2012-01-05 19:12:34
ГлавнаяГражданское право и процесс — Момент заключения договора и вступление его в законную силу



Момент заключения договора и вступление его в законную силу


Момент заключения договора является той точкой, которая завершает все преддоговорные контакты сторон. Но, в то же время, он является и тем отправным началом, с которого их отношения переходят в правовые, очерченные рамками состоявшегося договора. Именно с этим моментом законодатель связывает вступление договора в силу, и он становится обязательным для сторон (п. 1 ст. 425 ГК). Поэтому «при заключении договора необходимо зафиксировать его время и место, которые могут иметь большое значение как для договора в целом, так и в особенности для исполнения отдельных его частей и во многом зависит конкретное разрешение возможного спора, вытекающего из договорного правоотношения». Но помимо этого с моментом заключения договора связаны и важные юридические последствия. Во-первых, с этого момента возникают права и обязанности сторон. Во-вторых, на этот момент устанавливается дееспособность лиц его заключивших. В-третьих, устанавливается законодательство применимое к договору, если в период преддоговорных отношений сторон вступали в действие, изменялись или отменялись нормативные акты, регулирующие отношения по заключаемому договору. В-четвертых, определяется место заключения договора, который имеет особое значение во внешнеторговом обороте, так как влияет на выбор права, применимого к отношениям сторон принадлежащим разным государствам.

Так как договор заключается посредством направления оферты одной из сторон и ее акцепта другой стороной, то при определении момента заключения договора в науке гражданского права рассматриваются следующие возможные решения. Договор считается заключенным в момент, когда акцептант выразил согласие на принятие предложения (теория выражения воли), либо когда акцептант отправил оференту уведомление о принятии предложения (теория отсылки), либо когда оферент получил сообщение о принятии предложения (теория получения), либо когда оферент ознакомился с полученным уведомлением (теория восприятия). Но в современных законодательствах стран с различными правовыми системами, фактически закрепились только два способа определения момента заключения договора. В государствах, придерживающихся континентальной системы права (Германия, Франция, Италия, Швейцария и др.), договор считается заключенным в момент получения оферентом извещения об акцепте (система получения акцепта). В странах англо-американского права (США, Англия, Япония) исключение делается для акцепта, отправляемого по почте, который считается совершенным, а договор, заключенным с момента отсылки акцептантом сообщения об акцепте (система отправления акцепта). Надо сказать, что в международном торговом обороте, как впрочем, и в ГК РФ применяется первая система. Хотя отечественный ГК полностью не придерживается принципа получения акцепта, а имеет, так сказать два исключения (п. 2. 3 ст. 433 ГК). Но сначала разберем особенности заключения договора в соответствии с принципом получения.

В соответствии с этим принципом, закрепленным в п. 1 ст. 433 ГК, договор считается заключенным с момента получения лицом, направившим оферту ее акцепта. Данный принцип, выбранный законодателем, является наиболее приемлемым, так как именно в этот момент, как писал Ф. Гавзе «достигнуто согласие и возникает общий волевой акт сторон, та общая воля, за которой следует обязанность действовать в полном соответствии с ней». И в отличие от англо-американского права, где в момент отправки акцепта оферент еще не знает о выражении согласия акцептантом, при рассматриваемом способе получения акцепта, каждой из сторон известна воля противоположной стороны. Причем договор считается заключенным, даже если оферент и не ознакомился еще с содержанием акцепта. Так как при таком способе определения момента предполагается, что, получив уведомление о принятии предложения, оферент с ним ознакомился.

Но, на наш взгляд, вопрос о моменте заключения договора необходимо рассматривать в тесной связи с требованиями ГК, предъявляемого к форме договорного соглашения, так как не для всех видов договоров полученный акцепт может привести к его заключению. Как мы говорили выше, форма договора может быть устной, либо письменной, поэтому далее мы рассмотрим вопрос определения момента заключения договора в зависимости от формы, в которой он заключен.

Здесь мы напомним, что договор в устной форме может считаться заключенным, если закон не предписывает обязательной письменной формы. Но и для большей части договоров, для которых не установлена обязательная письменная форма, закон ее как бы рекомендует (ст. 161 ГК). А в случае, если стороны не следуют этой рекомендации, то для доказательства совершения договора не допускаются свидетельские показания (п. 1 ст. 162 ГК). По общему правилу договор в устной форме может считаться заключенным, если стороны исполнили свои обязанности по договору в момент его заключения (п. 2 ст. 159 ГК). В качестве примеров можно привести договор между гражданами, когда стороны, достигнув соглашения устно, сразу же исполняют свои обязанности по нему, либо широко распространенный договор розничной купли-продажи. Но наиболее интересным для нас представляется вопрос о возможности заключения договора в устной форме, но носящий консенсуальный характер и в особенности момент его заключения. Между присутствующими (стороны общаются непосредственно или по телефону), это может быть ситуация когда стороны достигли соглашения, но исполнить свои обязанности решили спустя определенное время, то есть стороны только приняли на себя обязательства. Между отсутствующими варианты способов заключения договора могут быть разнообразными и зависят от того, в какой форме сделана оферта и акцепт. Как ранее мы уже сказали, форма оферты может быть опять же устная или письменная. Если оферта сделана устно, то договор можно считать заключенным в устной форме, если на нее поступит акцепт в устной или письменной форме, а также конклюдентными действиями (путем выполнения условий оферты). Соответственно, если оферта сделана письменно, и на нее поступил устный ответ, то форма договора также будет устной. Если же на письменное предложение заключить договор (оферту) поступил акцепт в порядке п. 3 ст. 438 ГК (конклюдентными действиями), то согласно п. 3 ст. 434 ГК письменная форма договора считается соблюденной. Поэтому из всех способов заключения договора в устной форме, наиболее трудно доказать факт его совершения, когда на устную оферту последовал устный акцепт. Так как исполнение по нему полностью будет лежать на «совести» сторон. Даже если одна из сторон и исполнит свои обязанности по договору, то факт его заключения доказать также проблематично, так как мы помним, что свидетельские показания не допускаются, а письменных документов нет. Аналогично будет и ситуация, когда на устную оферту последовал акцепт в форме конклюдентных действий. А вот если на устную оферту поступил письменный акцепт и наоборот, то одна из сторон, имеющая письменный документ, уже может доказать факт совершения договора.

На наш взгляд, наиболее интересной представляется ситуация, когда стороны заключили договор в устной форме, хотя в соответствии с п. 1 ст. 161 ГК должны были заключить его письменно, и каких либо других письменных документов нет. Более того, одна из сторон исполнила свои обязанности, а другая сторона исполнила их недобросовестно, либо не исполнила вовсе. Такая ситуация достаточно часто встречается в общественной жизни, например: одна сторона не оплатила предоставленные товары или услуги по договору заключенному устно. В судебной практике такие ситуации рассматриваются, как наличие между сторонами фактически «договорных» отношений. В настоящее время, когда при несоблюдении письменной формы таких договоров п. 1 ст. 162 ГК запрещает сторонам ссылаться на свидетельские показания в подтверждение заключенного договора, и добросовестная сторона не сможет доказать факта наличия договорных отношений (хотя договор является действительным), и следовательно принудить другую сторону к надлежащему исполнению. Поэтому добросовестная сторона может лишь вернуть исполненное (как неосновательное обогащение), без возмещения убытков.

Мы считаем, что такое законодательное положение в большей степени защищает недобросовестную сторону, так как дает ей возможность в зависимости от ситуации менять свои решения. К тому же такое положение закона не способствует развитию добросовестных и доверительных отношений между субъектами гражданского оборота, которые очень важны именно в рыночных условиях. Говоря о недостатках письменной формы сделки, Л. Эннекцерус достаточно точно писал, «что честный контрагент подпадает под власть нечестного, так как лицо добропорядочное считает себя связанным даже неформальным обещанием (устным договором), тогда как недобропорядочный человек без стеснения ссылается на недействительность сделки ввиду несоблюдения формы». Поэтому должны быть созданы законодательные возможности субъектам, безбоязненно заключать договоры в устной форме, так чтобы они получили в гражданском обороте такое же распространение, как и письменные договоры. А чтобы стороны, заключившие такой договор, могли защитить по нему свои права, целесообразно приурочить момент заключения такого договора к моменту исполнения хотя бы одной из сторон своих обязанностей по договору. Для реализации такого положения предлагаем дополнить п. 1 ст. 433 ГК следующим абзацем: «Договор, который может быть заключен в устной форме (не установлена обязательная письменная форма), считается заключенным с момента исполнения хотя бы одной из сторон своих обязанностей по договору. В этом случае положения п. 1 ст. 162 не применяются». При таком положении, если стороны достигнут соглашения в устной форме, то ему не придается юридического значения, пока одна из сторон не исполнит свои обязанности, так как до этого момента имущественное состояние сторон никак не меняется. Соответственно при таком положении не придается юридического значения и моменту получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Кроме того, будет безразлично и то, определяет ли оферта срок для акцепта или не определяет, и соответственно, в какой срок сделан такой устный акцепт. Но в соответствии с п. 2 ст. 441 ГК, если оферта сделана устно без указания срока для акцепта, договор считается заключенным, если другая сторона немедленно заявила об акцепте. Причем Ф. Гавзе писал, что «слово «немедленно» не следует понимать буквально, так как сторонам необходимо время для подготовки и дачи ответа». А немедленно заявить об акцепте при такой оферте сторона может устно или письменно (хотя не исключены и конклюдентные действия), так что форма договора будет устная. При предлагаемом нами положении п. 2 ст. 441 ГК теряет свое значение, и поэтому его необходимо исключить.

Таким образом, юридическое значение устного соглашение между сторонами должно приобретать с момента исполнения своих обязанностей хотя бы одной из сторон. Причем нам как бы не важно, кто исполнит свои обязанности первым оферент или акцептант, важно только само исполнение, которое свидетельствует о намерении сторон. Доказательством обоснованности такого предложения является и достаточно часто встречающееся в судебной практике признание фактических отношений сторон как договорных, если одна из сторон исполнила свои обязанности. Так в п.3 «Обзоре практики разрешения споров, связанных с договором энергоснабжения», содержащемся в Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 февраля 1998 г. № 30 указывается, что отсутствие договорных отношений, с организацией, чьи теплопотребляющие установки присоединены к сетям энергоснабжающей организации, не освобождает потребителя от обязанности возместить стоимость отпущенной ему тепловой энергии. Таким образом, фактическое принятие исполнения одной из сторон, даже при отсутствии письменного договора, справедливо должно рассматриваться как наличие договорных отношений, с возложением на другую исполнить свои обязанности.

Практический смысл таких положений состоит в развитии в гражданском обороте консенсуальных форм устных соглашений. Такой консенсуализм по мнению Ж.К. Монтанье «имеет два несомненных преимущества: во-первых, с позиции нравственности он провозглашает уважение к слову, а во вторых, с позиции экономики, обеспечивает выигрыш во времени, в затратах, оперативность и гибкость договорных взаимоотношений». Именно этих качеств и не хватает в настоящее время в предпринимательской среде молодой российской экономики.

Теперь перейдем к рассмотрению вопроса о моменте заключения письменного договора. Напомним, что договор в письменной форме заключается либо путем составления одного документа, как правило, между присутствующими контрагентами, либо путем обмена документами посредством различных способов связи, что может быть, как вы понимаете между отсутствующими. При этом между присутствующими момент заключения договора определяется достаточно просто - это момент подписания одного документа сторонами. По этому поводу в литературе было высказано совершенно справедливое мнение, что если договор должен быть под страхом недействительности выражен в едином документе, предшествующие его составлению переговоры, в том числе обмен письмами, юридического значения не имеют, а отдельные их стадии не приобретают силы оферты или акцепта. То есть, если закон предписывает заключать договор в виде составления одного документа подписанного сторонами, то безусловно, его нельзя заключить путем обмена документами, так как уже не будет договора в виде единого документа. Но по нашему мнению такой договор можно вполне заключить между отсутствующими по пересылке (по почте, по электронной связи).

Так в ГК момент заключения договоров, требующих составления одного документа, подписанного сторонами, определяется двояко. Для одних договоров (продажи недвижимости (ст. 550 ГК), аренды здания и сооружения на срок менее года (ст. 651 ГК)) для их заключения требуется только составления одного документа подписанного сторонами. А другие договоры (продажи жилого дома или квартиры (п. 2 ст. 558 ГК), продажи предприятия (ст. 560 ГК), аренды зданий и сооружений на срок не менее года (ст. 651 ГК), аренды предприятия (ст. 658 ГК)) считаются заключенными только с момента их государственной регистрации. Поэтому совершенно очевидно, что для второй группы договоров их заключение по переписке исключено. А вот для первой группы договоров такое требование к их форме вовсе не исключает возможность заключения договора между отсутствующими. Так, например, продавец недвижимого имущества, составив письменный договор в виде одного документа, подписывает его и посылает другой стороне, потенциальному покупателю. В свою очередь такой покупатель безоговорочно подписывает присланный договор и в соответствии с п. 2 ст. 434 ГК, такой договор в письменной форме будет считаться заключенным путем составления одного документа. Такая ситуация может выглядеть и иначе, когда продавец посылает покупателю не подписанный договор. Если покупатель рассмотрит такой проект договора, безоговорочно его подпишет и отошлет продавцу, то для заключения договора ему останется только поставить свою подпись. Таким образом, можно утверждать, что договор в письменной форме можно считать заключенным только после его подписания обеими сторонами. Причем, с точки зрения законодателя совершенно не важно, договор составлен в виде одного документа или нескольких. А при его подписании не имеет значение, одновременно стороны подписывают договор или между подписями сторон имеется разрыв во времени (когда договор заключается по пересылке). Важно только, чтобы стороны подписали письменный документ.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Расторжение договора
Принцип свободы договора как основополагающее начало для заключения гражданско-правовых договоров
Принцип свободы гражданско-правового договора - основополагающий принцип гражданского права в условиях рыночной экономики
Сервитуты в Гражданском кодексе Франции 1804 года.
Право собственности крестьянского (фермерского) хозяйства
Вернуться к списку публикаций