2010-09-19 09:02:01
ГлавнаяУголовное право и процесс — Специальный случай освобождения от уголовной ответст­венности за налоговые преступления



Специальный случай освобождения от уголовной ответст­венности за налоговые преступления


И последнее, что касается так называемого общего правила о том, что вред подлежит возмещению лицом, его совершившим. Во-первых, в УК такое правило императивно не закреплено. И очевидно было бы нера­зумно отказать потерпевшему в праве получения возмещения вреда не от самого обвиняемого, а от третьих лиц (родственников, знакомых, сослу­живцев и т.п.), так как не всегда обвиняемый в состоянии сделать это сам. Во-вторых, нельзя забывать об одной очень существенной особенности преступления, предусмотренного ст. 199 УК. Особенность эта заключает­ся в том, что, с одной стороны, в соответствии с Налоговым кодексом РФ, действия законных представителей организации в отношениях, регули­руемых налоговым законодательством, признаются действиями этой ор­ганизации, а с другой - институт уголовной ответственности юридических лиц Российскому уголовному праву неизвестен. Поэтому обязанность по­гашения недоимки по налогам возлагается на организацию-налогоплательщика, а обязанность понести уголовную ответственность за совершенное преступление может быть возложена только на ее законного представителя (руководителя, главного бухгалтера).

Заслуживает более подробного обсуждения проблема возмещения ущерба в тех случаях, когда либо руководитель организации, либо ее главный бухгалтер, либо и тот и другой, совершившие налоговое преступ­ление, к моменту выявления факта его совершения правоохранительными органами уже не работают в организации и, таким образом, не имеют пра­ва распоряжаться ее имуществом, денежными средствами, договариваться от имени организации о возмещении ущерба третьими лицами.

В этой связи приведем конкретный пример следственной практики. Так О., являвшаяся главным бухгалтером ООО «ТТФ Радиотехника», а затем уволенная из организации из-за разногласий с ее руководителем А. по поводу распределения средств, полученных в результате уклонения от уплаты налогов, в период проведения налоговой проверки, а также рас­следования уголовного дела, возбужденного по факту уклонения от упла­ты налогов с организации в особо крупном размере, совершенного в тот период, когда она еще являлась главным бухгалтером, активно способст­вовала раскрытию преступления. В частности, она подробно пояснила способ уклонения, изобличила всех, участвовавших в его совершении лиц, сообщила о поддельности некоторых, представленных для проверки до­кументов и т.п.

Все сообщенные О. факты А., продолжавший руководить организа­цией, полностью отрицал. Так продолжалось до тех пор, пока большинст­во из приведенных О. фактов не было подтверждено дополнительными доказательствами, полученными в результате проведения целого ряда следственных действий. После этого А. признал обвинение в полном объ­еме и за счет своих средств погасил ущерб, причиненный в результате со­вершения налогового преступления, так как возглавляемая им организа­ция к этому моменту фактически была уже в состоянии банкротства и ни­каким образом не могла возместить ущерб.

В результате и О., и А. были освобождены от уголовной ответствен­ности в связи с деятельным раскаянием как лица, способствовавшие раскрытию преступления и полностью возместившие ущерб. Не правда ли, парадоксальная ситуация: оба лица, одно из которых никоим образом не способствовало раскрытию преступления, а другое никоим образом не возмещало ущерб, освобождаются от уголовной ответственности?

Что касается освобождения от уголовной ответственности А., то, как мы уже отмечали выше, практика такого рода является весьма и весь­ма распространенной. Поэтому остановимся подробнее на обсуждении вопроса о правомерности освобождения от уголовной ответственности О.

Чтобы найти ответ на этот вопрос, прежде всего задумаемся над тем, с какой же все-таки целью законодатель в 1998 году дополнил статью 198 примечанием 2, предусматривающим возможность освобождения лиц, совершивших налоговые преступления, от уголовной ответственно­сти в связи с деятельным раскаянием? Представляется, что это было сде­лано, во-первых, для того, чтобы облегчить уголовное производство по делам о налоговых преступлениях и, во-вторых, для быстрого (в опреде­ленном смысле) пополнения бюджета за счет средств, выплачиваемых в порядке возмещения вреда, причиненного налоговыми преступлениями.

Что же мы обнаруживаем в конкретном случае? Очевидно, что дей­ствия О. способствовали раскрытию преступления, а ущерб, причиненный преступлением, был возмещен в полном объеме. Таким образом, следует признать, что законодатель в нашем случае достиг всех целей, поставлен­ных при введении в Кодекс примечания 2 к ст. 198. Так может и не важно, что О. не имела никакого отношения к возмещению ущерба, главное, что он был возмещен в полном объеме, и, поэтому, уголовное дело в отноше­нии нее прекращено вполне обоснованно? Однако утвердительный ответ на этот вопрос противоречит действующей редакции примечания 2 к ст. 198 УК.

Обратим внимание на то обстоятельство, что это не единственный случай такого рода в следственной практике. Можно привести десятки аналогичных примеров.

В этой связи возникает вопрос, не нужно ли внести в примечание 2 к ст. 198 УК изменения, в соответствии с которыми освобождение от уго­ловной ответственности не ставилось бы в зависимость от факта личного участия виновного в возмещении причиненного ущерба. Обратим внима­ние, что даже такие изменения не смогли бы улучшить положение быв­ших руководителей организаций, совершивших налоговые преступления в период руководства, так как возможность их освобождения от уголовной ответственности скорее зависит от усмотрения действующих руководите­лей организаций, чем от положений уголовного закона.

Отвечая на вопрос о том, когда и в каком объеме должен быть воз­мещен причиненный налоговым преступлением ущерб, отметим, что уче­ные и практические работники подходят к его решению однозначно - ущерб должен быть возмещен обвиняемым в полном объеме до рассмот­рения вопроса о возможности освобождения его от уголовной ответствен­ности в связи с деятельным раскаянием. Какие-либо соглашения о по­этапном погашении недоимки, другие соглашения такого рода, недопус­тимы и противоречат уголовному закону. Отметим также, что в качестве единственно возможного способа возмещения причиненного налоговыми преступлениями ущерба следует считать его возмещение посредством пе­речисления в бюджет всех необходимых для этого средств. Возмещение ущерба другими способами, такими как, к примеру, передача имущест­венных прав, дебиторской задолженности третьих лиц, уступка права тре­бования и т.п., не соответствует действующей редакции примечания 2 к ст. 198 УК РФ.

Обратимся к данным статистики. В 1999 году следственными орга­нами ФСНП РФ в связи с деятельным раскаянием было прекращено 35,8 % от общего числа оконченных производством уголовных дел, возбуж­денных по факту совершения налогового преступления. В 2000 году доля дел, прекращенных по этому основанию, составила уже 47,6%. Обра­тившись к соответствующим данным УФСНП РФ по Республике Коми, мы получим следующую картину: в 1999 году - 22,4 % от общего числа оконченных производством уголовных дел, в 2000 году - 40,2%, в 2001 го­ду - 48,7%.

Приведенные цифры свидетельствуют о том, что из года в год про­исходит увеличение доли дел, прекращенных в связи с деятельным рас­каянием. Полагаем, что такая тенденция сохраниться и в последующие годы.

Проведенный анализ следственной практики прекращения уголов­ных дел за налоговые преступления в связи с деятельным раскаянием по­зволяет объяснить причину этой тенденции. Она заключается в том, что сложившаяся практика прекращения уголовных дел выгодна как лицам, совершающим налоговые преступления (она позволяет достаточно просто и безболезненно избежать уголовной ответственности), так и следствен­ным органам, которые улучшают свои показатели за счет произошедшего в последние три года значительного возрастания числа дел, оконченных производством (и прежде всего за счет дел, прекращенных в связи с дея­тельным раскаянием).

В известном смысле такая практика выгодна и государству. В по­следние три года наблюдается значительный рост поступлений в бюджет в порядке возмещения ущерба по оконченным уголовным делам, львиную долю из которых составляют платежи по делам, прекращенным в связи с деятельным раскаянием (по данным ФСНП РФ в 1999 г., сумма возмеще­ния ущерба по делам, прекращенным в связи с деятельным раскаянием, составила 58,3 % от общей суммы возмещения по оконченным уголовным делам, в 2000 г. уже 72,5 %; по данным УФСНП РФ по Республике Коми: 1999 г. - 87,1 %, 2000 г. - 85,7 %, 2001 г. - 92,0 %, за девять месяцев 2002 года - 74,6 %).

Однако представляется, что вред, причиняемый государству такой практикой, гораздо более значителен. Она способствует возрастанию и без того достигшего устрашающих размеров правового нигилизма в об­ласти соблюдения налогового законодательства и, в конце концов, может привести к значительному снижению налоговых поступлений в бюджет, так как не платить налоги становится безопасно.

Действительно, в соответствии с установившейся следственной практикой, к уголовной ответственности за налоговые преступления мо­гут быть привлечены лишь лица, которые по той или иной причине не окажутся в состоянии сами возместить причиненный в результате совер­шения ими преступления ущерб либо договориться о таком возмещении с третьими лицами. Те же лица, которые, уклоняясь от уплаты налогов, подстрахуются от возможного выявления налоговыми органами фактов, свидетельствующих о преступном уклонении от уплаты налогов, посред­ством, к примеру, создания резервных фондов, аккумулирующих средст­ва, которые при необходимости будут направлены на возмещение ущерба, могут вообще не платить налоги и «спать спокойно».

Представляется, что, во избежание наступления негативных послед­ствий такого рода, необходимо срочно принять следующие меры:

1. Пленуму Верховного Суда РФ, при принятии нового поста­новления, посвященного вопросам квалификации налоговых преступле­ний, дать соответствующие примечанию 2 к ст. 198 УК разъяснения по проблемным вопросам прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием.

2. Усилить надзор со стороны прокуратуры за соблюдением за­конности прекращения уголовных дел за налоговые преступления в связи с деятельными раскаянием.

3. Внести изменения в примечание 2 к ст. 198 УК, изложив его в следующей редакции: «Лицо, впервые совершившее преступления, преду­смотренные настоящей статьей, а также статьей 194 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию преступления, а образовавшаяся в результате совершения не­доимка по налогам и (или) таможенным платежам, а также пени и штра­фы, предусмотренные налоговым и (или) таможенным законодательством, были полностью перечислены в бюджет».



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Деление соучастников на виды
Кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору и организационной группой
Ювенальная виктимология
Объект уголовно-правовой охраны и объект преступления
К вопросу об определении юридического лица как потерпевшего от преступлений в сфере экономической деятельности
Вернуться к списку публикаций