2010-09-09 09:47:18
ГлавнаяУголовное право и процесс — Состав налоговых преступлений



Состав налоговых преступлений


Важное практическое значение имеет вопрос о том, может ли иссле­дуемое преступление быть совершено только руководителем либо только главным бухгалтером, либо только ими вместе. Для решения этой про­блемы вновь обратимся к Закону РФ «О бухгалтерском учете». Пункт 1 ст. 6 данного Закона ответственность за организацию бухгалтерского учета в организации, соблюдение законодательства при выполнении хозяйствен­ных операций возлагает на ее руководителя. Однако, это ни в коей мере не обуславливает того, что к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ во всех случаях должны привлекаться только руководитель и главный бух­галтер совместно либо только один руководитель, хотя такая точка зрения иногда и высказывается в литературе. Обратим внимание, что большинство руководителей не обладает достаточными специальными знаниями, чтобы быть способными всесто­ронне проверять правильность ведения в своей организации бухгалтер­ского и налогового учета, детально контролировать достоверность отчет­ности, правильность заполнения налоговых деклараций. Поэтому сам факт того, что руководитель подписывает представляемую в налоговый орган декларацию, не может рассматриваться в качестве доказательства его вины в совершении преступления, предусмотренного ст. 199 УК. Глав­ный бухгалтер имеет возможность, не ставя в известность своего руково­дителя, не отразить в бухгалтерских документах факт совершения той или иной финансовой операции либо отразить этот факт с нарушением зако­нодательства и инструкций МНС РФ, внести в налоговую декларацию за­ведомо искаженные данные и т.п. Таким образом, следует признать воз­можным, в зависимости от тех или иных конкретных обстоятельств дела, привлечение к ответственности по ст. 199 УК только одного главного бух­галтера.

Так при расследовании уголовного дела, возбужденного по факту совершения руководителями ОАО «Печорское строительство» уклонения от уплаты налогов с организации посредством включения в налоговые декларации по НДС заведомо недостоверных сведений, в качестве подоз­реваемых были допрошены руководитель организации С. и ее главный бухгалтер П. Допрошенный в качестве подозреваемого С, в частности показал, что он действительно подписывал налоговые декларации по НДС, однако не проверял указанные в них сведения, т.к. полностью дове­рял главному бухгалтеру организации, а значит, не имел умысла на иска­жение налоговой отчетности. Так как показания С. в ходе проведения рас­следования уголовного дела опровергнуты не были, уголовное дело в от­ношении него было прекращено, а обвинение в совершении преступления предъявлено только главному бухгалтеру организации П. 29.04.2002 года уголовное в отношении П. прекращено в связи с актом амнистии. К ответственности по ст. 199 УК может быть привлечен и один ру­ководитель. Это возможно в том случае, если он, проводя те или иные хо­зяйственные операции, не ставит в известность о факте их совершения главного бухгалтера, не передает в бухгалтерию первичные документы, подтверждающие их совершение, передает в бухгалтерию «бестоварные» накладные, о чем не ставит главного бухгалтера в известность, и т.п.

Так, вынося постановление о прекращении уголовного преследова­ния в отношении главного бухгалтера Койгородского районного потреби­тельского общества Ш., следователь СО УФСНП РФ по РК мотивировал это тем, что она своевременно представляла достоверную налоговую от­четность, постоянно уведомляла руководителя о недоимках, непосредст­венного участия в распределении денежных средств не принимала.

Следует также иметь в виду положение, закрепленное в п. 4 ст. 7 За­кона РФ «О бухгалтерском учете», в соответствии с которым в случае разногласий между руководителем организации и главным бухгалтером по осуществлению отдельных хозяйственных операций, документы по ним могут быть приняты к исполнению с письменного распоряжения ру­ководителя организации, который несет всю полноту ответственности за последствия осуществления таких операций.

В такой ситуации, как полагают некоторые авторы, главный бухгал­тер не подлежит уголовной ответственности по ст. 199 на основании ч. 1 ст. 42 УК РФ как лицо, действующее во исполнение обязательных для не­го приказа или распоряжения. Уголовную ответственность должен понести только руководитель.

Несомненно, что распоряжение руководителя является обязатель­ным для главного бухгалтера. Но так ли оно обязательно в данном случае? Вновь обратившись к п. 4 ст. 7 Закона РФ «О бухгалтерском учете», мож­но заметить, что законодатель, видимо, не случайно оговорил то, что со­ответствующие документы могут, а не должны быть приняты главным бухгалтером, предоставив ему тем самым право выбора между правомер­ным и заведомо для него неправомерным поведением. В соответствии с ч. 2 ст. 42 УК лицо, совершившее умышленное преступление во исполне­ние заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. В нашем же случае именно об умышленном преступлении и идет речь. Таким образом, в исследуемом случае главный бухгалтер может быть привлечен к уголовной ответствен­ности. Однако при этом необходимо иметь в виду, что, не отказавшись от исполнения распоряжения руководителя, он, возможно, действовал во из­бежание наступления для себя неблагоприятных последствий - лишения премии, понижения в должности, увольнения с работы и т.п. Указанные обстоятельства должны быть учтены судом при назначении наказания в качестве смягчающих обстоятельств.

Только ли руководитель и главный бухгалтер подлежат ответствен­ности по ст. 199 УК РФ? Пункт 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 7.07.1997 года расширяет субъектный состав этого пре­ступления, разъясняя, что к ответственности по ст. 199 УК в качестве ис­полнителей преступления могут быть привлечены не только они, а еще и лица, фактически выполняющие обязанности руководителя и главного (старшего) бухгалтера, а также иные служащие организации-налогоплательщика, непосредственно исполнившие объективную сторону преступления, предусмотренного данной статьей.

Лицами, фактически исполняющими обязанности руководителей организации, следует считать лиц, хотя юридически и не занимающих в организации указанных ранее должностей, но в действительности осуще­ствляющих функциональные обязанности ее руководителей (здесь и далее под руководителями будем понимать и единоличный исполнительный ор­ган юридического лица и его главного бухгалтера), связанные с текущим руководством организацией, ведением бухгалтерского и налогового учета, составлением отчетных документов. При этом они могут, как собственно­ручно составлять и подписывать документы налоговой отчетности, так и давать указания на подписание уже составленных документов юридиче­ским руководителям.

В том случае, если будет установлено что, совершая вышеназванные действия, лица, фактически исполняющие обязанности руководителей, не проинформируют юридических руководителей о том, что отчетные доку­менты содержат заведомые искажения, речь пойдет, как отмечают И.Н. Пастухов и П.С. Яни, о так называемом в юридической практике «посредственном причинении». В такой ситуации, в соответствии с ч. 2 ст. 33 УК РФ исполнителем преступления должен быть признан фактиче­ский руководитель как лицо, использовавшее для совершения преступле­ния невиновные или неосторожные действия другого лица, вследствие этого не подлежащего уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ.

На практике ситуации «посредственного причинения» возникают достаточно часто. Однако, следственные органы, как правило, не пред­принимают необходимых мер для выявления и привлечения к уголовной ответственности лиц, осуществляющих фактическое руководство органи­зацией.

При расследовании уголовного дела, возбужденного по ч. 1 ст. 199 УК РФ в отношении руководителей «Общества шахтеров-инвалидов» г. Воркуты, было установлено, что фактическое руководство организацией осуществлял X., являющийся заместителем председателя правления, в то время как сам председатель П. постоянно находился в г. Москве, органи­зацией не руководил и лишь изредка подписывал документы налоговой и бухгалтерской отчетности (на части таких документов стояли подписи П., на остальных - X.). Главным бухгалтером ОШИ являлся К., инвалид II группы, не имевший никакого бухгалтерского образования, никогда ранее не работавший в этой области. Сам он непосредственно ведением бухгал­терского учета и составлением отчетных документов не занимался. За не­го, как было установлено в ходе проведения расследования, эту деятель­ность осуществляла, по просьбе X., О., являвшаяся родной сестрой по­следнего. Отказываясь от предъявления обвинения в совершении пре­ступления X., следователь мотивировал это тем, что непосредственно ве­дением бухгалтерского учета X. не занимался, суммарный размер неупла­ченных налогов за периоды, отчетные документы по которым подписывал X., не превышает 1000 МРОТ. В процессе расследования роль О. в совер­шении преступления не выяснялась. В результате обвинение было предъ­явлено только К. (впоследствии К. был освобожден от уголовной ответ­ственности на основании акта амнистии).

Не менее сложные ситуации возникают, когда организация, с точки зрения гражданского законодательства, вообще не имеет руководителя, а уклонение от уплаты налогов с нее происходит в результате действий ли­ца, не являющегося, опять-таки с точки зрения гражданского законода­тельства, ни учредителем, ни руководителем этой организации. Поясним сказанное на примере материалов уголовного дела, расследованного в 2001 году следственными органами УФСНП РФ по Республике Коми.

Индивидуальный предприниматель В. приобрел на основании дого­вора купли-продажи 100-процентную долю ООО «Арон-групп», зарегист­рированного в г. Москва, у проживающей в этом городе гражданки X., которая являлась его единственным учредителем и одновременно руково­дителем. Сведения о продаже доли и об изменении учредителя организа­ции были отражены X. в протоколе Общего собрания, учредительном до­говоре и уставе. При этом В. выдал X. расписку в том, что он обязуется зарегистрировать изменения, внесенные в учредительные документы ООО, в органе, осуществляющем государственную регистрацию юриди­ческих лиц, а также берет на себя всю ответственность по обязательствам, возникшим в связи с деятельностью ООО после заключения вышеупомя­нутого договора купли-продажи.

Однако В., не произведя государственную регистрацию изменений учредительных документов, представляясь руководителем ООО «Арон-групп», осуществлял от имени организации предпринимательскую дея­тельность на территории Республики Коми, не ведя бухгалтерского учета и не представляя налоговую отчетность, и, как было документально под­тверждено в процессе расследования уголовного дела, уклонился тем са­мым от уплаты налогов в размере, превышающем 1 000 МРОТ.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718192021




Интересное:


Квалификация посредничества и соучастия во взяточничестве
Обоснованность задержания и заключения под стражу по УПК РФ
Ограниченная вменяемость
Объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК Российской Федерации.
Групповые корыстные преступления несовершеннолетних - квалификации и наказание
Вернуться к списку публикаций