2009-07-07 17:34:53
ГлавнаяУголовное право и процесс — Феномен вины в свете основных законов диалектики



Феномен вины в свете основных законов диалектики


Волевое содержание косвенного умысла состоит в нежелании, но сознательном допущении возможности причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам либо безразличном отношении к данной возможности. Именно в волевом содержании, по мнению большинства ученых, коренится основное различие между прямым и косвенным умыслом. Если при прямом умысле и сознание, и воля виновного являются активными и направлены на причинение вреда охраняемым законом интересам, то при косвенном умысле - только сознание выполняет активную роль, сознательное допущение и безразличное отношение говорят о пассивной воле, упречность которой кроется в отсутствии усилий, направленных на предотвращение негативных последствий.

Таким образом, не смотря на количественное сходство между прямым и косвенным умыслом, их качественные характеристики существенно отличаются, что, в свою очередь, влечет и несколько иную, менее жесткую реакцию общества на данное проявление виновного отношения. Поскольку степень упречности воли при косвенном умысле несколько меньше, чем при прямом, соответственно должен быть изменен и уровень применяемых в этом случае мер уголовно-правовой репрессии.

Сочетание активного сознания (осознания общественной значимости совершаемого действия или бездействия и предвидения возможности причинения кому-либо вреда) и пассивной воли (безразличное отношение к возможности причинения вреда) следует определить в уголовном законе как «среднюю степень вины» и учитывать при индивидуализации ответственности и наказания виновных.

Преступное легкомыслие количеством содержательных элементов ничем не отличается от прямого или косвенного умысла. Не смотря на то, что в действующем уголовном законе (ч.2 ст.26 УК РФ) речь идет лишь об одном элементе интеллектуального содержания вины - предвидении, как было отмечено ранее, распространять свои познания на будущие, еще не наступившие события, нельзя без реального осознания настоящего. Предвидя возможность наступления неблагоприятного последствия, субъект так илииначе сознает развитие причинной связи между совершаемым деянием и возможным преступным результатом. Например, 18 мая 2001 года, двигаясь по второстепенной дороге на автомобиле КАМАЗ, гражданин М. грубо нарушил Правила дорожного движения, не выполнив требования дорожного знака 2.4. «Уступите дорогу», и допустил столкновение с движущимся по главной дороге автомобилем ВАЗ-2106, водитель и пассажир которого от полученных телесных повреждений скончались. В данном случае виновное лицо не только предвидело возможность наступления преступных последствий в виде причинения физического или материального вреда другим участникам дорожного движения, но и осознавало общественную значимость (конфликтность с установленными в обществе правилами поведения) своего деяния.

Некоторые ученые предлагают проводить отличие между умыслом и легкомыслием по характеру предвидения. По их мнению, «при умысле (в равной степени прямом или косвенном) предвидение носит конкретный характер, а при легкомыслии - абстрактный. Это означает, что при умысле виновное лицо предвидит, что неизбежный или возможный результат наступит именно вследствие его конкретного действия (бездействия), совершенного в данный момент, в определенной обстановке и при определенных обстоятельствах... Совсем иным содержанием обладает предвидение последствий при легкомыслии. Лицо предвидит наступление общественно опасных последствий, но лишь абстрактно». Однако данное разграничение представляется нечетким, расплывчатым, так как достаточно часто имеют место случаи совершения преступлений с косвенным умыслом, в ходе которых преступник также как и при легкомыслии осознает лишь абстрактную возможность наступления неблагоприятных последствий своего деяния. Например, поджигая дом, виновное лицо может не знать достоверно о том, что в этом доме есть люди, которые в результате его противоправных действий могут погибнуть.

Таким образом, интеллектуальное содержание преступного легкомыслия по сути ничем не отличается от интеллектуального содержания умысла и его законодательное определение также должно включать два признака: осознание общественной значимости совершаемых действий (бездействия) и предвидение возможности причинения какого-либо вреда.

Что касается волевого содержания преступного легкомыслия, то в отличие от косвенного умысла воля лица в этом случае является активной, а в отличие от прямого умысла (где она также активна) - направлена не на причинение вреда, а на предотвращение возможности причинения своими действиями (бездействием) вреда охраняемым уголовным законом ценностям. Так, например, 7 сентября 2001 года не имеющая права на управление транспортным средством гражданка X., управляя технически исправным автомобилем ЗАЗ-3968, принадлежащим ее знакомой, при совершении левого поворота не справилась с управлением и допустила выезд за пределы проезжей части на тротуар, где совершила наезд на пешехода Г. В результате дорожно-транспортного происшествия пешеходу Г. был причинен средней тяжести вред тяжести. Виновное лицо в данном примере направляло свои усилия на предотвращение наезда на пешехода, но из-за отсутствия необходимых навыков вождения не смогло надлежащим образом справиться с опасной ситуацией. Как бы то ни было, общество не вправе признавать волю, направленную на предотвращение вреда, упречной, то есть заслуживающей негативной оценки.

Следовательно, содержание преступного легкомыслия составляют: 1) упречное сознание общественной значимости совершаемого деяния; 2) упречное предвидение возможности (пусть даже абстрактной) причинения вреда чьим-либо интересам; и 3) безупречное (с точки зрения общества) желание предотвратить вредные последствия в виде причинения вреда. Данное количественно-качественное сочетание интеллектуальных и волевых компонентов следует определить в уголовном законе как «низкую степень вины» и обязать правоприменителей учитывать данное обстоятельство при индивидуализации ответственности виновных и назначении им справедливого наказания.

Таким образом, основными количественными характеристиками различных проявлений умышленной вины выступают ее интеллектуальные и волевые составляющие, соответственно, качественными характеристиками являются упречность (возможность предъявления обществом упрека причинителю вреда охраняемым законом интересам) сознательно-волевых компонентов и активность или пассивность воли. Для большей наглядности обозначенные количественные и качественные показатели можно представить в виде таблицы:

Разновидность умышленной вины Количественные характеристики Качественные характеристики Степень вины
Прямой умысел Два элемента интеллектуального и один элемент волевого содержания 1) Упречное осознание
2) Упречное предвидение
3) Упречная активная воля
Высокая
Косвенный умысел Два элемента интеллектуального и один элемент волевого содержания 1 )Упречное осознание
2) Упречное предвидение
3) Упречная пассивная воля
Средняя
Легкомыслие Два элемента интеллектуального и один элемент волевого содержания 1) Упречное осознание
2) Упречное предвидение
3) Безупречная (не заслуживающая упрека) активная воля
Низкая

Неосторожная форма вины, в отличие от вины умышленной, содержит совершенно иные количественные и качественные характеристики, что, в свою очередь, лишний раз подтверждает правильность выделения неосторожности в самостоятельную форму вины.

Основными количественными показателями неосторожной вины выступают характер и объем причиненного виновным лицом вреда охраняемым уголовным законом отношениям. Выглядит это парадоксально, принимая во внимание, что вину всегда относят к внутренним субъективным признакам преступления. Однако именно с характером и размером причиненного лицом вреда законодатель увязывает степень виновности и меру ответственности. Например, причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью (часть 1 ст. 118 УК РФ) влечет менее строгую ответственность, чем причинение смерти по неосторожности (часть 1 ст. 109 УК РФ), хотя внутренняя, субъективная сторона этих деяний ничем не отличается.

С качественной стороны неосторожность характеризуется наличием у субъекта преступления заслуживающей упрека со стороны общества потенциальной (презюмируемой обществом) возможности предотвратить наступление неблагоприятных последствий своего деяния. Отсутствие реального осознания общественной значимости (конфликтности с чьим-либо интересом) совершаемого деяния, отсутствие предвидения возможности причинения кому-либо вреда и, наконец, отсутствие волевых усилий, направленных на причинение или предотвращение возможного вреда, позволяют провести четкую грань между неосторожной и умышленной виной. В то же время, наличие презюмируемой возможности и обязанности осознавать и предвидеть причиняемый вред, а также наличие объективных и субъективных возможностей предотвратить наступление нежелательных последствий отличают неосторожность от невиновного причинения вреда.

Согласно закону взаимного перехода количественных и качественных изменений изменение качества различных явлений происходит тогда, когда накопление количественных изменений достигает определенного предела.

Рассматривая преступную неосторожность с точки зрения этого диалектического закона, следует отметить, что ее количественные показатели (характер и размер причиненного вреда) оказывают существенное влияние на возможность привлечения причинителя вреда к уголовной ответственности. Так, причинение по неосторожности легкого вреда здоровью либо неосторожное уничтожение или повреждение чужого имущества не в крупном размере по действующему законодательству не являются преступлениями. Однако, даже максимальное увеличение этих показателей неспособно превратить неосторожность в умысел. Например, причинение смерти по неосторожности даже нескольким лицам не может превратить данное деяние в умышленное преступление.

Что касается потенциальных возможностей предотвратить наступление вреда, характеризующих неосторожность с качественной стороны, то их изменение в сторону уменьшения способно не только повлиять на степень упречности поведения субъекта, но и перевести совершенное деяние в разряд казусов. Например, если будет установлено, что совершивший наезд на пешехода водитель не нарушил Правил дорожного движения и по своим психофизиологическим качествам (быстрота реакции на происходящее, скорость принятия решений и т.п.) не мог предотвратить этот наезд, отпадут субъективные основания для привлечения его к уголовной ответственности.

Как уже было отмечено в предыдущей главе исследования, на мой взгляд, вопрос о степенях неосторожной вины не нуждается в законодательном закреплении, поскольку уголовный закон в данном случае должен лишь регламентировать возможность предъявления упрека лицу, неосознанно причинившему вред чьим-либо интересам. Величина же данного упрека будет непосредственно зависеть от размера причиненного вреда.

В заключении отметим следующее. Во-первых, с позиций закона взаимного перехода количественных и качественных изменений наиболее важным моментом виновного вменения выступает необходимость учета при определении меры уголовной ответственности и назначении наказания совокупности количественных и качественных показателей, характерных для различных проявлений вины. Особенно актуальным этот вопрос представляется применительно к дифференциации ответственности при умышленном причинении вреда охраняемым уголовным законом ценностям. Для того, чтобы данное положение получило законодательную регламентацию, считаю необходимым определить конкретное сочетание количественных и качественных элементов виновного отношения степенью вины и в части 3 статьи 60 УК РФ «Общие начала назначения наказания» после слов «личность виновного» вставить слова «а также степень его вины». Во-вторых, для более детальной регламентации влияния степени вины на меру ответственности лица, совершившего умышленное преступление, считаю целесообразным дополнить главу 10 УК РФ следующей статьей:

Статья... Назначение наказания с учетом степени вины.

1. При назначении наказания за умышленное преступление учитывается интеллектуально-волевое содержание виновного отношения лица к совершаемому деянию.

2. Срок и размер наказания за совершение преступления с легкомыслием (низкая степень вины) не может превышать половины максимального срока и размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за совершение преступления с прямым умыслом (высокая степень вины).

3. Срок и размер наказания за совершение преступления с косвенным умыслом (средняя степень вины) не может превышать трех четвертей максимального срока и размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за совершение преступления с прямым умыслом.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


О провокации как методе борьбы с коррупцией
Российская наука уголовного права о вине
Социально-правовое содержание вины
История становления состязательности в уголовном процессе России
Становление института смертной казни в законодательстве Советского государства в период с 1917 по 1922 год
Вернуться к списку публикаций