2010-09-09 09:47:18
ГлавнаяУголовное право и процесс — Состав налоговых преступлений



Состав налоговых преступлений


Объект и предмет налоговых преступлений

В настоящее время в науке уголовного права сложилось несколько подходов к определению объекта преступлений. Часть авторов придержи­вается традиционной, установившейся еще с советских времен, точки зре­ния на объект преступления, как на общественные отношения, взятые под охрану уголовным законом. Однако, в последнее время все большее чис­ло ученых определяет его как блага, интересы, на которые посягает пре­ступное деяние и которые охраняются уголовным законом. Авторы вто­рой точки зрения объясняют отход от традиционной тем, что ее использо­вание некорректно при выделении объектов преступлений, посягающих на жизнь и здоровье человека.

Существует еще и третий, синтезированный подход к определению объекта преступления, в соответствии с которым под ним понимаются блага, интересы, а также и общественные отношения, взятые под охрану уголовным законом.

Наконец, появилась и новая точка зрения, согласно которой «объек­том любого преступления, а не только направленного против личности, выступают люди, которые в одних случаях выступают в качестве отдель­ных физических лиц, в других - как некоторого рода множество лиц, имеющих или не имеющих статус юридического лица, в третьих - как со­циум (общество)». Не вдаваясь в подробный анализ приведенных выше взглядов, отме­тим, что мы являемся сторонниками традиционной точки зрения и пони­маем под объектом преступления общественные отношения, взятые под охрану уголовным законом. К такому выводу нас заставляет прийти то многоплановое значение, которое несет в себе понятие объекта преступ­ления. К тому, что объект является элементом состава преступления, оп­ределяет социальную сущность и общественную опасность деяния, что его точное определение необходимо для квалификации преступных дея­ний, следует добавить еще одно немаловажное, но, к сожалению, неза­служенно обойденное вниманием исследователей значение объекта пре­ступления, которое заключается в его ориентирующей правопримени­тельную практику роли. Попробуем объяснить, в чем это значение выра­жается.

Общепризнанно, что под охрану уголовного закона ставятся не все общественные отношения, а наиболее важные из них, охрана которых яв­ляется необходимой на данном этапе развития общества. Причем, как от­мечают некоторые исследователи, и чью позицию мы полностью разделя­ем, отношения эти являются общественными отношениями, урегулиро­ванными нормами права, т.е. правоотношениями. Поэтому точное опре­деление объекта конкретного преступления позволяет лицам, проводящим дознание или предварительное следствие, а также судьям, при рассмотре­нии уголовного дела в суде, определиться с кругом нормативных право­вых актов, регулирующих нарушенные в результате совершения преступ­ления правоотношения, и, только на основе их детального изучения, при­нять обоснованное процессуальное решение. Вот именно в этом-то и за­ключается ориентирующее значение объекта преступления.

Наукой уголовного права разработаны методологические основы классификации объектов преступления. Они группируются по «вертика­ли» и по «горизонтали». По «вертикали» объекты принято делить на об­щий, родовой, видовой и непосредственный. Классификация по горизон­тали проводится на уровне непосредственного объекта. Здесь обычно вы­деляют три его вида: основной, дополнительный и факультативный непо­средственный объект.

Общим объектом преступления признается вся совокупность обще­ственных отношений, взятых под охрану уголовным правом. Общий объ­ект един для всех преступлений.

Родовой объект - это группа однотипных (близких по своему со­держанию) общественных отношений, которые в силу этого охраняются единым комплексом взаимосвязанных уголовно-правовых норм. Преступ­ления, посягающие на эти отношения, по своей юридической природе также образуют однородную группу. Понятие родового объекта, по срав­нению с общим, является более конкретным, отражающим наиболее ти­пичные особенности тех или иных общественных отношений. По родово­му объекту в Особенной части Уголовного кодекса выделяются разделы, расположенные в порядке важности и социальной значимости охраняе­мых ими общественных отношений.

Видовой объект - часть родового объекта, объединяющая более уз­кие группы отношений или же выражающих некоторые тесно взаимосвязанные интересы одного и того же объекта. Понятие видового объекта положено за основу при группировке преступлений в главы Особенной части.

Под непосредственным объектом понимается конкретное общест­венное отношение, против которого направлено преступное посягательст­во, терпящее урон всякий раз при совершении преступления данного ви­да.

Как уже отмечалось выше, в теории уголовного права выделяется три вида непосредственного объекта (классификация по «горизонтали»): основной, дополнительный, факультативный. Необходимость в этом воз­никает тогда, когда одно и то же преступление одновременно нарушает несколько общественных отношений. Таким образом, преступление тако­го вида имеет несколько непосредственных объектов. Один из них являет­ся основным. Он входит в состав видового объекта, в большей степени определяет социальную направленность данного преступления, структуру соответствующего состава, и его место в Особенной части УК. Основной непосредственный объект характеризует общественное отношение, для защиты которого, прежде всего, и принимается уголовно-правовая норма.

Дополнительным непосредственным объектом выступает общест­венное отношение, которому наряду с основным непосредственным объ­ектом всегда причиняется или создастся угроза причинения вреда, в то время как факультативным непосредственным объектом признается об­щественное отношение, которое, находясь под уголовно-правовой защи­той, терпит урон не во всех случаях совершения преступления данного вида.

Законодатель поместил статьи 198 и 199 в Разделе VIII УК РФ, име­нуемом «Преступления в сфере экономики». Анализ норм, включенных в данный раздел Уголовного кодекса РФ, позволяет теоретически выделить такой родовой объект охватываемых ими деяний, как общественные от­ношения, обеспечивающие нормальное функционирование экономики страны, как единого народно-хозяйственного комплекса.

Нормы главы 22 УК РФ, в которой находятся комментируемые нами статьи, предусматривают уголовную ответственность за преступления в сфере экономической деятельности. Проблема выделения видового объ­екта преступлений, помещенных в данной главе, еще недостаточно разра­ботана в науке уголовного права. По этому поводу исследователями вы­сказываются самые различные мнения. По нашему мнению наиболее удачной является формулировка видового объекта указанных уголовно-правовых норм, как системы общественных отношений, складывающихся в процессе осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности по производству, распределению, обмену и потреблению материальных благ и услуг.

Не менее сложной является проблема выделения и непосредствен­ного объекта налоговых преступлений. По этому поводу исследователи высказывают самые разнообразные мнения. Приведем и проанализируем некоторые из них.

Так, Л.Д. Гаухман определяет непосредственный объект налоговых преступлений как общественные отношения, обеспечивающие интересы экономической деятельности государства в сфере формирования бюджета и государственных внебюджетных фондов. Аналогичное по смыслу, но более удачное по форме определение дает В.Д. Ларичев, полагающий что непосредственный объект налоговых преступлений следует определять, как общественные отношения, складывающиеся в сфере финансовой дея­тельности государства и государственных внебюджетных фондов по по­воду формирования их бюджетов. Общим недостатком приведенных дефиниций является то, что они значительно и не совсем обоснованно расширяют круг общественных отношений, охраняемых нормами, преду­сматривающими уголовную ответственность за налоговые преступления.

Дело в том, что бюджеты государства и внебюджетных фондов формиру­ются не только за счет налоговых поступлений. Так, в п. 1 ст. 41 Бюджет­ного Кодекса РФ прямо указано, что доходы бюджетов образуются за счет налоговых и неналоговых видов доходов, а также за счет безвозмездных перечислений.

По мнению В.А. Егорова, непосредственным объектом налоговых преступлений является установленный федеральным законодательством порядок общественных отношений в сфере налогообложения физических и юридических лиц, уплаты ими налогов, а также страховых взносов в го­сударственные внебюджетные фонды. В этом определении объект уго­ловно-правовой охраны «налоговых норм» УК РФ также необоснованно расширен. Очевидно, что общественные отношения в сфере налогообло­жения охватывают собой не только отношения, складывающиеся в сфере уплаты налогов налогоплательщиками, но и отношения, связанные с дея­тельностью законодательных органов по поводу установления налогов.

С точки зрения Н.А. Лопашенко, непосредственным объектом нало­говых преступлений выступает принцип добропорядочности субъектов экономической деятельности. Это определение представляется в выс­шей степени абстрактным, а потому и не имеющим ни теоретического, ни практического значения.

Н.Н. Афанасьев определил непосредственный объект налоговых преступлений, как общественные отношения, регулирующие порядок ис­числения и уплаты налогов. Однако и эта дефиниция имеет один суще­ственный недостаток - сами по себе общественные отношения не могут ничего регулировать. Они не существуют вне и помимо субъектов, непо­средственно в них вступающих. Кроме того, вряд ли правомерно утвер­ждать, что ст. ст. 198 и 199 УК охраняют порядок уплаты налогов: уго­ловная ответственность установлена не за нарушение сроков уплаты нало­гов, а за уклонение от их уплаты.

А.Р. Сиюхов в качестве непосредственного объекта налоговых пре­ступлений выделил общественные отношения, возникающие между кон­кретным налогоплательщиком и государством по поводу исчисления на­логов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, их уплаты, а также осуществления налогового контроля. Обратим внимание на существенный недостаток, имеющийся и у этого автора. Под охрану «налоговых норм» уголовного права поставлены все общественные отно­шения, возникающие по поводу исчисления и уплаты налогов между го­сударством и всеми налогоплательщиками. Обеспечивать охрану лишь отношений возникающих между конкретными налогоплательщиками и государством, закрывая глаза на нарушение налогового законодательства другими, значить нарушать основной принцип уголовного закона, закреп­ленный в ст. 4 УК РФ - принцип равенства граждан перед законом. По­этому применение в определении словосочетания «конкретный налого­плательщик» следует признать некорректным.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718192021




Интересное:


Групповая преступная деятельность несовершеннолетних - проблемы правовой регламентации и официального толкования
Коррупция в органах государственной власти и обстоятельства, способствующие криминальности правящей элиты
Уголовно-правовая характеристика злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей
Новые тенденции международной уголовной политики в законодательном регулировании защиты участников уголовного процесса
Классификация способов сокрытия преступления
Вернуться к списку публикаций