2010-09-09 09:47:18
ГлавнаяУголовное право и процесс — Состав налоговых преступлений



Состав налоговых преступлений


Что касается привходящего фактора в виде тех или иных действий банковских работников, и его влияния на развитие причинно-следственной связи, то особых проблем с его оценкой на практике воз­никнуть не должно. В этой связи следует упомянуть Определение Кон­ституционного Суда РФ от 25 июля 2001 года № 138-0 но ходатайству Министерства РФ по налогам и сборам о разъяснении Постановления Конституционного Суда РФ от 12 октября 1998 года по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи II Закона РФ «Об основах налого­вой системы в Российской Федерации» (далее - Определение).

В указанном Определении Конституционный Суд РФ разъяснил, что положение Постановления Конституционного Суда РФ от 12.10.1998 о том, что обязанность налогоплательщика - юридического лица об уплате налога считается исполненной со дня списания кредитным учреждением соответствующего платежа с расчетного счета плательщика независимо от времени зачисления сумм на соответствующий бюджетный или внебюд­жетный счет, касается только добросовестных налогоплательщиков, что предполагает обязанность налоговых органов и других органов государ­ства осуществлять контроль за исполнением налоговых обязательств в ус­тановленном порядке, проводить проверку добросовестности налогопла­тельщиков и банков и в случаях выявления их недобросовестности обес­печивать охрану интересов государства, в том числе с использованием механизма судебной защиты.

В связи с критикой мнения о формальности составов налоговых преступлений, а также в связи с необходимостью уточнения самого поня­тия ущерба, причиняемого в результате нарушений налогового законода­тельства, проведем подробный анализ этого понятия.

Большая часть авторов, исследующих проблемы уголовной ответст­венности за налоговые преступления, полагает, что общественно опасные последствия, наступающие в результате их совершения, сводятся к ущербу в виде упущенной выгоды. Позволим себе не согласиться с этой точ­кой зрения.

Во-первых, абсолютно недопустимо, с точки зрения правил фор­мальной логики, определять одну разновидность группового понятия че­рез другую. Обратим внимание, что в соответствии с п. 2 ст. 15 Граждан­ского кодекса РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстанов­ления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реаль­ный ущерб), а также неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Таким образом, реальный ущерб и упу­щенная выгода, с точки зрения гражданского права, суть разновидности одного группового понятия - убытков. Никаких оснований для того, что­бы, применяя одни из основных понятий гражданского права в праве уго­ловном, придавать им абсолютно не соответствующий их значению смысл, нет.

Во-вторых, суть вреда, причиняемого в результате уклонения от уп­латы налогов государству, органам местного самоуправления, государст­венным внебюджетным фондам, никоим образом не может быть сведена к упущенной выгоде.

Обратим внимание, что с точки зрения гражданского права упущен­ная выгода не существует самостоятельно - она всегда обусловлена нару­шением конкретного права (причинением реального ущерба). Если пред­положить, что в результате нарушения налогоплательщиком налогового законодательства нарушается право государства на получение от него де­нежных средств, в виде налогов, то упущенная выгода не выражается в общей сумме этих налоговых преступлений, а может быть лишь рассчита­на, исходя из нее. В этой связи, под упущенной выгодой следует понимать пени, взыскиваемые с налогоплательщика за неполную или несвоевре­менную уплату налогов. Сумма же недоплаченных (неуплаченных) нало­говых платежей образует общую сумму, понесенного государством реаль­ного ущерба.

О реальности ущерба причиняемого налоговыми преступлениями свидетельствует и тот факт, что налоговые поступления являются основ­ным источником формирования доходной части бюджетов всех уровней, а также внебюджетных фондов. Так, в соответствии с приложением 4 к Фе­деральному закону от 30 декабря 2001 года № 194-ФЗ (в ред. Федерально­го закона от 12.03.2002 № 27-ФЗ, с посл. измен, и дополн.) «О федераль­ном бюджете на 2002 год» налоговые доходы составляют 81,2 % от всех доходов федерального бюджета в 2002 году. Поэтому говорить о налого­вых доходах в том смысле, что их могло бы и не быть, то есть рассматри­вать их в качестве упущенной выгоды - значит поставить под сомнение саму возможность существования государства.

В соответствии со ст. 169 Бюджетного кодекса РФ, составлению бюджетов предшествует разработка прогнозов социально-экономического развития Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, му­ниципальных образований и отраслей экономики. Прогноз социально-экономического развития территории разрабатывается на основе данных социально-экономического развития территории за последний отчетный период, прогноза социально-экономического развития территории до конца базового года и тенденций развития экономики и социальной сфе­ры на планируемый финансовой год (ст. 173 БК РФ). Таким образом, со­ставлению бюджета предшествует серьезная аналитическая работа, на ос­нове которой делаются, в том числе, и выводы о прогнозируемых объемах налоговых поступлений. Прогнозируемыми их следует считать не в том смысле, что они могут быть, а могут и не быть, а в смысле того, что ре­альное экономическое развитие страны может внести в них свои коррек­тивы.

Доходы бюджета должны соответствовать его расходам настолько, насколько это соответствие вообще можно обеспечить, исходя из состоя­ния экономики. В этом заключается суть принципа сбалансированности бюджета, закрепленного в ст. 33 БК РФ и являющегося одним из основ­ных принципов бюджетной системы Российской Федерации. Планируя свою финансовую деятельность, государство исходит, прежде всего, из наличия необходимых финансовых средств на каждый определенный мо­мент времени. Устанавливая обязанность налогоплательщиков уплатить к определенному моменту времени налоги, оно и планирует получить их не позднее установленного срока, чтобы также своевременно профинансиро­вать расходные статьи бюджета. Поэтому фактическое непоступление на­лога до установленного предельного срока уплаты еще не может причи­нить ущерб государству, а вот после истечения этого срока государство несет реальный ущерб.

Относительно предложенной нами трактовки общественно опасных последствий налоговых преступлений, как реального ущерба, могут воз­разить, что неправомерное использование того, что еще фактически не поступило в собственность, не вошло в общую массу наличного имущест­ва, не может причинить реальный ущерб. Отвечая на это возражение, при­ведем в качестве примера договор аренды.

По договору аренды одна сторона, именуемая арендодателем, пере­дает другой стороне, именуемой арендатором, имущество за плату во вре­менное пользование. Какие же убытки причиняются арендодателю арендатором, не уплачивающим арендную плату. Очевидно, что это убыт­ки в виде реального ущерба, так как причиняются они арендодателю арендатором в результате нарушения последним права первого на полу­чение арендных платежей. Таким образом, констатация факта причинения реального ущерба не сводима исключительно к случаям изъятия уже имеющегося у собственника имущества. Реальный ущерб - это не только нарушение права собственности, но и нарушение права на получение в собственность.

А теперь, с некоторой степенью условности рассмотрим отноше­ния, возникающие между государством и налогоплательщиком, в качестве отношений, возникающих на основании заключенного между ними дого­вора. По этому договору государство, на основании выдаваемого налого­плательщику свидетельства о государственной регистрации, предоставля­ет ему право занятия на своей территории предпринимательской деятель­ностью, обеспечивает его безопасность, создает условия для экономиче­ского развития и т.п., а налогоплательщик обязывается уплачивать за это государству плату, в виде налоговых платежей. Очевидно, что и в этом случае можно говорить, что вследствие неуплаты одной из сторон (нало­гоплательщиком) обусловленных договором платежей, другой стороне (государству) причиняется реальный ущерб.

Итак, налоговые преступления относятся к категории преступлений с материальным составом. В результате их совершения Российской Феде­рации, Субъектам федерации, органам местного самоуправления, а также государственным внебюджетным фондам, причиняется реальный ущерб.

На этом можно было бы поставить точку и сделать вывод о моменте окончания налоговых преступлений, который, применительно к матери­альным составам совпадает с моментом наступления общественно-опасных последствий.

Однако П.С. Яни высказывает точку зрения, что налоговые преступ­ления являются длящимися преступлениями с материальным составом, поскольку установленная неуголовным законодательством обязанность уплатить налог вовсе не прекращается в момент установленного для ее исполнения срока. А значит и после наступления общественно опасных последствий в виде неуплаты налогов в крупном размере преступление продолжает совершаться (длиться) до момента его фактического заверше­ния в связи с прекращением преступной деятельности по воле самого ли­ца (при добровольной уплате им недостающей суммы налоговых плате­жей) или вопреки ей. Указанную позицию критикует И. Звечаровский. При этом он исходит из того, что в случае неуплаты налогоплательщиком налогов по истечении установленного законодательством срока их упла­ты, состав преступления не выполняется, так как он уже закончен, а у на­логоплательщика сохраняется лишь неуголовно-правовая обязанность уплатить налоговые платежи.

Критика И. Звечаровского позиции, занятой П.С. Яни, представля­ется нам не вполне убедительной. Поэтому позволим себе привести в на­стоящей работе дополнительную аргументацию в пользу того, что налого­вые преступления не являются длящимися.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718192021




Интересное:


Понятие и особенности уголовной ответственности подстрекателя
Развитие института смертной казни в законодательстве Советского государства в период с 1922 по 1991 год
Квалифицированные виды налоговых преступлений
Объект уголовно-правовой охраны и объект преступления
Уголовная ответственность за налоговые преступления в странах ближнего и дальнего зарубежья
Вернуться к списку публикаций