2010-09-09 09:47:18
ГлавнаяУголовное право и процесс — Состав налоговых преступлений



Состав налоговых преступлений


В науке уголовного права под длящимся преступлением обычно по­нимается действие или бездействие, сопряженное с последующим дли­тельным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования. Обратим внимание, что приведенное определение не отражает сути длящихся преступлений, по­тому что не дает ответа на вопрос, по какой причине возникает необходи­мость уголовного преследования виновного не только за сам факт совер­шения им уголовно-наказуемого деяния, а и за последующее длительное неисполнение возложенных на него законом обязанностей. На наш взгляд, именно эта неопределенность и позволяет с достаточной степенью убеди­тельности отстаивать мнение о том, что налоговые преступления являют­ся длящимися преступлениями с материальным составом. Именно в том, что эта неопределенность и не была устранена И. Звечаровским, заключа­ется, на наш взгляд, недостаточная убедительность его аргументации.

Традиционно в качестве длящихся преступлений рассматриваются такие преступления как, к примеру, незаконное хранение оружие (ст. 222 УК РФ), уклонение от отбывания лишения свободы (ст. 314 УК РФ) и ряд других. Почему же незаконное хранение оружия или уклонение от отбы­вания лишения свободы криминализированы законодателем? Следует признать, что только потому, что они представляют общественную опас­ность. Действительно, оружие, находящееся в незаконном обороте, рано или поздно может быть использовано для совершения преступлений про­тив жизни и здоровья граждан, преступник, совершивший побег из мест лишения свободы, может совершить новые преступления. В этой связи следует, по нашему мнению, уточнить понятие длящегося преступления и определить его следующим образом: под длящимся преступлением пони­мается действие или бездействие, сопряженное с последующим невыпол­нением обязанностей, возложенных на виновного законом, сам факт не­выполнения которых представляет общественную опасность.

Исходя из такого понимания длящегося преступления, не представ­ляет особого труда опровергнуть точку зрения, высказанную профессором П.С. Яни. Общественная опасность налоговых преступлений заключается в том, что неуплата налогов в установленный налоговым законодательст­вом срок причиняет реальный ущерб Российской Федерации или(и) ее субъектам, или(и) органам местного самоуправления, или(и) государст­венным внебюджетным фондам, парализуя саму возможность осуществ­ления ими своих функций. Причем ущерб этот причиняется именно в мо­мент фактической неуплаты налогов, т.е. в тот момент, когда указанные выше субъекты планировали получить соответствующие платежи. В даль­нейшем обязанность уплатить неуплаченный к соответствующему сроку налог, конечно же, сохраняется. Но само по себе, последующее неиспол­нение этой обязанности уже не представляет общественной опасности, которая позволила бы рассматривать его (неисполнение) в качестве пре­ступления. К этому моменту ущерб уже причинен, государство уже не смогло профинансировать текущие расходы, поэтому преступление, свя­занное с уклонением от уплаты налогов, следует считать оконченным.

Итак, налоговые преступления не являются длящимися преступле­ниями, они оканчиваются по истечении момента окончания установлен­ного налоговым законодательством срока их уплаты. Именно из такой же позиции исходит и Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 8 от 4.07.1997 года.

Определившись с моментом окончания налоговых преступлений, перейдем к рассмотрению вопроса о стадиях их совершения. Налоговое законодательство устанавливает два срока, непосредст­венно связанные с исполнением обязанности налогоплательщика по ис­числению и уплате налога: срок подачи налоговой декларации и срок уп­латы налога. В соответствии с действующим в настоящее время налого­вым законодательством предельные сроки подачи налоговых деклараций и уплаты налогов применительно к большей части налогов совпадают. Исключения составляют, в частности, налог на доходы физических лиц (срок подачи декларации - 30 апреля года, следующего за истекшим нало­говым периодом (абз. 2 п. 1 ст. 229 НК РФ); срок уплаты налога - не позд­нее 15 июля года, следующего за истекшим налоговым периодом и. 6 ст. 227 НК РФ)) и акцизы (срок подачи налоговой декларации - не позднее последнего числа месяца, следующего за отчетным месяцем (абз. 1 п. 6 ст. 204 НК РФ); срок уплаты - устанавливается в зависимости от вида реали­зуемых подакцизных товаров (пункты 2-4 ст. 204 НК РФ)). Кроме того, применительно к таким налогам, как, к примеру, налог на имущество, пе­реходящее в порядке наследования и дарения, налог на имущество физи­ческих лиц, транспортный налог, земельный налог, налоговое законода­тельство не предусматривает подачу налоговой декларации.

Таким образом, как покушение на совершение налогового преступ­ления следует квалифицировать деяния лица, включившего в представ­ленную в налоговые органы налоговую декларацию заведомо недостовер­ные сведения, а равно вообще не представившего налоговую декларацию по истечении срока ее представления, выявленные в ходе проведения на­логовой проверки в период времени между днем подачи соответствующей декларации (последним днем срока, установленного для се подачи) и днем окончания срока, установленного для исполнения обязанности по уплате налога. Такой же точки зрения придерживается и многие авторы, исследовавшие вопросы о стадиях совершения налоговых преступлений. К это­му следует добавить, что как покушение на совершение уклонения от уп­латы налогов (в частности налога на прибыль), на наш взгляд, следует квалифицировать и деяния, связанные с включением заведомо недосто­верных сведений в документы, фиксирующие итоговые данные налогово­го учета, так как они непосредственно направлены на выполнение объек­тивной стороны налоговых преступлений.

Как покушение на преступление, предусмотренное ст. 198 или 199 УК РФ, И.Н. Пастухов и П.С. Яни предлагают квалифицировать и дейст­вия лица, направленные на уклонение от уплаты налогов и выразившиеся в представлении в налоговые органы заведомо недостоверной информа­ции, в том случае, если он все равно не смог бы заплатить налог, вследст­вие отсутствия необходимых для этого средств, так как в этом случае его действия объективно не находятся в причинной связи с фактической не­уплатой налога, поскольку и без них налог все равно не был бы уплачен».

Что касается такой стадии преступной деятельности, как приготов­ление к совершению налоговых преступлений, то мнения авторов на этот счет разделились. Как приготовление к совершению налоговых преступ­лений В.Г. Пищулин предлагает квалифицировать фальсификацию бух­галтерских документов, не представляемых налоговым органам, и, в част­ности, первичных бухгалтерских документов. С этой точкой зрения не согласна Н.А. Лопашенко. Она полагает, что включение заведомо недос­товерных данных в бухгалтерские документы, в том числе первичные, должно квалифицироваться как покушение на налоговые преступления, так как «в указанных случаях лицо от подготовительных действий уже перешло к непосредственному выполнению объективной стороны состава преступления».

Обратим внимание, что, как мы уже отметили выше, в связи с изме­нениями налогового законодательства следует проводить строгое разгра­ничение между документами бухгалтерской и налоговой отчетности. Круг первых из них определяется Законом РФ «О бухгалтерском учете», в круг вторых - непосредственно налоговым законодательством. То обстоятель­ство, что налоговый учет базируется, в том числе, и на первичных учет­ных документах, которые являются бухгалтерскими, ни в коей мере не может означать, что фальсификация их - есть действия, непосредственно направленные на выполнение объективной стороны налоговых преступ­лений. Данные действия являются подготовкой к составлению недосто­верной налоговой отчетности, т.е. действиями, направленными на созда­ние условий, способствующих совершению налоговых преступлений, и, поэтому, должны квалифицироваться как приготовление к их совершению.

Н.А. Лопашенко также указывает на противоречие между положе­ниями УК РФ и п. 4 ст. 81 НК РФ. П. 4 НК РФ предусматривает возмож­ность освобождения от налоговой ответственности лица, подавшего в на­логовые органы заявление о дополнении или изменении налоговой декла­рации после истечения срока подачи декларации и после истечения срока уплаты налога, при условии, что до подачи такого заявления оно уплатило недостающую сумму и соответствующие ей пени. В то же время Приме­чание 2 к ст. 198 УК РФ предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности за налоговые преступления только лица, со­вершившего указанные преступления впервые, способствовавшего рас­крытию преступления и полностью возместившего причиненный престу­плением ущерб.

Усматривая коллизию между указанными нормами, Н.А. Лопашен­ко полагает, что приоритет в этом случае должен отдаваться уголовному законодательству, как предусматривающему ответственность за более тяжкое деяние - преступление. На наш взгляд, в данном случае должны применяться положения НК РФ, так как именно он регулирует общест­венные отношения, поставленные под защиту ст. ст. 198 и 199 УК РФ. Ес­ли, с точки зрения налогового законодательства, в рассматриваемом слу­чае не может идти речь о привлечении лица к налоговой ответственности, то не может быть и речи о возможности привлечения к уголовной.

Состав налоговых преступлений образует только уклонение от уп­латы налогов, совершенное в крупном размере. Применительно к ст. 198 УК РФ крупный размер уклонения составляет сумма, превышающая 200 минимальных размеров оплаты труда (далее - МРОТ), к ст. 199 УК РФ-1000 МРОТ.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718192021




Интересное:


Обычный подарок или взятка
Проблемы назначения наказания за налоговые преступления
Проблемы и тенденции развития института смертной казни в российском законодательстве в постсоветский период
Некоторые вопросы правового регулирования борьбы с организационной преступностью
Классификация рецидивов преступлений
Вернуться к списку публикаций