2010-09-09 09:47:18
ГлавнаяУголовное право и процесс — Состав налоговых преступлений



Состав налоговых преступлений


Предположим, что гражданин Н. в 1999 году совершил уклонение от уплаты налога в крупном размере и был привлечен за это к уголовной ответственности. Бланкетным признаком в нашем случае является при­знак «налог». Предположим, что Н. уклонился от уплаты налога, который условно назовем транспортным. Таким образом, получается, что Н. был привлечен к уголовной ответственности за уклонение от уплаты в круп­ном размере транспортного налога - именно это деяние, совершенное Н. в 1999 году образовало состав налогового преступления. В 2001 году транс­портный налог был отменен (именно отменен, а не заменен другим). Сле­довательно, уклонение от его уплаты не могло бы повлечь за собой при­влечение к уголовной ответственности в 2001 году уже постольку, по­скольку само совершение его становится абсолютно невозможным. Про­изошло ли в связи с отменой в 2001 году транспортного налога изменение уголовного закона, устраняющего преступность деяния, совершенного Н. в 1999 году? На наш взгляд - нет. Сущность и общественная опасность совершенного Н. в 1999 году деяния заключается не в том, что он укло­нился именно от уплаты транспортного налога, а в том, что он нарушил требования налогового законодательства, не исполнив обязанностей нало­гоплательщика по исчислению и уплате налога вообще (круг обязанно­стей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой налогов в 1999 году, в 2001 году никоим образом не изменился), и, тем самым, при­чинил ущерб бюджету Российской Федерации в крупном размере. Имен­но это деяние и его преступные последствия образовывали состав налого­вого преступления в 1999 году, именно они продолжают содержать состав преступления и 2001 году: в этом отношении уголовный закон с отменой транспортного налога никоим образом не изменился.

Возможно, предложенная нами аргументация в поддержку изло­женной выше точки зрения И.В. Шишко и Г.Н. Хлупиной покажется не­достаточно убедительной. Однако занятая указанными авторами и полно­стью поддерживаемая нами позиция может быть обоснована и на основа­нии Определения Конституционного Суда РФ № 1-0 от 16 января 2001 года по делу о проверке конституционности примечания 2 к статье 158 УК РФ.

И в заключение остановимся на рассмотре­нии вопроса, какие из видов федеральных, региональных и местных нало­гов относятся к предмету каждого из исследуемых налоговых преступле­ний.

Казалось бы, ответ на этот вопрос очевиден - к предмету преступ­лений, предусмотренных ст. ст. 198 и 199 УК РФ, относятся те виды нало­гов, налогоплательщиками которых, в соответствии с действующим зако­нодательством, могут являться физическое лицо (применительно к ст. 198) или организация (применительно к ст. 199). Однако единства мнений на этот счет в юридической литературе нет.

Если к предмету преступления, предусмотренного ст. 199 УК, дей­ствительно следует относить все виды налогов, плательщиками которых может являться организация (налог на добавленную стоимость, акцизы, единый социальный налог, налог на операции с цепными бумагами, налог на прибыль организаций, налог на игорный бизнес, налог на добычу по­лезных ископаемых, налог на имущество предприятий, налог с продаж, единый налог на вмененный доход для определенных видов деятельности, земельный налог, налог на содержание милиции), то относительно состав­ляющих предмета преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ, все не так просто.

Несмотря на то, что большая часть авторов, исследовавших предмет преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ, включает в него все виды налогов, налогоплательщиками которых в соответствии с действующим законодательством являются физические лица, мы, как и ряд других ис­следователей, полагаем, что диспозиция ст. 198, в действующей ее ре­дакции, позволяет отнести к предмету уклонения физического лица от уп­латы налога только налог на доходы физических лиц, единый социальный налог, как аккумулировавший в себе страховые взносы в государственные внебюджетные фонды, и единый налог на вмененный доход с определен­ных видов деятельности, постольку, поскольку физические лица, пере­шедшие на его уплату, освобождаются от уплаты налога на доходы. Иные налоги, плательщиками которых также являются физические лица (НДС, налог с продаж, налог на имущество физических лиц, налог на имущество, переходящее в порядке наследования или дарения, транспортный налог, налог на игорный бизнес, налог на добычу полезных ископаемых, земель­ный налог) предметом преступления, предусмотренного ст. 198 УК, не являются.

Для обоснования занятой нами позиции, прибегнем к такому спосо­бу толкования уголовно-правовых норм, как историческое.

В период принятия нового УК РФ (1996 г.) в соответствии с дейст­вующим в то время налоговым законодательством, физические лица явля­лись плательщиками подоходного налога, налога на имущество физиче­ских лиц, налога на имущество, переходящее в порядке наследования или дарения и земельного налога. При этом налоговая база по всем указанным налогам, за исключением подоходного, определялась не самостоятельно налогоплательщиком, а специально уполномоченными на то государством органами. В таком же порядке осуществлялось и исчисление подлежащих уплате сумм этих налогов.

В этой ситуации практически единственно возможным способом уклонения физического лица от уплаты таких налогов, как налог на иму­щество физического лица, налог на имущество, переходящее в порядке наследования или дарения, а также земельного налога, являлось непере­числение исчисленных государственными органами сумм налогов в соот­ветствующие бюджеты. Борьба с таким способом уклонения, в силу его очевидности и открытости, не требовала каких-либо особых усилий со стороны государства - имущество налогоплательщика можно было аре­стовать, реализовать и полученными в результате продажи денежными средствами компенсировать ущерб, понесенный государством или муни­ципальными образованиями в результате уклонения от уплаты налога. Поэтому не случайно, конструируя диспозицию ст. 198 УК РФ, законода­тель при описании предмета, предусмотренного ею преступления, упот­ребил термин «налог» в единственном числе. Поступая таким образом, он исходил из представления о необходимости криминализации фактов уклонения физических лиц от уплаты подоходного налога в крупном разме­ре и отсутствии таковой применительно к фактам уклонения от уплаты иных налогов, плательщиками которых также являлись физические лица.

Внесение изменений в диспозицию ст. 198 УК РФ в 1998 году было обусловлено не необходимостью криминализации фактов уклонения от уплаты в крупном размере иных налогов, кроме подоходного, а необхо­димостью криминализации иных способов уклонения физического лица от уплаты подоходного налога, а также уклонения физического лица от уплаты страхового взноса в государственные внебюджетные фонды (круг налогов, плательщиками, которых являлись физические лица к тому вре­мени не изменился). Поэтому совершенно необоснованно полагать, что, внеся в 1998 году изменения в исследуемую нами статью, законодатель лишь по небрежности или забывчивости не употребил существительное «налог» во множественном числе. В данном случае законодатель выразил именно то, что хотел выразить, а не «произвольно подошел к описанию предмета преступления, использовав такую синекдоху, как употребление единственного числа вместо множественного», как считает М.Б. Кострова.

Изложенное обусловливает абсолютную невозможность распро­странительного толкования положений ст. 198 УК и отнесения к предме­ту, предусмотренного ею преступления, иных налогов, за исключением налога на доходы физических лиц, единого социального налога и налога на вмененный доход.

Вместе с тем, является абсолютно очевидной и общественная опас­ность уклонения физического лица от уплаты в крупном размере таких налогов как, к примеру, НДС или налог с продаж. Однако, по нашему мнению, квалификация по ст. 198 УК РФ (в действующей ее редакции) фактов уклонения в крупном размере от уплаты указанных налогов есть применение уголовного закона по аналогии, а значит, оно противоречит такому принципу уголовного права, как принцип законности, и является недопустимым.

Отметим, что указанная проблема может быть решена только по­средством внесения соответствующих изменений в уголовный закон - ис­пользовать существительное «налог» при конструировании диспозиции ст. 198 УК во множественном, а не единственном числе. Вынесения по этому поводу соответствующего разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, что в качестве промежуточного решения проблемы предлагает сде­лать Н.В. Кондрашова, будет явно недостаточно: Верховный Суд не мо­жет давать распространительное толкование уголовного закона.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718192021




Интересное:


Криминологическая характеристика виктимизации несовершеннолетних
Множественность преступлений
Становление института смертной казни в законодательстве Советского государства в период с 1917 по 1922 год
Личность обвиняемого как объект уголовно-процессуальных отношений (познания)
Квалифицированные виды нарушения правил дорожного движения и отграничение состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, от смежных и иных составов преступлений.
Вернуться к списку публикаций