2012-01-06 07:50:25
ГлавнаяГражданское право и процесс — Понятие вины в нарушении договорных обязательств в современном гражданском праве РФ



Понятие вины в нарушении договорных обязательств в современном гражданском праве РФ


В начале 90-х годов прошлого века Россия взяла курс на рыночную экономику. Необходимым условием нормального существования рыночных отношений является их регулирование новым, адаптированным к изменившимся условиям оборота гражданским законодательством.

Первым кодифицированным актом гражданского законодательства, рассчитанным на рыночную экономику, были Основы гражданского законодательства СССР и республик от 31 мая 1991 г. (далее - Основы 1991 г.). А.Л. Маковский метко назвал Основы 1991 г. «необычным союзным законом с республиканской судьбой». Действительно, Основы 1991 г. должны были вступить в действие на всей территории СССР с 1 января 1992 года. В связи с распадом СССР этого не произошло. Но Верховный Совет РФ постановлением от 14 июля 1992 г. предусмотрел их применение на территории Российской Федерации «впредь до принятия нового Гражданского кодекса...». В первую очередь изложенным выше объясняется рассмотрение вопросов вины в договорных обязательствах на современном этапе с норм Основ 1991 г.

В Основах 1991 г. подтверждался принцип вины, который мог быть парализован соглашением сторон или законодательством.

Должник отвечает за неисполнение и ненадлежащее исполнение обязательства при наличии вины, если иное не предусмотрено законодательством или договором (п. 1 ст. 71 Основ 1991 г.).

Но, вместе с тем, новеллами гражданского законодательства явились, во-первых, определение невиновности лица в нарушении обязательства.

Должник признается невиновным, если докажет, что он принял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязательства (п.1 ст. 71 Основ 1991 г.).

Во-вторых, крупное законодательное изъятие из принципа вины.

Лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет имущественную ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы... (п.2 ст. 71 Основ 1991 г.).

В-третьих, новеллой юридико-технического плана можно считать то, что Основы 1991 г. впервые стали рассматривать вину как «основание ответственности за нарушение обязательства». В то время как предшествующие кодифицированные акты (Основы 1961 г. и ГК 1964 г.) вину называли «условием ответственности за нарушение обязательства».

Проблема принципа вины в ГК РФ. Дальнейшее развитие вина как принцип и условие договорной ответственности получила в Гражданском кодексе Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. (далее - ГК РФ).

Принцип вины в ГК РФ сформулирован, по сравнению с Основами гражданского законодательства СССР и республик 1991 г., в немного измененной редакции.

Лицо, не исполнившее обязательство или исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла и неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности (ч.1 ст. 401 ГК РФ).

Наиболее заметное терминологическое изменение в этой формулировке нового Кодекса состоит в том, что законодатель (по сравнению с Основами 1991 г.) отказался от термина «должник», заменив его термином «лицо». Следовательно, применение данной нормы возможно как в отношении должника, так и кредитора (например, когда последний злоупотребил правом и подлежит гражданской ответственности в порядке ст. 406 ГК РФ).

Как известно, впервые принцип вины в отечественном гражданском праве был сформулирован в советском гражданском законодательстве. Данный принцип рассматривался (и вполне обоснованно) советской цивилистикой как основное начало гражданско-правовой ответственности. Хотя и тогда из него в силу диспозитивности нормы-принципа имелись в гражданском законодательстве небольшие изъятия. Но общее правило ответственности за вину стержнем пронизывало все советское гражданское право.

По сравнению с предшествующими кодифицированными актами гражданского законодательства формулировка принципа вины в новом ГК РФ существенно не изменилась. Но содержание принципа вины (уже с Основ 1991 г.) обновилось до такой степени, что у нас возникли вопросы:

1. О целесообразности и научности выделения гражданско-правового принципа вины вообще и за нарушение договорных обязательств в частности.

2. О рассмотрении вины исключительно как условия договорной ответственности, а не как ее принципа.

Для ответа на эти вопросы нам необходимо, прежде всего, уяснить, что такое принцип права, какова его действительная природа, почему вину называют принципом гражданско-правовой ответственности.

Авторы, так или иначе касающиеся правовых принципов, отмечают, что последние представляют собой «основные идеи, исходные положения или ведущие начала права, процесса его формирования, развития и функционирования».

Правовые принципы объективно обусловлены и не являются произвольными по своему характеру. Такая объективность исходных начал заключается в том, что они отражают закономерности в праве. Закономерности в области правовых явлений заключаются либо в связи юридическая норма - субъект, либо в отношениях между субъектами.

Закон в общефилософском значении данного термина — это существенный, устойчивый, регулярный и необходимый тип связи между явлениями, взятый в своей обобщенной форме.

Связи между субъектами, между правовыми нормами и субъектами и представляют собой законы правовых явлений. Однако слово «закон» имеет в праве твердо устоявшееся применение, т.е. оно используется для обозначения актов высшей юридической силы. Поэтому слово «закон» в его общефилософском значении представители науки права обычно заменяют другим словом «принцип». Значит, принцип можно определить так же, как в философии определяется закон, а именно - принципом права является существенная, необходимая связь между явлениями юридического порядка.

Иногда предлагают различать и принципы, так сказать, внутри отрасли, т.е. действующие в пределах института или даже группы норм. Мы согласны с B.C. Толстым в том, что «по большому счету не имеет значения, какую (в количественном отношении) группу фактов должна охватывать существенная связь, чтобы ее можно было назвать принципом».

Принципы права могут быть закреплены в его конкретных нормах, но могут и логически выводиться из их совокупности.

В гражданском праве основные начала (принципы) сформулированы в ст. 1 ГК РФ. Среди них принципа ответственности за вину нет. Можно предположить, что принцип договорной ответственности за вину вытекает из совокупности правовых норм. И это будет верным предположением. Исследование вины как принципа договорной ответственности не должно ограничиваться ч.1 п.1 ст. 401 ГК РФ. Напротив, из закрепленной там нормы следует, что анализу должны подвергаться все нормы, регулирующие договорные отношения. Такой анализ показывает, если огрубить проблему, что «существенная и необходимая связь» между виной и договорной ответственностью имеется лишь в случаях, когда участие в договоре не связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности (п.1 и п.3 ст. 401 ГК РФ). Т.е. целая категория нарушений договоров, влекущая наступление гражданско-правовой ответственности, не находится в «необходимой и существенной связи» с виной нарушителя. В литературе давалась, в частности, следующая оценка этой новелле: «Законодатель отказался от принципа ответственности за вину в отношении большой части существующих обязательств ... в отечественном гражданском законотворчестве наметилась тенденция к забвению гуманистического общеправового принципа ответственности за вину».

С точки зрения теории гражданского права проблема принципа гражданско-правовой ответственности за вину, по нашему мнению, имеет, как минимум, два решения:

1) занять позицию, получившую в советской цивилистике название «виновное с исключениями начало». Т.е. признать, что в современном гражданском праве действует межотраслевой принцип вины, из которого гражданским законодательством могут устанавливаться и установлены значительные изъятия. Так, Конституционный Суд РФ по делу о проверке конституционности положений п.2 ст. 1070 ГК РФ исходил из подобного, традиционного понимания принципа вины. Конституционным Судом РФ, в частности, указывалось, что «наличие вины - общий и общепризнанный принцип юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, то есть закреплено непосредственно. Исходя из этого, в гражданском законодательстве предусмотрены субъективные основания ответственности за причиненный вред...»;

2) занять позицию, получившую в советской цивилистике название «двух начал (вины и причинения (риска))». Согласно взглядам ее сторонников договорная ответственность строится на двух диалектически связанных началах: принципе вины и принципе риска. Т.е. признается, что в современном гражданском праве, наряду с принципом ответственности за риск, действует принцип ответственности за вину, вытекающий из содержания ряда норм гражданского права, связывающих договорную ответственность нарушителя с его виной. Следовательно, в этом случае данный принцип является не отраслевым, а принципом группы гражданско-правовых норм. Так, по одному из многих подобных дел Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, видимо, занимал именно такую позицию, когда указывал, что «являясь субъектом предпринимательской деятельности, АКБ «Югбанк» осуществляет ее с определенной степенью риска, следовательно, суду следует рассмотреть вопрос о возложении на него ответственности за риск».

По нашему мнению, правильным будет утверждение, что в современном гражданском праве вообще и в договорном в особенности имеются два начала ответственности: принцип вины и принцип риска. Подобный дуализм трудно было обосновать научными средствами в советском гражданском праве, потому что, как справедливо подчеркивал в 1978 году Е.А. Павлодский, «ответственность за случай (за риск) нельзя считать самостоятельным принципом, так как возложение неблагоприятных последствий на невиновного правонарушителя не является характерным для института гражданско-правовой ответственности». Напротив, для современного договорного права в равной мере характерна как ответственность без вины (ответственность независимо от вины), так и ответственность только при наличии вины нарушителя. Такой вывод становится самоочевиден при анализе вины в качестве условия ответственности за нарушение договорного обязательства.

Значение договорной вины. Феномен вины используется в самых разных областях социальной жизни. В теории права традиционно выделяют десять групп общественных отношений. Для возникновения ответственности за нарушение общественных отношений соответствующего вида, по общему правилу, необходима вина (или чувство вины) нарушителя. Когда решается вопрос о привлечении к юридической ответственности, наличие вины правонарушителя влечет безусловное применение к нему мер правовой ответственности. Это общее правило распространяется и на гражданско-правовую ответственность.

Однако особо хотим подчеркнуть, что понимание и значение вины в современном гражданском праве не должно сводиться к признанию ее исключительно условием гражданской ответственности. Истинное значение вины в гражданском законодательстве шире и состоит в том, что она является условием применения гражданско-правовых санкций.

Первым (по его собственному признанию) разграничил гражданско-правовую ответственность и санкцию О.С. Иоффе следующим образом: «ответственность - это санкция за правонарушение, но санкция отнюдь не всегда означает ответственность».

Но данное прогрессивное научное достижение игнорировалось рядом цивилистов в их утверждении, что любая гражданско-правовая санкция есть мера ответственности...

Наиболее полное представление о значении гражданско-правового феномена вины было дано Т.И. Илларионовой. Согласно ее взглядам, гражданские противоправные действия в качестве фактической основы всей системы отраслевых санкций по их направленности против защищенных правом можно классифицировать по крайней мере на пять групп. Эту классификацию мы приводили ранее.

Значение подобной классификации, по мнению Т.И. Илларионовой, состоит в том, что «она лежит в основе целой категории гражданско-правовых санкций, получивших в литературе название мер защиты. В применении мер защиты вина играет значительную роль. Подобное значение вины, безусловно, выходит за рамки распространенных в литературе представлений о значении вины только как основания ответственности».

Игнорирование указанной многогранности вины в гражданском праве может привести и действительно приводит к тому, что всякое упоминание о вине в договорных отношениях принудительно подводится некоторыми учеными под понимание ее как условие договорной ответственности.

По указанным причинам мы не можем согласиться с В.А. Хохловым в том, что вина в отрыве от мер гражданско-правовой ответственности «никакой ценности ни для науки, ни для правоприменения не представляет». Безусловно, главным назначением вины является выступление ею в качестве условия применения мер гражданско-правовой ответственности. Но отрицать то, что вина является условием применения других гражданско-правовых санкций, не являющихся мерами ответственности, на наш взгляд, весьма и весьма спорно. Вместе с тем, важно подчеркнуть, что правовая природа вины как при рассмотрении ее как условия договорной ответственности, так и условием других санкций, не являющихся мерой ответственности, остается неизменной.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Расторжение договора
Мировые судьи в гражданском и уголовном судопроизводстве (суммарный процесс)
О проблеме возмещения судебных расходов, связанных с проведением судебных экспертиз
Пожертвование как разновидность дарения
Виды сроков исковой давности и их применение в гражданском праве
Вернуться к списку публикаций