2012-01-06 07:07:57
ГлавнаяГражданское право и процесс — Вина Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в нарушении договорных обязательств в гражданском праве России



Вина Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в нарушении договорных обязательств в гражданском праве России


Отечественная гражданско-правовая наука предшествующего времени не рассматривала в качестве самостоятельного предмета исследования вопрос вины государства как участника имущественного оборота. Современная цивилистика также не выделяет проблему вины публичных образований. И это притом, что ГК РФ называет Российскую Федерацию, субъекты РФ и муниципальные образования в качестве самостоятельных ответственных участников имущественного оборота. На наш взгляд, гражданско-правовая вина публичных образований является актуальным и, вместе с тем, неисследованным феноменом цивилистики.

В отличие от предшествующих отечественных гражданских кодексов действующий ГК РФ впервые в ст. 2 указал, что наряду с гражданами и юридическими лицами в регулируемых гражданским законодательством отношениях могут участвовать также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования.

ГК РФ в главе 5 «Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством» впервые определил правовое положение публично-правовых образований как участников гражданского оборота. Согласно п.1 ст. 124 ГК РФ 1) Российская Федерация в целом; 2) субъекты Российской Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа; 3) муниципальные образования: городские, сельские поселения и т.п. - выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами. Следовательно, о публично-правовых образованиях можно сказать, что они являются субъектами гражданского права и выступают в имущественном обороте на равных началах со всеми иными его участниками. Как субъекты гражданского права публичные образования обладают правоспособностью; причем в цивилистике споры об ее характере не прекращаются. Большинство ученых, на наш взгляд обоснованно, полагает, что у данных субъектов правоспособность специальная. Но некоторые цивилисты придерживаются мнения, что публично-правовые образования имеют общую правоспособность. Не вызывает возражений позиция О.Г. Бартковой, что «гражданская правосубъектность Российской Федерации не тождественна правосубъектности иных участников рассматриваемых отношений, прежде всего юридических лиц. Гражданская правосубъектность Российской Федерации является специальной и носит целевой характер».

Одним из элементов гражданской правосубъектности является сделкоспособность. Публично-правовые образования могут участвовать в различных договорах. В этой связи нужно подчеркнуть, что в силу п.2 ст. 124 ГК РФ к таким образованиям по общему правилу применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в гражданско-правовых отношениях.

Публично-правовые образования реализуют свою гражданскую дееспособность главным образом через свои органы. Согласно ст. 125 ГК РФ от имени России, субъектов РФ, а также муниципальных образований могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности органы государственной власти соответственно России и субъектов РФ, а также органы местного самоуправления в рамках компетенции органа соответствующего уровня, установленной актами, определяющими статус этих органов. Кроме того, в случаях и порядке предусмотренными нормативными правовыми актами соответствующего уровня, по специальному поручению соответствующего публичного образования от их имени могут выступать государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане.

Органы государственной власти и местного самоуправления вступают в правоотношения либо от своего имени, либо от имени и по поручению соответствующего публичного образования. Порядок участия в гражданском обороте зависит от того, какую деятельность осуществляет этот орган. Если он вступает в отношения с третьими лицами по реализации собственных полномочий, возложенных на него соответствующим актом, он выступает от своего имени. К данной группе относятся те виды договоров (поставки, подряда и т.д.), которые обеспечивают удовлетворение государственных нужд. Например, ст. 764 ГК РФ «Стороны в государственном контракте» (на выполнение подрядных работ для государственных нужд) предусматривает, что по государственному контракту государственным заказчиком выступают государственный орган, обладающий необходимыми инвестиционным ресурсами, или организация, наделенная соответствующим государственным органом правом распоряжаться такими ресурсами, а подрядчиком - юридическое лицо или гражданин. На наш взгляд, требует существенной корректировки распространенное в литературе мнение, что публичные образования выступают стороной в договорах, обеспечивающих удовлетворение государственных нужд. Публичные образования в таких договорах не выступают стороной, они лишь наделяют соответствующих заказчиков необходимыми инвестиционными ресурсами (денежными средствами). О том, что в данном случае орган государственной власти или местного самоуправления не действует «от имени публичного образования», свидетельствуют также утвержденные типовые формы договоров, обеспечивающих удовлетворение государственных нужд. Следовательно, публичные образования, не являясь стороной, не могут быть виновными в нарушении договоров, обеспечивающих государственные нужды.

В случае реализации органом государственной власти или местного самоуправления полномочий, которые могут осуществляться им исключительно от имени соответственно России, субъекта РФ или муниципального образования, он выступает от имени соответствующего образования. Например, согласно ст. 817 ГК РФ по договору государственного займа заемщиком выступает Российская Федерация, субъект РФ (а также муниципальное образование), а займодавцем - гражданин или юридическое лицо. Поэтому неслучайно в Положении о Министерстве финансов Российской Федерации в пп. 5 п.5 задачей органа является «разработка программ государственных заимствований и их реализация в установленном порядке от имени Российской Федерации». Подчеркнем, что в отличие от договоров, обеспечивающих государственные нужды, стороной в договоре государственного займа всегда выступает соответствующее публичное образование. Мы согласны с мнением Е.А. Суханова, что «в любом случае выступление от имени государственного или муниципального образования должно опираться на прямое указание соответствующего нормативного акта. При его отсутствии контрагентом определенного правоотношения может стать государственный или муниципальный орган как самостоятельное юридическое лицо...».

Наконец, когда орган государственной власти или местного самоуправления выполняет задачи, связанные с организацией его деятельности (проведение ремонта, оплата коммунальных услуг, приобретение оборудования и т.п.), здесь он действует только от своего имени.

Таким образом, из двух теорий (орган государственной власти - самостоятельное юридическое лицо или орган государственной власти осуществляет свои функции по аналогии с органом юридического лица, то есть только персонифицирует коллективное образование, не обладая никакими правами на принадлежащее этому лицу имущество) законодатель избрал некую промежуточную позицию. Подобная конструкция «квазиюридического лица» и «нового субъекта» гражданского права, который вправе выступать как от своего имени, так и от имени государства (государственного или муниципального образования), не только получила нормативное обоснование, но и успешно развивается.

Таким образом, публично-правовые образования могут участвовать в любых гражданско-правовых договорах, в которых допускается аналогичное участие юридических лиц, за исключением тех видов соглашений, где участие юридического лица обусловливается его специальным статусом (страховщика, банка и т.п.). Вопрос о квалификации деятельности публично-правового образования как предпринимательской должен решаться исходя из признаков такой деятельности, закрепленных в ст. 2 ГК РФ, и, прежде всего, с учетом непосредственной ее направленности.

Публичные образования и юридические лица имеют сходную гражданско-правовую природу. Поэтому неслучайно в п.2 ст. 124 ГК РФ закреплено, что к публичным образованиям, применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.

Вместе с тем, как следует из данной нормы, из-за присущих им особенностей публичные образование нельзя отождествлять с другим видом участников имущественного оборота - юридическими лицами.

В советском гражданском праве предпринимались попытки такого отождествления. Так, С.Н. Братусь замечал, «поскольку государство не может быть сведено к простой сумме его органов, при наличии определенных условий оно рассматривается законом как непосредственный субъект гражданских правоотношений, т.е. как юридическое лицо». Но спустя три года С.Н. Братусь изменил свою позицию: «советское государство - это не обычный субъект гражданского права, это - не юридическое лицо. Советское государство как казна - это особый, отличный от прочих юридических лиц субъект гражданского права». В последующем советская гражданско-правовая наука уже не предпринимала попыток признать Советское государство юридическим лицом. Более того, в советской науке появилась критика действующих гражданских кодексов, которые не содержали главы, где бы прямо определялось правовое положение государства. П.П. Виткявичус подчеркивал, что «такая конструкция может создать неправильное представление о том, что Советское государство будто бы представляет один из видов юридических лиц».

Следовательно, имея сходную с юридическими лицами гражданско-правовую природу, публичные образования им не тождественны и отличаются от юридических лиц особенностями своего правового положения. Поэтому необходимо решить вопрос о том, имеет ли особенности (по сравнению с юридическим лицом) вина публичного образования? А если имеет, то какие?

Особенности ответственности публичных образований содержатся в статьях 126 и 127 ГК РФ. Названные нормы не содержат правил, формирующих особые субъективные условия наступления гражданско-правовой ответственности публичных образований.

В качестве итога, основанного на всем ходе предыдущего рассуждения, можно сказать, что публичные образования являются самостоятельными равными ответственными субъектами гражданского права. Участие в гражданском обороте для них носит вынужденный, но объективный характер, вспомогательный по отношению к основной деятельности. Публично-правовые образования могут участвовать в любых гражданско-правовых договорах, в которых допускается аналогичное участие юридических лиц, за исключением тех видов соглашений, где участие юридического лица обусловливается его специальным статусом. Публичные образования и юридические лица имеют сходную гражданско-правовую природу, в частности по аналогии с юридическими лицами, приобретающими гражданские права и обязанности через свои органы, публичные образования принимают гражданские права и обязанности главным образом через органы государственной власти (местного самоуправления). Имея сходную с юридическими лицами гражданско-правовую природу, публичные образования им не тождественны и отличаются от юридических лиц особенностями своего правового положения. Но эти особенности не распространяются на субъективные условия гражданско-правовой ответственности. Поэтому мы вправе полученное нами определение вины юридического лица в нарушении договорного обязательства распространить на Российскую Федерацию, субъекты РФ и муниципальные образования. Таким образом, можно дать следующее определение вины публичного образования в нарушении договорного обязательства:

ВИНА ПУБЛИЧНО-ПРАВОВОГО ОБРАЗОВАНИЯ (РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, СУБЪЕКТА РФ, МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ) В НАРУШЕНИИ ДОГОВОРНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА - ЭТО УМЫШЛЕННО ИЛИ НЕОСТОРОЖНО РЕАЛИЗОВАННАЯ ВОЛЯ ПУБЛИЧНОГО ОБРАЗОВАНИЯ, КОТОРАЯ ОТЛИЧНА ОТ ЕГО ОБЪЯВЛЕННОЙ ВОЛИ И КОТОРАЯ ОБУСЛОВИЛА НЕПРИНЯТИЕ ИМ ВСЕХ ВОЗМОЖНЫХ ПРИ НЕОБХОДИМОЙ ЗАБОТЛИВОСТИ И ОСМОТРИТЕЛЬНОСТИ МЕР, ЧЕМ ПОВЛЕКЛА НАРУШЕНИЕ ДОГОВОРНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА.

Настоящее исследование вины публичных образований: Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований - само по себе актуально, поскольку ранее проблема субъективных условий ответственности этой группы субъектов гражданского права в цивилистике даже не поднималась. Ценность данного вывода, на наш взгляд, заключается в том, что, сопоставляя субъективные условия гражданско-правовой ответственности юридических лиц и публичных образований, было доказано, что различий не имеется. Это позволило прийти к выводу, что вина как условие ответственности за нарушение договорных обязательств как юридического лица, так и публичного образования понимается одинаково. Поэтому мы вправе характеристику понятия вины юридических лиц в нарушении договорного обязательства распространить и на публичные образования, то есть на Российскую Федерацию, субъекты РФ, муниципальные образования как субъекты гражданского права. Другим позитивным моментом, убеждены, является то, что таким образом создается определенная почва для дальнейшего исследования новой проблемы - гражданско-правовой вины публичных образований. Гражданско-правовая действительность диалектически трансформируется, поэтому, если эти изменения затронут и субъективные условия гражданской ответственности публичных образований, то дальнейшее осмысление этого феномена будет возможным с некоторых, уже известных позиций.


Бутенко Евгений Викторович







Интересное:


Общетеоретические аспекты административно-правового исследования проблем управления государственной собственностью субъекта Российской Федерации
Гарантийные сроки в гражданском праве
Институт завещания в Израиле
Подсудность гражданских дел мировому судье
Условия договора строительного подряда
Вернуться к списку публикаций