2012-01-05 19:33:26
ГлавнаяГражданское право и процесс — Форма заключения гражданско-правового договора



Форма заключения гражданско-правового договора


Способ же заключения договора в устной форме не претерпел каких-либо изменений со времен римского права, где такие вербальные контракты заключались путем вопроса будущего кредитора и совпадающего с вопросом ответа со стороны лица, соглашающегося быть должником по обязательству. В настоящее время договоры в устной форме могут совершаться не только при непосредственном общении сторон, но и посредством телефонной, а также стремительно развивающейся в последнее время электронной связи. О возможности заключения договора посредством электронной связи вполне уместно говорить, если стороны, например, путем общения по сети интернет договорились об условиях принятых на себя обязательств, но при этом не создали никакого не только бумажного, но и электронного документа. Хотя ГК РФ допускает заключение договора указанными способами связи только в письменной форме, но ничто не мешает сторонам принять на себя обязательства общаясь с помощью указанных технических средств устно. Ограничением возможности заключения договора в устной форме такими способами являются все те же положение п. 1 ст. 159 ГК. Отсутствие же письменной формы в случаях, указанных в п. 1 ст. 161 ГК, не влечет недействительности таких договоров, а лишь лишает стороны права ссылаться на свидетельские показания в подтверждение совершенного договора. Кроме этого нужно особо указать, что исполнение договора, совершенного таким способом не происходит в момент его заключения. А, следовательно, в доказательство его совершения может быть положен только факт исполнения по нему своих обязательств хотя бы одной из сторон, что опять же лежит в рамках теории встречного предоставления. Таким образом, договоры в устной форме, на наш взгляд, должны считаться юридически заключенными лишь с момента, когда хотя бы одна из сторон исполнила свои обязанности по данному договору.

Закон так же дает возможность сторонам совершить договор в устной форме, и путем, так называемых конклюдентных действий, из которых явствует воля лица заключить договор. В этом случае при заключении устного договора конклюдентные действия, может совершать только одна из сторон, причем та, которая принимает устное предложение другой стороны (акцептант). Такой вывод следует из того, что, на наш взгляд, достаточно трудно представить предложение о заключении договора, сделанное конклюдентными действиями.

Так как мы уже указали, заключение договора может происходить только в процессе общения между людьми, и первое предложение вступить в договор, по нашему мнению, может быть сделано только словесно (устно или письменно). Ведь другая сторона, вряд ли сможет понять условия будущего договора из конклюдентных действий. Поэтому представляется неверным говорить о том, что договор может заключаться конклюдентными действиями, без произнесения слов. По этому поводу совершенно правильно заметил Д.И. Мейер, что «только у диких мена товаров происходит совершенно безмолвно: одна сторона предлагает товар, а другая берет его и предлагает свои вещи». Поэтому, является ошибочным и. мнение И.В. Елисеева считающего, что договор продажи с использованием автоматов заключается путем совершения конклюдентных действий. При продаже с использованием автоматов, как справедливо считает В.В. Витрянский, «оферта продавца имеет письменную форму, так как цена продаваемого через автомат товара, условия пользования автоматом и другие условия определяются продавцом письменно». И хотя при заключении такого договора акцепт совершается покупателем конклюдентными действиями, путем уплаты денег, по нашему мнению, договор будет иметь все же устную форму.

Основная проблема, связанная с договорами в устной форме состоит в затруднении доказывания факта заключения такого договора, даже при условии допущения свидетельских показаний. Поэтому не зря в английском праве договор в устной форме называют еще договором на честном слове. Отсюда вполне очевидно можно сделать вывод, что реализация и защита прав сторон, в частности при заключении консенсуального договора в устной форме целиком и полностью зависит от добросовестности и порядочности участников гражданского оборота. А вот если одна из сторон исполнила свои обязанности по такому договору, то в случае неисполнения их со стороны контрагента она должна получить защиту своих прав, что как мы уже говорили, положительно отразится на развитии гражданского и особенно предпринимательского оборота.

В отличие от российского гражданского законодательства, в законодательствах стран с развитой рыночной экономикой предусмотрены широкие возможности по заключению договоров в устной форме и особенно в области торговли, что существенно упрощает процесс их заключения и ускоряет торговый оборот. Это нашло свое отражение и в либеральном подходе к определению требований к форме международных коммерческих сделок, содержащихся в межправительственных соглашениях в области внешней торговли. Так в Венской конвенции «О договорах международной купли-продажи» отсутствуют требования о том, что оферта и акцепт при заключении договора купли-продажи, само договорное соглашение и его изменение должны быть совершены в письменной форме (ст. 11, 24). Более того, наличие договора может быть доказано любыми способами, включая свидетельские показания. Но при ратификации данной конвенции СССР, как и ряд других стран, сделала оговорку о неприменении этих положений, которые в настоящее время считаются внесенными от имени РФ. И это является достаточно обоснованным шагом, так как в условиях переходного периода и становления рыночных отношений, устойчивость гражданского оборота, который в большей степени опосредует гражданско-правовой договор, может гарантировать только его письменная форма. Так как только эта форма достаточно ясно показывает наличие договорных отношений между сторонами. Об этой позиции отечественного законодателя свидетельствует и достаточно большое количество норм ГК, требующих обязательной письменной формы, для заключения отдельных видов договоров.

Итак, письменная форма договора предписывается законом, как основная форма для большинства договоров. А в случаях специально указанных в нем, является обязательной, без которой соглашение сторон не будет иметь юридической силы. Поэтому «письменная форма», как писал Г.Ф. Шершеневич, «имеет двоякое значение. Во-первых, такая форма договора является преимущественным средством доказательства заключенного соглашения, а во-вторых, без нее договор не приобретает силы».

В первом значении, при отсутствии письменной формы закон лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает приводить им письменные и другие доказательства (п. 1 ст. 162 ГК). По общему правилу, установленному в п. 1 ст. 161 ГК в письменной форме должны заключатся договоры с участием юридического лица, а также между гражданами на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда. Данное положение дублируется в ГК для договора займа (п. 1 ст. 808 ГК) и хранения (п. 1 ст. 887 ГК), что является, наверное, излишним. Этим общим требованиям должны отвечать и форма договоров, в нормах ГК, о которых специально ничего не говорится об их форме. Это в частности, договор купли- продажи, за исключением продажи недвижимости и предприятия (гл. 30 ГК), договор лизинга (§6 гл.34 ГК), ссуды (гл.36 ГК), подряда (гл.37 ГК), возмездного оказания услуг (гл.39 ГК), финансирования под уступку денежного требования (гл.43 ГК), банковского счета (гл.45 ГК), поручения (гл.49 ГК), комиссии (гл.51 ГК), агентирования (гл.52 ГК), простого товарищества (гл.55 ГК). Но, для отдельных видов договоров ГК устанавливает отдельные требования об их письменной форме, специально указывая ее в соответствующей норме. Это в частности относится к соглашению о задатке (п. 2 ст. 380 ГК), об уступки требования и о переводе долга (п. 1 ст. 389 и п. 2 ст. 391 ГК), а также договоров: аренды на срок более года и независимо от срока, если одной из сторон является юридическое лицо (п. 1. ст.609 ГК), проката (п. 2 ст. 626 ГК), аренды транспортного средства (ст. 633, 643 ГК), найма жилого помещения (ст. 674 ГК), транспортной экспедиции (ст. 802 ГК). Но несоблюдение письменной формы таких договоров не влечет их недействительности в случае заключения.

Так как в соответствии с п. 2 ст. 162 ГК несоблюдение простой письменной формы влечет недействительность только тех договоров, о которых специально указывает закон или об этом имеется соглашение сторон. А в нормах, устанавливающих письменную форму для вышеназванных договоров, об их недействительности при несоблюдении письменной формы ничего специально не говорится. Поэтому при несоблюдении письменной формы, закон лишает стороны права доказывать существование договорного соглашения с помощью свидетелей, если иных письменных документов не имеется. Но в некоторых случаях закон предусматривает исключения в таких последствиях. Так если соглашение о задатке не будет облечено в письменную форму, то гражданско-правовой способ обеспечения обязательства как задаток трансформируется в аванс, который просто не выполняет обеспечительных функций (п. 3 ст. 380 ГК). При передаче же вещи на хранение, при чрезвычайных обстоятельствах, закон допускает свидетельские показания (п. 1 ст. 887 ГК). Кроме этого, при несоблюдении простой письменной формы договора хранения, закон не лишает стороны права ссылаться на свидетельские показания в случае спора о тождестве вещи, принятой на хранение и вещи возвращенной хранителем (п. 3 ст. 887 ГК). В этой ситуации законодатель справедливо полагал, что раз лицо приняло вещь на хранение, но отсутствует письменная форма договора, то совершенно справедливо доказывать свидетельскими показаниями требования о возвращении именно переданной вещи. В этом случае, коль скоро ГК допускает доказывать свидетельскими показаниями тождество принятой вещи, договор нужно признавать заключенным в устной форме и хранитель вправе требовать соответствующей платы за хранение.

Аналогичная ситуация касается и формы договоров, которые регулируются специальными законами. Так, в частности договор лизинга, договор об оценке объекта, авторский договор (за исключением периодической печати), договор о передаче имущественных прав на топологию интегральных микросхем, договор на реализацию туристического продукта, договор об оказании юридической помощи между адвокатом и доверителем, договор между частным детективным предприятием (объединением) и клиентом должны быть заключены в письменной форме. Причем в соответствующих нормах, устанавливающих форму вышеназванных договоров ничего не говориться об их недействительности при несоблюдении письменной формы. Поэтому такие соглашения могут быть заключены и в устной форме. Единственное, что вызывает у нас сомнение, в такой постановке вопроса, это то, что в нормах этих законов помимо установления письменной формы для этих договоров, закон перечисляет также массу существенных условий необходимых для их заключения. Причем в законах перечни существенных условий сформулированы таким образом, что они обязательно должны быть указаны в договоре, поэтому достаточно трудно представит заключение таких договоров в устной форме. В этом случае, на наш взгляд было бы целесообразно придать таким договорам обязательную письменную форму, установленную под страхом недействительности, что придаст устойчивость отношениям сторон возникающих из таких соглашений.

Второе значение письменной формы проявляется в ее обязательности, специально установленной ГК для отдельных видов договоров, к которым относятся: соглашение о неустойке (ст. 331 ГК), о поручительстве (ст. 362 ГК), а также договоры: залога (ст. 339 ГК), продажи недвижимости (ст. 550 ГК), дарения движимого имущества (п. 2 ст. 574 ГК), аренды зданий и сооружений на срок менее года (п. 1 ст. 651 ГК), кредита (ст. 820 ГК), банковского вклада (ст. 836 ГК), страхования (п. 1 ст. 940 ГК), и договор, носящий характер внешнеэкономической сделки (п. 3 ст. 162 ГК). К сожалению, надо отметить, что законодатель не достаточно последовательно говорит о последствиях несоблюдения письменной формы для таких договоров. Для одних (дарения, кредита, банковского вклада) - ГК говорит об: их ничтожности при несоблюдении письменной формы. А для других, устанавливает их недействительность, не конкретизируя при этом, какая недействительность имеется ввиду: оспоримая или ничтожная. В данной ситуации, мы считаем, что все эти договоры также являются ничтожными исходя из ст. 168 ГК, по которой любая сделка является ничтожной, если она не соответствует требованиям закона. Такие договоры могли быть оспоримыми, если бы об этом было бы прямое указание в законе. Поэтому как специальное требование закона следует рассматривать установленную для этих договоров обязательную письменную форму. Таким образом, рассматриваемые договоры даже при соответствии всем условиям необходимым для действительности заключенного договора, вне письменного акта юридически не существуют и, следовательно, в устной форме такие соглашения совершены быть не могут. Поэтому, можно сделать вывод о том, что письменная форма для таких договоров является одним из необходимых условий для признания их юридически заключенными, а сами договоры действительными.

А вот для другой группы договоров и письменной формы для их заключения является не достаточным. С целью обеспечения гарантии прав сторон, закон для отдельных видов договоров устанавливает обязательное нотариальное удостоверение письменной формы договорного соглашения. Такое нотариальное засвидетельствование не является чем-то новым для российского права, оно предусматривалось и в гражданских кодексах советского периода, и существовало еще в русском дореволюционном праве. В настоящем ГК нотариальное удостоверение требуется для договоров: ренты (ст. 584 ГК), ипотеки (п. 2 ст. 339 ГК), залога имущества в обеспечении обязательства по договору, который был нотариально удостоверен (п. 2 ст. 339 ГК), об уступке требования, основанного на сделке совершенной в нотариальной форме (п. 1 ст. 389 ГК). Но ГК, исходя из принципа свободы договора, дозволяет сторонам по их желанию произвести нотариальное удостоверение любого договора, даже если этого законом и не требуется. Такое нотариальное удостоверение производится путем совершения на письменной форме договора удостоверительной надписи нотариуса. Обязательное нотариальное удостоверение установленное для названных договоров, как справедливо писал Д.И. Мейер, «дает больше твердости правам, вытекающим из такого договора, так что против него не может быть заявлено сомнение в подлинности». Поэтому, неисполнение сторонами требований о нотариальном удостоверении таких договоров влечет их недействительность, они считаются ничтожными.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Особенности устройства мирового суда в национальных окраинах Российской империи
Договор строительного подряда в системе гражданско-правовых договоров
Правовое регулирование неустойки на современном этапе
Мировой суд в России 1864-1917 гг.
Вина в нарушении договорных обязательств в гражданском праве зарубежных государств
Вернуться к списку публикаций