2010-09-22 09:03:02
ГлавнаяУголовное право и процесс — Уголовная ответственность за налоговые преступления в странах ближнего и дальнего зарубежья



Уголовная ответственность за налоговые преступления в странах ближнего и дальнего зарубежья


Законодатель Эстонии в вопросе об определении способов уклоне­ния от уплаты налогов занял двойственную позицию. Применительно к физическому лицу уголовно-наказуемыми являются только те деяния, признаки которых непосредственно описаны в частях 1-7 ст. 148-1 Уго­ловного кодекса этой страны. Уполномоченное же должностное лицо мо­жет быть привлечено к уголовной ответственности по ч. 8 ст. 148-1 УК Эстонии за неисполнение любых обязанностей, возложенных на юриди­ческое лицо или учреждение Законом о налогообложении или законами о налогах.

Законодатели демонстрируют различный подход и в вопросе о кон­струировании составов налоговых преступлений.

Их составы в УК Республики Казахстан, УК Республики Беларусь, ч. 2 ст. 218 УК Латвийской республики, ч. 10 УК Эстонской Республики, а также УК Испании сконструированы как материальные. Причем наиболее отчетливо это сделано законодателем Испании: «Тот, кто действием или бездействием причинит ущерб Государственной Казне государства, авто­номии, местной казне, уклоняясь от уплаты налогов...».

На наш взгляд, и российскому законодателю при внесении измене­ний в ст. ст. 198, 199 УК РФ необходимо изложить их диспозиции таким образом, чтобы явно подчеркнуть «материальность» налоговых преступ­лений и положить конец затянувшейся дискуссии о конструкции их со­ставов.

Вместе с тем отметим, что составы налоговых преступлений, преду­смотренных ч. 1 ст. 218 и обеими частями ст. 219 УК Латвии, а также частями 1-9 ст. 148-1 УК Эстонии, сконструированы как формальные.

Непосредственное указание на форму вины налогового преступле­ния содержится только в диспозициях ст. 148-1 УК Эстонской республики и ст. 243 УК Республики Беларусь. Законодатели Казахстана, Дании, Ис­пании и Латвии, как и России, воздержались от этого, полагая, видимо, что однозначный вывод об умышленности налоговых преступлений мож­но сделать на основе толкования таких понятий, как «уклонение» и «со­крытие», использованных при конструировании соответствующих соста­вов.

Толкование статьи 148-1 УК Эстонской республики позволяет нам прийти к выводу, что к ответственности по ней может быть привлечено и лицо, совершившее налоговое преступление по неосторожности, но толь­ко в том случае, если оно ранее привлекалось за совершение того или ино­го налогового правонарушения к административной ответственности.

Обратим внимание, что административная преюдиция как признак состава преступления предусмотрена и ч. 1 ст. 218 УК Латвийской рес­публики.

В этой связи отметим, что административная преюдициальность была отвергнута российским законодателем при разработке и принятии УК РФ 1996 года. При этом законодатель исходил из того, что многократ­ное совершение лицом одного и того же деяния, образующего состав ад­министративного правонарушения, не меняет характера вредоносности этого деяния и, соответственно, не может превратить его в общественно опасное.

Разную позицию заняли законодатели в отношении установления квалифицирующих признаков налоговых преступлений.

УК Казахстана в качестве обстоятельства, повышающего степень общественной опасности деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 221, рассмат­ривает совершение его лицом, ранее судимым за уклонение от уплаты на­лога. Применительно к уклонению от уплаты налогов с организаций ква­лифицирующим обстоятельством выступает неоднократное совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222. При этом исследователи об­ращают внимание на явную несогласованность квалифицированных видов налоговых преступлений УК Казахстана. Так, уклонение от уплаты нало­гов с физического лица, совершенное лицом, ранее судимым за соверше­ние преступления, предусмотренного ст. 222 УК Казахстана, не образует состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 221, а должно быть ква­лифицировано по части I. Более точен в этом вопросе законодатель Эстонской республики, также рассматривающий факт совершения налогового преступления ли­цом, ранее совершавшим налоговое преступление (причем как судимым за него, так и не судимым), в качестве обстоятельства, увеличивающего степень общественной опасности деяния. К уголовной ответственности по ч. 9 ст. 148-1 УК РФ (квалифицированный вид налогового преступления) может быть привлечено лицо, ранее совершившее налоговое преступле­ние, связанное с уклонением от уплаты налогов как с юридического, так и с физического лица.

Размер ущерба, причиненного в результате совершения налогового преступления, может повлечь за собой усиление уголовной ответственно­сти за совершенное деяние в соответствии с уголовными кодексами Эс­тонии, Латвии и Республики Беларусь. Причем УК Латвии рассматривает в качестве квалифицирующего обстоятельства причинение ущерба в крупном размере (ч. 2 ст. 218), УК Эстонии - ущерба, превышающего 1000000 крон (ч. 10 ст. 148-1), УК Республики Беларусь - ущерба в особо крупном размере (ч. 2 ст. 243).

Уголовные кодексы Дании и Испании квалифицированных видов налоговых преступлений не содержат.

В заключение настоящей главы отметим, что специальное основа­ние освобождения от уголовной ответственности за налоговые преступле­ния предусмотрено только УК Испании, пункт 4 ст. 305 которого гласит: «Освобождается от уголовной ответственности тот, кто упорядочит свое налоговое положение по поводу обязательств до того, как он будет уве­домлен Налоговыми Органами о начале деятельности по проверке, на­правленной на определение налоговых обязательств, или до подачи жало­бы компетентных органов или заявления против упомянутого лица, либо до того, как компетентные органы совершат действия, в результате кото­рых он получит формальные сведения о начале дела».



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Специальный случай освобождения от уголовной ответст­венности за налоговые преступления
История развития института должностных преступлений в отечественном законодательстве
Групповые корыстные преступления несовершеннолетних - квалификации и наказание
Компромисс как общая задача сторон защиты и обвинения в уголовном судопроизводстве
Формы вины как правового явления
Вернуться к списку публикаций