от своей вины, и только непреодолимая сила освобождает должника-предпринимателя от ответственности, если иное не предусмотрено законом или договором.

Как отмечает A.Л. Маковский, в основе этой нормы лежит, как правило, то, что ГК РФ относится к предпринимателю как к профессионалу, как к тому, кто, действуя в обороте, знает больше и может больше, и с кого, соответственно, должен быть и больший спрос, чем с обычного гражданина или с некоммерческой организации.

В.Ф. Яковлев также подчеркивает, что такая норма вполне оправданна, поскольку предпринимательская деятельность осуществляется с целью извлечения прибыли и естественно, что риск негативных последствий такой деятельности должен брать на себя сам предприниматель.

Неодобрительно против преждевременной, по его мнению, нормы о безвиновной ответственности лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, выступил Г.К. Матвеев, который заметил, что введение в действие указанной нормы «в период еще неразвитого рыночного оборота было довольно неожиданным ...».

В том же направлении, но в более примирительном тоне, высказался В. Плотников. Он отметил справедливость возможности безвиновной ответственности субъектов предпринимательства в их договорных отношениях с непредпринимателями. Но в отношениях между субъектами предпринимательства подчеркнул, что «наличие возможности безвиновной ответственности - недостаток, способный повлечь и негативные последствия».

На наш взгляд, рассматриваемая норма о безвиновной ответственности субъектов предпринимательства нужна по следующим соображениям. Во-первых, как было отмечено, чтобы, исходя их общеправового принципа социальной справедливости, защитить права и законные интересы потребителей; во-вторых, чтобы придать (при взаимодействии предпринимателей между собой) договорным отношениям большую определенность и стабильность.

Норма об освобождении от ответственности субъекта предпринимательской деятельности только при наличии непреодолимой силы также является диспозитивной: она может быть изменена соглашением сторон или законом.

А.Л. Маковский, характеризуя диспозитивность нормы об освобождении субъекта предпринимательской деятельности от договорной ответственности при наличии непреодолимой силы, особо обращает внимание, что «этот строгий принцип может быть сведен практически к минимальной ответственности. Стороны (предприниматели) в договоре могут ограничить свою ответственность даже за вину».

Что касается случаев, когда законом предусматривается освобождение предпринимателя от договорной ответственности в случае установления его невиновности в нарушении договора (а не непреодолимой силы), то они нередки. Например, по договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший обязательство или исполнивший ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (ст. 538 ГК РФ). По договору энергоснабжения в случае, если в результате регулирования режима потребления энергии, осуществленного на основании закона или иных правовых актов, допущен перерыв в подаче энергии абоненту, энергоснабжающая организация несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств при наличии ее вины (ст. 547 ГК РФ). По договору на выполнение научно- исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ исполнитель несет ответственность за нарушение обязательств, если не докажет, что такое нарушение произошло не по вине исполнителя (п.1 ст. 777 ГК РФ). Отправитель и фрахтователь несут ответственность за причиненные перевозчику убытки, если не докажут, что убытки причинены не по их вине или не по вине лиц, за действия или бездействие которых они отвечают (ст. 176 Кодекса торгового мореплавания) и др.

В правовой природе презумпции виновности хотелось бы особо подчеркнуть следующие аспекты.

1. Презумпция представляет собой законное предположение, которое заключает в себе высокую степень вероятности сформулированных в нем обобщений (юридических фактов).

По мнению Е.Ю. Веденеева, современное представление об институте презумпции выражается в следующем определении: презумпция — это закрепленное в нормах права предположение о наличии или отсутствии юридических фактов, основанное на связи между ними и фактами наличными и подтверждаемое предшествующим опытом.

2. Презумпция виновности вступает в действие лишь после того, как возникают условия ее применения, а именно: будут доказаны факт нарушения обязательства должником, а также в необходимых случаях убытки и причинно-следственная связь между нарушением обязательства должником и причиненными убытками.

Обусловлено это тем, что если должник нарушает обязательство (и причиняет тем самым убытки кредитору), то о том, что такие убытки возникли, и они вызваны противоправным поведением должника, знает, в первую очередь, кредитор. Поэтому на него и возлагается бремя доказывания факта нарушения обязательства должником, а также в необходимых случаях убытков и причинно-следственной связи между ними.

Следовательно, лишь после доказанности кредитором факта нарушения обязательства должником (например, для применения ответственности в форме неустойки) последний приобретает статус нарушителя и возникает презумпция его виновности в нарушении обязательства. Лишь после того, как кредитор доказал причиненные ему неисполнением обязательства должником убытки и причинно-следственную связь с нарушением обязательства, то вина должника в этих убытках презюмируется.

Поэтому вызывают недоумение рассуждения Б.Д. Завидова, который усматривает противоречие между презумпцией виновности (п.2 ст. 401 ГК РФ) и процессуальной нормой, закрепленной в п.1 ст. 53 АПК РФ: каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Б.Д. Завидов пишет: «Однако если поставить себя, скажем, на место кредитора, то вырисовывается не совсем приглядная картина. Кредитор (в каком-то смысле потерпевший) как в исковом заявлении, так и в судебном заседании должен первым доказывать наличие вины должника и отсутствие своей вины как кредитора. Полагаем, это не вполне согласуется с материальной нормой права: «Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство». На наш взгляд, Б.Д. Завидов неправильно распределил между истцом и ответчиком обязанность по доказыванию обстоятельств, входящих в предмет доказывания. В соответствии с правилом презумпции виновности, которое и подлежит применению, доказывание кредитором вины должника - это право кредитора, а не его обязанность.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Особенности дарения доли в уставном капитале юридического лица и ценных бумаг
Сервитуты в Гражданском кодексе Франции 1804 года.
Договор строительного подряда в системе гражданско-правовых договоров
Юридическая характеристика закладной как ценной бумаги и осуществление прав по закладной
Общая характеристика принципов гражданского права
Вернуться к списку публикаций