2012-01-05 19:46:40
ГлавнаяГражданское право и процесс — Теоретические аспекты понятия, содержания и значения гражданско-правового договора и их отражение в законодательстве РФ



Теоретические аспекты понятия, содержания и значения гражданско-правового договора и их отражение в законодательстве РФ


Понятие договора известно практически всем правовым системам современности и в настоящее время широко используется в различных отраслях права. В общеправовой формулировке договор представляет собой согласованное волеизъявление двух или нескольких лиц, направленных на достижение определенного правового результата (установления, изменения и прекращения прав и обязанностей). Под приведенное формально-юридическое определение договора, которое, несомненно, обладает некоторой познавательной ценностью, попадает любой правовой договор: трудовой, международный, гражданский. Это понятие в современном праве является межотраслевым, общеправовым. Причем в теории права такое понятие рассматривается как совместный правовой акт, состоящий из обособленных согласованных волеизъявлений. Но как справедливо замечено авторами, «договор в любой отрасли права обладает специфическими особенностями, ибо он связан с определенными отношениями, представляющими собой предмет данной отрасли права, и не может не нести на себе печать этих отношений».

Характер же опосредуемых отношений сказывается и на самой сущности договора (его субъектах, содержании, порядке заключения) и, в не меньшей степени, на тех правоотношениях, которые из него возникают (содержание прав и обязанностей, способы их реализации). Поэтому исследование договора и порядка его заключения в настоящей работе предполагает рассмотрение его в плоскости специфики гражданско-правовых отношений, а также учет того результата, ради достижения которого существует и используется эта правовая форма отношений.

Наиболее полно разработанный в древнеримском праве, гражданско-правовой договор, как правовой институт, определялся как «согласное выражение воли (соглашение) двух противостоящих сторон, направленное на установление той правовой связи, которое составляло содержание обязательств, так называемые контракты (contractus)». Но правовой категорией в современном понимании у римлян считались только формальные соглашения, которые и признавались цивильным правом и снабжались исковой защитой.

Неформальные же соглашения (pacta) такой защитой не пользовались. Именно признание совершенного в особой форме соглашения правом и снабжение его защитой гарантировали сторонам надежное исполнение принятых на себя обязательств.. Хотя формальность совершаемого соглашения с развитием римского права утратила свое значение, так как правом стали признаваться и ряд неформальных соглашений, но форма договора и по настоящее время оказывает решающее значение на признание и защиту правом того или иного соглашения. Таким образом, можно сказать, что основными элементами правовой категории договора, выработанными римскими юристами являются: во-первых, согласное выражение воли двух или более сторон, достигаемое в виде соглашения; во-вторых, соглашение должно быть направлено на установление правовой связи в виде обязательства; в-третьих, такое соглашение должно признаваться правом, а значит не противоречить ему, а по сему и защищаться им; в-четвертых, соглашение должно быть облечено в требуемую правом форму.

Такое понимание сущности гражданско-правого договора было рецепировано из римского права практически во все правовые системы и в настоящее время используется в различных интерпретациях в гражданском законодательстве многих стран. Так англо-американское договорное право, в частности, определяет договор (хотя легальное определение отсутствует в законодательстве обоих стран) как «обещание или ряд обещаний, за нарушение которых право устанавливает санкцию или исполнение которых, право рассматривает в определенном смысле как обязанность». Хотя в англо- американском праве понятие договор и обязательство применяются в одном и том же смысле, но сущность понятия договор, его обязательным элементом является соглашение, в виде совпадения воли участвующих сторон. Об этом указывается и в статье Единообразного торгового кодекса США, где «договор рассматривается как правое обязательство в целом вытекающее из соглашения сторон». В праве европейских стран и, в частности, во Франции (ст. 1101 ФГК) договор определяется, как «соглашение, посредством которого одно лицо или несколько лиц обязываются перед другими лицом или перед несколькими лицами дать чего-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо». В германском гражданском законодательстве (ГГУ) нет легального определения понятия договора. Но с точки зрения немецкого юриста Я. Шаппа, который вывел это понятие на основе ряда норм ГГУ, договор «представляет собой сделку, состоящую из двух согласованных волеизъявлений заключающих договор лиц (предложение - Antrag) и принятие предложения (Annahme), которые вызывают правовые последствия по договору, поскольку они желаемы и правопорядок признает эти волеизъявления в качестве основы для наступления таких последствий». Немаловажный, на наш взгляд, и правильный вывод, который сделан при сопоставлении норм, определяющих понятие договора, во французском и германском праве состоит в том, что «определение договора в ФГК, дает ответ на вопрос «Что есть договор?», а определение ГГУ - на вопрос «Как возникает договор?».

Легальное определение договора в гражданском законодательстве РФ не раскрывает всей сущности этого многопланового понятия. Согласно п. 1 ст. 420 ГК договор - это соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Первое составляющее (элемент) понятия договор — соглашение, является фундаментальным при заключении (возникновении) договора, и будет рассмотрено ниже. Что же касается другой составляющей понятия гражданско-правового договора, а именно, направленности на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, то здесь необходимо провести сопоставление понятия договор с другими правовыми категориями, с которыми он непосредственно связан, такими как сделка и обязательство.

Понятие сделка является более широким по отношению к понятию договор, и определяется в ГК как действие граждан или юридических лиц, направленные на установление изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Если договор в гражданском праве рассматривается, как двух или многосторонняя сделка, то помимо договоров существуют еще и односторонние сделки. На первый взгляд, может показаться, что договор это совокупность двух или нескольких односторонних сделок. Но односторонняя сделка - это акт проявления воли только одного лица в виде действия, поэтому простая совокупность воли двух или нескольких лиц не может привести к возникновению договора, пока эти воли не будут иметь встречную направленность и согласованы этими лицами. Специфика договора с позиций общей теории права, рассматривающей его как совместный правовой акт, заключается в том, что «он выражает не единоличное или единое (слитое) волеизъявление, а некое множество обособленных волеизъявлений, которые и согласуются в договорном акте». Таким образом, для возникновения договора требуется соглашение вступающих в него лиц, в виде совпадения встречной воли двух или нескольких лиц, которая реализуется в виде их действий. Поэтому при определении и разграничении понятий сделка и договор необходимо согласиться с мнением В.В. Меркулова, что «в определении сделки ключевым является слово «действие», а договора - «соглашение».

Сделочная природа договора как соглашения, проявляется, прежде всего, в направленности действий лиц, его заключающих. При этом действия участников образующие соглашение, должны быть правомерными и соответствовать требованиям закона, так как сущность права состоит в установлении неких критериев, при помощи которых можно отличать «правовые» волеизъявления от «неправовых». Поэтому направленность действий участников гражданско-правового договора должна лежать в правовой плоскости, т.е. действия должны быть направлены на достижение определенного правового результата. Именно достижение правового результата является конечной целью любого заключаемого гражданско-правового договора, и это отличает его от других соглашений, возможных в общественной жизни. Например, соглашение о совместном проведении досуга, не носит характера гражданско-правового договора, так как не имеет правого результата и не представляет юридического интереса для нашего права. Каков же должен быть этот правовой результат, чтобы соглашение носило характер гражданско-правого договора?

Здесь будет уместно обратиться к понятию договора, данному Д.И. Мейером, который определял его как «соглашение двух или нескольких лиц, которое порождает право на чужое действие, имеющее имущественный интерес». Этот имущественный интерес и побуждает лиц заключать соглашения, исполнение которых носит имущественный характер, и является наиболее распространенными в гражданском обороте. А коль скоро, имущество в нашем обществе имеет определенную ценность, выраженную в денежном эквиваленте, то объект имущественных отношений можно всегда свести к денежной оценке. Поэтому совершенно справедлив вывод дореволюционного цивилиста о том, что «соглашение, не представляющее возможности определить предмет его на деньги, не представляется договором». Таким образом, правовой результат, который стороны хотят достигнуть при заключении договора, должен носить имущественный характер, позволяющий определить его денежный эквивалент. Поэтому со всей очевидностью можно сказать, что наше право не относит к договорам такие соглашения, правовой результат которых лежит в неимущественной сфере, и направленных на изменение или прекращение неимущественных прав их участников. Именно поэтому соглашение о проведении досуга или заключении брака не носят характера гражданско-правого договора, так как их правовой результат направлен на удовлетворение личностных интересов и лежит вне имущественных отношений их участников. Хотя заключение брака и приводит к возникновению имущественных отношений между супругами, но возникновение этих отношений лежит за рамками самого факта совершения брака, являясь как бы его побочным (второстепенным) результатом. Более того, совершение сделок, направленных на возникновение, изменение и прекращение неимущественных прав их участников, невозможно ввиду их противоречия не только конституционному принципу, согласно которого основные права и свободы человека (в том числе неимущественные права участников гражданского оборота) неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения (п. 2 ст. 17 Конституции РФ), но и противоречат моральным, нравственным устоям нашего общества. И этот принцип достаточно четко отражен в п. 1 ст. 150 ГК, согласно которому нематериальные блага гражданина могут возникать только в результате рождения или в силу закона, но никак не по соглашению сторон. Также не будет иметь юридической силы и соглашение сторон, направленное на их изменение или прекращение, в силу неотчуждаемости и непередаваемости таких благ. Так, в частности, автор произведения науки, литературы и искусства вправе заключать соглашения о передачи только его имущественных прав на созданное произведение, хотя они, безусловно, тесным образом связаны с его неимущественными правами. А вот передача неимущественных прав автором невозможна, опять же в силу закона.

Хотя встречаются и другие точки зрения. Так в частности Садиков О.Н. комментируя понятие обязательства, содержащегося в ГК, считает, что поскольку в законе нет прямого запрещения на возникновение обязательств неимущественного характера, то они возможны, если не противоречат законодательству и не относятся к сфере моральных взаимоотношений. На возможность существования неимущественных обязательств указывали авторы и в более ранней работе, но их примеры были не убедительны, так как они рассматривали все права авторов с точки зрения их неимущественной природы, не проводя разграничения на «чистые» неимущественные, которые не связаны с имуществом, и неимущественные, которые тесно с ним связаны.

Достаточно определенно по вопросу, могут ли личные неимущественные права быть объектом гражданского оборота, высказался Б. Эбзеев, который справедливо полагает, что «гражданский оборот может включать в себя только отношения имущественного характера и, следовательно, его объектом могут быть только те неимущественные отношения, которые связаны с имуществом».

Именно имущественные права авторов и могут быть предметом авторского договора. Поэтому с вышеуказанными мнениями трудно согласится, так как возникновение обязательств неимущественного характера невозможно, ввиду их противоречия как общим началам и смыслу гражданского законодательства, так и конституционным принципам. Более того, указанное выше деление личных неимущественных прав в настоящее время рассматривается как основное в теории гражданского права и имеет отражение в законодательстве (п. п. 1, 2 ст. 2 ГК). Проблема здесь состоит как раз в четком разделении таких неимущественных прав, особенно это касается авторских прав, где такое деление в настоящее время, с нашей точки зрения, проведено не совсем верно, что порождает ошибочные мнения об оборотоспособности ряда личных неимущественных прав авторов. По нашему мнению, только право авторства и право на имя являются личными неимущественными, так как тесно связаны с личностью автора и не имеют денежного выражения, и в силу этого не могут быть объектом гражданско-правового договора. Поэтому мы присоединяемся к мнению А. Кашанина, который видит решение проблемы в правильном установлении круга неотчуждаемых благ. В настоящее время с развитием рыночных отношений, при которых денежной оценке подвержены практически любые ценности, в том числе и нематериальные, в литературе, в частности А.М. Эрделевским, предлагаются способы оценки так называемых нематериальных благ, но такая оценка, на наш взгляд, носит компенсационный характер в случаях возмещения причиненного им вреда, является достаточно условной и не отражает специфической ценности этих благ. Достаточно ясно по этому поводу высказался Г.Ф. Шершеневич «Нельзя допустить обязательств с неимущественным интересом не потому, что они носят личный характер... Такому допущению противится природа обязательственных отношений. Чтобы сохранить юридический характер за обязанностями, соответствующими правам требования, необходимо придать им санкцию, каковой может быть только принудительное осуществление интереса в имуществе уклоняющегося от исполнения». Отсюда понятно, что осуществить такую санкцию в неимущественных отношениях невозможно. Таким образом, заключение лицами гражданско-правового договора имеет целью достижение ими правового результата, имеющего имущественный интерес для их участников.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Правовое регулирование действия ипотеки по российскому праву
Особенности дарения ограниченно оборотоспособных объектов гражданского права
Мировой суд в России 1864-1917 гг.
Договор аренды здания, сооружения и нежилого помещения
Общие положения о праве собственности на землю в Земельном кодексе РФ
Вернуться к списку публикаций