2012-01-05 19:30:57
ГлавнаяГражданское право и процесс — Недействительный и незаключенный договор



Недействительный и незаключенный договор


Определив условия действительности гражданско-правого договора, нельзя оставить без внимания и соотношения таких понятий как «недействительный» и «незаключенный» договор. В последнее время в юридической литературе оживленно дискутируются вопросы, связанные с недействительными сделками. Но проблемы правового регулирования таких сделок не входят в круг вопросов исследуемых в настоящей работе. Единственное на чем нам, пожалуй, хотелось бы остановится в свете рассмотрения проблем связанных с заключением гражданско-правового договора, это провести разграничение понятий «недействительный» и «незаключенный» договор, так как ни в доктрине гражданского права, ни в законодательстве, ни в судебной практике, не проводят четкого различия этих категорий.

В отечественной юридической литературе по этому поводу сложились различные мнения. Так В.П. Шахматов не видит практического значения в делении сделок (договоров) на «незаключенные» и «недействительные» применительно к положениям ГК 1964 г., говоря, что «последствия исполнения и тех и других одни и те же и определяются по правилам о недействительных сделках». В отличие от советских цивилистов, применительно к французскому гражданскому праву Л.Ж. де ла Морандьер писал, что «представители классической литературы усложнили и без того неясное учение о недействительности, предложив различать третий вид несостоявшиеся договоры. Несостоявшийся договор, не только недействительный, но и не состоялся, если отсутствует какое-либо из условий, без которых невозможно мыслить юридическую сделку». Это понятие должно быть откинуто, - пишет далее французский юрист, так как «грешит неопределенностью», и кроме того «бесполезно, ибо невозможно обнаружить подлинный практический смысл отграничения «несостоявшихся» договоров от «недействительных». В отличие от этой позиции Н.В Рабинович и ряд других авторов считают, что отграничение «незаключенного» и «недействительного» договора должно проводится по последствиям этих правовых явлений. Так при исполнении сторонами обязательства по незаключенному договору, к нему должны применяться последствия обязательств из неосновательного обогащения, а для недействительного договора — последствия предусмотренные для недействительности сделок. Кроме этого как считает М.И. Брагинский, различие состоит еще и в том, что несостоявшийся (незаключенный) договор - это всегда «ничто», а недействительный может быть «нечто» имея ввиду те специальные последствия, которые указаны в законе на этот счет. Вот это «нечто», на наш взгляд, и создает в настоящее время путаницу в различии этих понятий. Здесь «нечто» имеется ввиду, те оспоримые сделки, которые действительны до решения суда о признании их недействительными.

Проводя различие по последствиям рассматриваемых правовых категорий, вышеназванные авторы допускают серьезную ошибку, так как не учитывают их правовую природу, а именно направленность заключаемого договора на установление, изменение и прекращение обязательства. Проблема такого различия усугубляется еще и тем, что впервые в отечественном гражданском праве категория недействительный договор включает в себя противоречивую двойственность. С одной стороны это ничтожный договор, который недействителен с момента заключения, независимо от признания этого факта судом. А с другой стороны - оспоримый, который является действительным, пока суд, по иску лица указанного в ГК не признает его недействительным (ст. 166 ГК). Так, сравнивая незаключенный договор (в частности при отсутствии соглашения сторон по какому-либо существенному условию), и абсолютно недействительный или ничтожный (по ГК), нужно обратится к мнению Т.С. Амерханова, который писал по этому поводу: «если сделка с самого начала и окончательно не порождает свойственных ей юридических последствий, она называется ничтожной и в этом случае с юридической стороны дело обстоит так, как будто сделка вовсе не заключалась». Таким образом, можно вполне определенно сказать, что как незаключенный, так и ничтожный договор не порождает правовых последствий, и в правовом смысле их не существует. Они как было сказано «ничто». А вот последствия для них вышеназванные авторы предлагают определять разными положениями ГК. И в этом смысле логика их не совсем понятна.

Другая проблема в понимании понятий незаключенный и недействительный договор (который включает еще и деление на ничтожный и оспоримый) заключается в том, что законодатель широко использует оба этих понятия в ГК, без какой бы то ни было логической последовательности. Так не считаются заключенными как прямо записано в соответствующих нормах: договор продажи товаров в кредит, если в нем не указаны условия о цене, порядке, сроке и размере платежа (п. 1 ст. 489 ГК), договор продажи недвижимости, если в нем не определено недвижимое имущество подлежащее передаче и его цена (ст. 554, 555 ГК), договор аренды не содержащий сведений о подлежащем передаче имуществе (п. 3 ст. 607 ГК), договор аренды здания и сооружения при отсутствии условия о размере арендной платы (п. 1 ст. 654 ГК). Незаключенность таких договоров связано, как видно с отсутствием в соглашения какого-либо существенного условия. В других же нормах, где ГК говорит об аналогичных существенных условиях, в частности: договор о залоге (п. 1 ст. 339 ГК), договор купли-продажи (п. 3 ст. 455 ГК), договор страхования (ст. 942 ГК), договор доверительного управления имуществом, (ст. 1016 ГК), уже специально не упоминается о незаключенности этих договоров при отсутствии указанных условий. Это вполне очевидно, так как норма ст. 432 ГК РФ обязывает стороны согласовать все существенные условия, чтобы считать договор заключенным.

Но помимо существенных условий, как считает Н.В. Рабинович на определение договора несостоявшимся (незаключенным) влияют и другие условия, такие как неопределенность воли, воздействие на волю, либо когда сторона полностью лишена воли. Если рассматривать несостоявшийся договор в этом аспекте, т.е. рассматривать его как договор при отсутствии в нем какого- либо условия его действительности, а условия действительности продиктованы законом, то в соответствии со ст. 168 ГК такой договор является ничтожным (абсолютно недействительным), так как не будет в полной мере отвечать требованиям закона. Именно так рассматривают эту ситуацию кассационные суды Франции, которые «употребляя выражение несостоявшийся договор относили его к случаям абсолютной недействительности».

Теперь перейдем к рассмотрению вопроса, что же может привести к ситуации, когда заключенный договор является недействительным. В отечественной юридической литературе был выработан практически единый подход к классификации пороков, которые влияют на действительность сделок. Обычно различают порок содержания, воли, субъекта и формы. При этом наличие одной и той же группы пороков в заключаемой сделке приводит к различным видам ее недействительности. Так порок в субъекте, которого мы уже касались, в одних случаях влечет ничтожность (ст. 171, 172 ГК), а в других оспоримость (ст. 175-177 ГК) такой сделки. В отношении порока формы, которые касаются, как мы уже установили только несоблюдения письменной формы, то недействительность таких соглашений наступает только в случаях, прямо указанных в законе (п. 2 ст. 162 ГК). Порок содержания договора связан с условием соответствия требованиям закона, в том числе, на наш взгляд, в содержании договора должны быть, отражены все существенные условия, требуемые для договоров данного вида. Кроме этого, другим требованием, предъявляемым к содержанию является указание в нем цели договора и направленность на достижение соответствующих правовых последствий, а не совершатся для вида (мнимая сделка п. 1 ст. 170 ГК) или для прикрытия другой сделки (притворная сделка п. 2 ст. 170 ГК). Помимо этого цель договора, определяемая в его содержании, не должна быть заведомо противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК). Во всех этих случаях порок содержания влечет за собой ничтожность заключенного договора или абсолютную недействительность. В отличие от порока содержания порок воли законодатель не расценивает как слишком порочный и противозаконный, поэтому и сделки с пороком воли являются оспоримыми. Здесь нужно заметить, что выделение оспоримых недействительных сделок, в отличие от ничтожных, обусловлено, по мнению И.Б.Новицкого тем, что первые могут быть признаны недействительными только по требованию потерпевшей стороны, а не любым заинтересованным лицом, как для ничтожных сделок. В отличие от этого Н.Д. Шестакова считает, что выделение оспоримых сделок состоит в том, «чтобы максимально защитить участников такой сделки, а также оборота в целом».

Установленное в ГК законодательно закрепленное расщепление понятия недействительные сделки, на ничтожные и оспоримые породило больше проблем и противоречий в правоприменительной практике, нежели дали положительный результат. Такое раздвоение, как пишет А. Томилин, нарушает правило формальной логики, «когда любая сделка в определенный момент времени может быть либо действительной, либо недействительной - третьего состояния быть не может. Возникает своего рода противоречие: оспоримые сделки являются действительными и одновременно одним из видов недействительных сделок». Проблема же для правоприменительной практики в этом вопросе сводится к следующему: должен ли суд устанавливать факт ничтожности или только должен рассматривать требование о применении последствии для такой сделки (п. 2 ст. 166 ГК). Отвечая на этот вопрос, еще Д.И. Мейер в своей работе указывал, что «Порок одной из такой существенной принадлежности сделки и позволяет считать ее недействительной, только для одних видов сделок их порок не делает их сразу недействительными, а дает право лицу, указанному в законе, требовать признания ее таковой, а для других видов такого признания не требуется, так как такая сделка не считается заключенной, и можно требовать применения последствий о недействительности такой сделки». Однако высшая судебная инстанция, отвечает на поставленный вопрос положительно, хотя закон прямо этого не требует (п. 1 ст. 166 ГК). А если закон этого не требует, то тогда возникает правомерный вопрос: кто же должен устанавливать факт ничтожности сделки, чтобы требовать применения соответствующих последствий. И может ли суд в этом случае рассматривать требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки, не установив факт ее ничтожности. Более того, чтобы установить факт ничтожности сделки, заинтересованная сторона должна доказать следующее: во-первых, сам факт заключения такой не «существующей» с точки зрения права сделки, а во-вторых полное или частичное исполнение по ней. В противном случае, предъявлять требование о ничтожности такой сделки не имеет смысла. Исходя из этого, мы присоединяемся к мнению авторов, которые считают что «признавать оспоримые и ничтожные сделки недействительными должен только суд».

Таким образом, понятие незаключенный договор не несет юридического значения и не должен рассматриваться, и применятся ни законодателем, ни в судебной практике. Его разве что, можно отождествлять только со случаем, когда стороны не достигли соглашения по всем существенным условиям, т.е. ни фактически, ни юридически не заключили договор. Если же стороны все же достигли соглашения и, как они считают субъективно (или фактически), заключили договор и даже исполнили свои обязанности по такому соглашению, но в нем отсутствует какое либо из условий его действительности (имеется какой-либо порок), то такое соглашение является юридически недействительным. Можно даже утверждать, что незаключенные договоры (сделки), являются специальным случаем недействительных (ничтожных) сделок, содержание которых не соответствует требованиям закона (ст. 168 ГК), так как для сделок с пороком в субъекте, воли и формы предусмотрены свои нормы об их недействительности. Выделение же категории незаключенный или как часто можно встретить в судебной практике несостоявшийся договор является бесполезным, так как не имеет практического значения. Более того, его применение только вводит в заблуждение, как практикующих юристов, так и судебные инстанции, что ведет к трудностям при рассмотрении дел о недействительных сделках, к затягиванию процесса и неясным правовым последствиям.


Баринов Андрей Викторович







Интересное:


Институт завещания в Израиле
Особенности договорных отношений по использованию прав на изобретение
Право собственности крестьянского (фермерского) хозяйства
Возникновение и развитие залога в русском праве (до проекта Вотчинного Устава)
Правовое регулирование неустойки на современном этапе
Вернуться к списку публикаций