2010-09-09 09:47:18
ГлавнаяУголовное право и процесс — Состав налоговых преступлений



Состав налоговых преступлений


Перед следователем встал вопрос: образует ли совершенное В. дея­ние состав преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ? Он ответил на него отрицательно и предъявил В. обвинение в совершении преступле­ния, предусмотренного ч. 2 ст. 198 УК РФ.

На наш взгляд, указанное решение следует признать неверным. Если исходить из того, что В. юридически не являлся руководителем организа­ции и не имел права действовать от ее имени, то квалифицировать совер­шенное им деяние, следует либо по ст. 171 УК РФ «Незаконное предпри­нимательство», либо одновременно по ст. ст. 171 и 198 УК РФ, как реко­мендовал в п. 4 постановления № 8 от 4.07.1997 года Пленум Верховного Суда РФ. По нашему мнению, в рассматриваемой ситуации единственно пра­вильной была бы квалификация совершенного В. деяния по ч. 1 ст. 199 УК РФ. Такой вывод сделан на основании положений гражданского зако­нодательства. В соответствии с абз. 3 п. 6 ст. 21 Закона РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью» к приобретателю доли в уставном ка­питале общества переходят все права и обязанности участника общества, возникшие до уступки указанной доли. Причем указанный переход прав и обязанностей происходит вне зависимости от того, были или нет надле­жащим образом зарегистрированы произошедшие в связи с переходом доли к новому лицу изменения в учредительных документах организации.

Таким образом, в данном случае единственным носителем прав и обязанностей общества являлся В. Он, в частности, был обязан зарегист­рировать изменения учредительных документов общества (вне зависимо­сти от наличия или отсутствия соответствующей расписки), а также на­значить единоличный исполнительный орган. Так как В. не исполнил ука­занные обязанности, то и ответственность за нарушение налогового зако­нодательства должна быть возложена на него, как на единственного пред­ставителя единственного легитимного во время совершения преступления органа управления общества - общего собрания.

К иным лицам (помимо руководителей организации), о которых го­ворится в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ как о субъек­тах преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, многие исследователи относят сотрудников бухгалтерии, а некоторые еще и иных работни­ков организации, в результате действий которых в документы налоговой отчетности вносятся недостоверные сведения (к примеру, работник орга­низации изготавливает поддельные первичные документы бухгалтерского учета и представляет их в бухгалтерию).

Авторы исходят из той точки зрения, что результатом умышленных действий указанных лиц может явиться внесение в бухгалтерские доку­менты заведомо искаженных сведений, что, в свою очередь, отразится на достоверности налоговой отчетности, в то время как умысел руководите­лей организации на совершение налогового преступления может быть и не доказан.

Мы не согласны с указанной точкой зрения. Подделка первичных документов, равно как и внесение в документы бухгалтерской отчетности заведомо искаженных сведений, как нами отмечалось, есть лишь создание условий для последующего включения не­достоверных сведений в документы налоговой отчетности (содействие этому), т.е. приготовление к совершению налогового преступления (по­собничество в его совершении), а не начало исполнения его объективной стороны (непосредственное исполнение преступления). Кроме того, если предположить, что в указанных случаях руководители не знали о факти­ческом характере совершаемых подчиненными действиях, то, следова­тельно, они не обладали и возможностью распоряжения высвобожденны­ми в результате их совершения денежными средствами. В таком случае следует сделать вывод о том, что работники совершили хищение денеж­ных средств, что, в свою очередь, может свидетельствовать об отсутствии у них умысла на уклонение от уплаты налогов с организации.

Перспектива понести в этой ситуации уголовную ответственность за мошенничество, совершенное в крупном размере, т.е. по ч. 3 ст. 159 УК РФ, предусматривающей возможность назначения наказания в виде ли­шения свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества, в то время как максимальный срок лишения свободы при привлечении к от­ветственности за пособничество в совершении уклонения от уплаты нало­гов с организации составляет 7 лет, вряд ли обрадует сотрудника органи­зации, изготовившего поддельные первичные документы во исполнение распоряжения руководителя, и будет способствовать тому, что он под­робно опишет механизм и способы совершения налогового преступления своими руководителями.

Резюмируя сказанное, предложим следующее определение субъекта уклонения от уплаты налогов с организации: субъектом преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, может быть достигшее шестнадцати­летнего возраста вменяемое лицо, постоянно, временно либо по специ­альному полномочию осуществляющее текущее руководство деятельно­стью организации либо исполняющее обязанности по руководству состав­лением (составлению) налоговой отчетности. Субъектом уклонения от уп­латы налогов с организации может признаваться также и достигшее шест­надцатилетнего возраста вменяемое лицо, хотя юридически и не зани­мающее соответствующие должности в организации, однако фактически осуществляющее текущее руководство ее деятельностью либо состав­ляющее налоговую отчетность.

Можно ли из приведенной нами дефиниции сделать вывод, что субъект уклонения от уплаты налогов с организации является специаль­ным? На наш взгляд, нет. Действительно, традиционно, в науке уголовно­го права принято считать, что специальный субъект преступления, поми­мо обязательных признаков (вменяемое лицо, достигшее возраста уголов­ной ответственности), характеризуется еще и дополнительными призна­ками, которые либо достаточно очевидны (пол, возраст, семейно-родственные отношения), либо выводятся из правового статуса лица (гражданство, отношение к военной службе, должностное положение, профессиональные обязанности, процессуальное положение и т.п.).

В нашем же случае дополнительным признаком субъекта является и фактическая возможность влияния лица на процессы управления органи­зацией и составления налоговой отчетности, которая совсем не обязатель­но вытекает из его официального правового статуса. Поэтому субъект преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, на наш взгляд, нельзя назвать ни общим, ни специальным. В этой связи, возможно, следует го­ворить о необходимости введения в науку уголовного права такого поня­тия, как относительно - специальный субъект.

Необходимость этого обусловлена недостаточной определенностью понятия «руководитель организации» использованного законодателем при формулировании диспозиций ряда статей Особенной части Кодекса, которая во многих случаях затрудняет их практическое применение.

В качестве варианта решения обозначенной проблемы предлагаем дополнить статью 176 УК РФ «Незаконное получение кредита» примеча­нием следующего содержания: «Руководителем организации в статьях на­стоящего Кодекса признается лицо постоянно, временно либо по специ­альному полномочию осуществляющее текущее руководство финансовой и (или) хозяйственной деятельностью организации. Руководителем орга­низации признается также лицо, фактически осуществляющее это руково­дство при отсутствии юридически уполномоченного».

Закончив исследование субъектного состава преступления, преду­смотренного ст. 199 УК РФ, коротко остановимся на рассмотрение вопро­са уголовной ответственности возможных соучастников его совершения - организаторов, подстрекателей и пособников.

В пункте 10 постановления № 8 Пленум Верховного Суда РФ разъ­ясняет, что лица, организовавшие преступление, предусмотренное ст. 199 УК РФ, или руководившие этим преступлением, либо склонившие к его совершению руководителя, главного (старшего) бухгалтера или иных служащих организации-налогоплательщика, или содействовавшие совер­шению преступления советами, указаниями и т.п., несут ответственность как организаторы, подстрекатели или пособники по ст. 33 УК РФ и соот­ветствующей части ст. 199 Кодекса.

Подстрекателями и организаторами уклонения от уплаты налогов с организации могут быть как сотрудники организации и ее учредители (участники), так и лица, юридически не состоящие с организацией в ка­ких-либо отношениях.

При привлечении лица к ответственности в качестве подстрекателя суду необходимо установить, что оно подталкивало исполнителя к совер­шению действий, которые однозначно преступны. Например, если учре­дитель велел директору организации внести какие-либо изменения в налоговую отчетность, чтобы уменьшить налогообложение, то это следует рассматривать как подстрекательство. Но в указании изыскать способ снизить налоговые платежи состав преступления отсутствует, так как уменьшение налоговых обязательств не обязательно достигается за счет преступных действий.

Широк круг лиц, которые могут быть пособниками.

Возможно привлечение к ответственности за пособничество в со­вершении преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, как это пра­вильно отмечено А.И. Сотовым, и консультантов, привлекаемых органи­зациями для разработки «оптимальных» схем уклонения от уплаты нало­га, но только в том случае, если в разработанных ими рекомендациях бу­дут непосредственно предложены криминализированные способы укло­нения от уплаты налогов. Перейдем к анализу субъектного состава преступления, предусмот­ренного ст. 198 УК РФ «Уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды».

В соответствии с п. 2 ст. 11 НК под физическими лицами в отноше­ниях, регулируемых налоговым законодательством, следует понимать граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без граж­данства. В случаях, определяемых налоговым законодательством РФ, фи­зическое лицо приобретает права и исполняет обязанности налогопла­тельщика, а также налогового агента. Особенности налогообложения фи­зических лиц (виды налогов, плательщиками которых они являются, по­рядок их исчисления и уплаты) зависят от того, являются ли они физиче­скими лицами - налоговыми резидентами Российской Федерации, зареги­стрированы ли в качестве индивидуальных предпринимателей без образо­вания юридического лица, или нет.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718192021




Интересное:


Развитие института уголовно-правовой давности в отечественной истории
Развитие института смертной казни в законодательстве Советского государства в период с 1922 по 1991 год
Уголовно-правовая характеристика мошенничества и способов его совершения
Институт рецидива преступлений в аспекте принципов уголовного права
Философские, психологические и юридические подходы к пониманию вины
Вернуться к списку публикаций