2012-01-06 07:12:10
ГлавнаяГражданское право и процесс — Вина юридических лиц в нарушении договорных обязательств в гражданском праве РФ



Вина юридических лиц в нарушении договорных обязательств в гражданском праве РФ


Проблема вины юридических лиц, не получив окончательного решения в советской гражданско-правовой науке, остается актуальной и в современной цивилистике.

В соответствии со ст. 48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Признак «ответственности юридического лица» уже советскими авторами рассматривался как «primus inter pares» («первый среди равных»). Так, Г.К. Матвеев отмечал, что «именно через этот признак наиболее полно раскрывается вся специфичность той или иной организации как субъекта гражданского права, специфичность, отличающая ее от других организаций, не являющихся юридическими лицами». В новейшей юридической литературе эта точка зрения не только не предана забвению, но становится выражением одной из тенденций в понимании сущности юридического лица. Как яркое подтверждение этому может рассматриваться утверждение Е.В. Богданова о том, что «самостоятельная имущественная ответственность — это главный и определяющий признак юридического лица. Сущность юридического лица проявляется прежде всего в его ответственности. Все остальные признаки носят вспомогательный характер. Они подчинены одной идее: возложению ответственности на юридическое лицо, а не на учредителя».

С учетом того большого значения, которое придается наукой и практикой признаку ответственности юридического лица, необходимо выяснить основание и условия наступления гражданско-правовой ответственности юридических лиц. Согласно ст.2 ГК РФ участниками регулируемых гражданским законодательством отношений, в частности, наряду с физическими лицами (гражданами) выступают и юридические лица; причем важно подчеркнуть, что гражданское законодательство регулирует договорные и иные обязательства, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Отсюда, нет никаких препятствий для вывода о том, что ответственность юридических лиц возникает на том же основании и на тех же условиях, что и гражданско-правовая ответственность граждан. Таким образом, основанием договорной ответственности юридического лица является нарушение им субъективного права контрагента. Условиями наступления такой ответственности по общему правилу являются:

1) противоправность нарушения договорного обязательства;

2) убытки;

3) причинно-следственная связь между наступившими убытками и противоправным нарушением договора;

4) вина нарушителя договора.

Взгляды отечественных цивилистов на вину юридического лица во многом предопределялись пониманием ими сущности юридического лица. Объяснению сущности юридического лица в мировой цивилистике посвящено множество теорий. Расцвет изучения вины юридических лиц в СССР совпал с установлением почти полного господства в советской цивилистике объясняющей сущность юридического лица теории коллектива.

У сторонников этой теории не вызывало сомнений то, что в качестве юридического лица выступает обладающее определенными признаками предприятие как организованный коллектив рабочих и служащих. Поэтому признавалось абсолютно правильным утверждение, что юридическое лицо - это коллектив, объединенный им.

В советской цивилистике отмечалось, что в социалистическом хозяйстве энергия и воля работников производственных коллективов, направленная на выполнение государственного плана путем заключения хозяйственных договоров и исполнения договорных обязательств, складываются в конечном итоге в волю предприятия как субъекта права и юридического лица. Как итог, для апологетов теории коллектива вина юридического лица (в самом общем виде) - это допущенная в связи с осуществляемыми трудовыми функциями вина его администрации или (и) работников. Но во взглядах и этой части ученых имеется много существенных различий. В этой связи можно выделить четыре вектора понимания ими вины юридического лица.

Первое направление. Многие цивилисты считали наиболее правильным подход, при котором вина одного или нескольких работников свидетельствует о вине юридического лица в целом.

Так, С.Н. Братусь полагал, что «необходимым условием ответственности юридического лица является вина конкретного исполнителя, состоящего либо членом юридического лица, либо его работником... Работник при выполнении своих обязанностей не противостоит юридическому лицу в качестве отличного от него субъекта права... Ответственность юридического лица в этом случае является ответственностью не за чужие, а за свои действия».

Ф.Л. Рабинович в своей монографии не только выражал поддержку данному направлению исследования, солидаризируясь по принципиальным моментам с С.Н. Братусем, Н.С. Малеиным и др., но и в отличие от большинства ученых, занимавшихся проблемой вины юридического лица, попытался дать определение этому правовому феномену: «вина социалистического государственного производственного предприятия есть психическое отношение работников предприятия, формирующих его волю в заключении и в исполнении данного договорного обязательства, к совершаемым ими противоправным поступкам и их вредным последствиям. Она выражается в сознательно-волевых умышленных или неосторожных действиях (бездействии), повлекших за собой неисполнение или ненадлежащее исполнение договора». У данного направления в понимании вины юридических лиц имеются авторитетные сторонники и в настоящее время.

Второе направление. Лишь отдельные цивилисты полагали, что вину юридического лица образует исключительно вина органа этого юридического лица.

Например, И.Н. Петров считал, что в случаях, когда речь идет о вине юридического лица, имеется в виду вина хозоргана как психическое отношение к противоправному действию (бездействию) органа юридического лица, должностных лиц, на которых возложено руководство его деятельностью. Вина органа юридического лица должна признаваться во всех случаях нарушений обязательств и в результате действия (бездействия) при исполнении трудовых обязанностей, совершенных его работниками. Позднее в другой работе автор более подробно разъяснил свою позицию, указав, что «вина органа юридического лица за действия своих работников (при исполнении ими своих служебных обязанностей) является виной за необеспечение как надлежащей организации деятельности, так и самой деятельности всех звеньев юридического лица».

Третье направление. Многие цивилисты полагали, что о вине юридического лица свидетельствует вина коллектива.

Именно такую позицию занимал Г.К. Матвеев. Он подчеркивал, что «виновность предприятия есть виновность лиц, его составляющих, а также лиц, организующих его деятельность. Такая конструкция вины юридического лица обусловлена характером его деятельности как деятельности организованного коллектива, в котором все его звенья объединены общей производственной целью». «Но виновность юридического лица не представляет собой простой суммы индивидуальных провинностей... она представляет собой новое качество. Это особая вина коллектива, так как психологическим содержанием ее служит порочная воля (и сознание) участников этого коллектива, а не отдельных индивидуумов, осуществляющих свою деятельность независимо от коллектива либо вне связи со своими служебными обязанностями».

В.А. Ойгензихт, разделяя точку зрения на вину юридических лиц Г.К. Матвеева, предложил такое ее определение: «Вина предприятия, организации, объединения в нарушении хозяйственного договора - это психическое отношение работников к своим противоправным проступкам и к результату этих поступков, поскольку их поведение, их отношение к своему поведению формирует волю предприятия, организации в целом». В.А. Ойгензихт полностью разделял тезис Б.С. Антимонова о различии вины юридического лица и гражданина.

Четвертое направление. В отличие от названных направлений исследования собственный комплексный подход к пониманию вины юридического лица в рамках теории коллектива предложил B.C. Якушев. Автор за основу конструирования вины юридического лица взял психическое отношение к своим поступкам и их последствиям каждого работника, но не считал возможным сводить вину предприятия к вине работников. Одних психических процессов, по мнению B.C. Якушева, недостаточно, необходимы социальные факторы: не только вина одного работника, который не организовал должным образом работу (хотя в этом заключена причина нарушения), но и наличие других факторов (необеспечение сырьем, отсутствие контроля). Вина конкретных работников трансформируется, сливаясь, формируясь и выливаясь в вину предприятия. Автор, таким образом, полагал, что вина предприятия качественно новое явление и не отождествляется с виной отдельных работников, а формируется «с учетом поведения не только работника, но и органа».

Ряд цивилистов, однако, не связывал напрямую собственные выводы о вине юридического лица с пониманием сущности юридического лица.

Сторонником принципа учета вины юридического лица является Б.И. Пугинский. Анализ арбитражной практики привел его к выводу о непригодности психологической характеристики к пониманию вины предприятия. Поэтому Б.И. Пугинский рассматривает вину юридического лица как несовершения определенных объективных действий: неприложения необходимых усилий, неиспользование прав и возможностей и т.п.

B.C. Тадевосян полагал, что возможно «установить вину предприятия без выявления конкретных виновников. Порою и органам расследования не удается установить, по чьей вине были допущены брак продукции, хищения или недостача. Но и в этих случаях ясно. Что нарушение было допущено кем- то, а может быть всем коллективом предприятия, и, следовательно, хозяйственная организация виновна и должна нести ответственность».

Против особой вины юридического лица, основанной на теории коллектива, также выступал П.А. Варул. Автор полагал, что вину конкретных работников установить трудно, но, независимо от того установлена вина конкретного работника или нет, вина юридического лица должна быть признана. На определение вины юридического лица, полагал П.А. Варул, это не влияет.

Сходные суждения имеются и в современной юридической литературе. Так, В.В. Витрянский справедливо считает, что «при применении к должнику ответственности за действия его работников по исполнению его обязательства общие условия ответственности не затрагиваются». Но при этом В.В. Витрянский подчеркивает, что «должник, не исполнивший либо исполнивший ненадлежащим образом свои обязательства перед кредитором в результате неумелых действий своих работников, их нерадивости или нераспорядительности, не вправе ссылаться на эти обстоятельства в качестве оснований к отказу в удовлетворении требований кредитора. Ответственность за действия работника должника, которые повлекли нарушение обязательств, возлагается на самого должника. Поэтому бессмысленны в качестве доводов, опровергающих требования кредитора, любые ссылки на вину или недобросовестность своих работников, чьи действия привели к нарушению обязательства».

Хотелось бы определить свою позицию по вопросу о вине юридических лиц в нарушении договорных обязательств.

Согласившись с тем, что то или иное понимание сущности юридического лица оказывает огромное влияние на понимание вины юридического лица, мы считаем необходимым сказать, что, на наш взгляд, сущность юридического лица состоит в том, что такое лицо является неделимым элементом (субъектом) исключительно правовой действительности. Вне этой действительности юридическое лицо существовать не может. Поэтому с точки зрения физической действительности (реальности) юридическое лицо рассматривается некоторыми учеными как юридическая фикция.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Теоретические аспекты понятия, содержания и значения гражданско-правового договора и их отражение в законодательстве РФ
Кому нужна интеллектуальная собственность в XXI веке
Соотношение недействительной и несовершенной сделки
Институт завещания в Израиле
Восстановление срока исковой давности в ГК РФ
Вернуться к списку публикаций