2009-07-07 17:34:43
ГлавнаяУголовное право и процесс — Формы вины как правового явления



Формы вины как правового явления


Рассматривая подобные примеры, приходишь к выводу, что уголовный закон в сфере определения субъективных оснований уголовной ответственности, к сожалению, отстает от реальной действительности, что лишний раз подтверждает известное изречение К. Маркса о том, что не закон определяет жизнь, а жизнь определяет юридический закон. В связи с этим встречающиеся в практике судопроизводства «разновидности преступного поведения, не охватываемые правовой конструкцией вины (это относится и к преступной небрежности), не должны искусственно подгоняться под эту конструкцию. Наоборот, «правовая конструкция вины должна быть «подогнана» под действительность». Таким образом, законность должна быть приведена в соответствие с целесообразностью, а точнее, с той правоприменительной практикой, которая имеет место в повседневной действительности.

Еще одним спорным, на мой взгляд, вопросом является существующее не только в общей теории права, но и в действующих законодательствах многих стран объединение в неосторожной форме вины двух достаточно противоречивых разновидностей неосторожности: осознанной неосторожности (recklessness), при которой деятель осознает, но игнорирует риск наступления неблагоприятных последствий своего деяния, и неосознанной неосторожности (negligence), при которой деятель не в состоянии в достаточной мере осознать риск, сопряженный с его поведением. Понятию осознанной неосторожности в отечественном уголовном праве и законодательстве в известной мере соответствует понятие легкомыслия (ч.2 ст.26 УК), которое ранее именовалось преступной самонадеянностью, а понятию неосознанной неосторожности - понятие небрежности (ч.3 ст.26 УК).

Как уже было отмечено выше, основным содержательным признаком, характеризующим виновное отношение субъекта к совершаемому деянию, является сознание, поэтому его наличие или отсутствие в преступном деянии и должно, на мой взгляд, стать единственным критерием разграничения форм вины. В связи с этим полагаю более правильным относить к неосторожным преступлениям лишь те деяния, которые охватываются понятием преступной небрежности.

По общему правилу, неосторожные преступления считаются гораздо менее тяжкими, чем умышленные деяния, даже если они являются однородными или одновидовыми. По мнению некоторых ученых, это следует из толкования ст.24 УК РФ, где «в императивной форме указано, что деяния, совершенные по неосторожности, квалифицируются как преступные лишь в том случае, если об этом есть специальное указание в статье Особенной части УК, тогда как умышленные деяния квалифицируются в качестве преступлений без специального указания на нюансы субъективной стороны». Разделяю позицию тех авторов, которые заявляют: «Умышленная вина с ее осознанностью, желанием или сознательным допущением преступного результата, конечно, заслуживает гораздо большего упрека, чем неосторожная вина, лишенная указанных интеллектуальных качеств. В этом смысле умышленная вина - это злонамеренная вина, а неосторожная вина - вина невнимательности, отсутствия осторожности, забывчивости».

Вопрос о степенях неосторожности был поставлен еще римскими юристами и разработан средневековыми юристами, под влиянием которых в уголовно-правовой доктрине в течение столетий было принято деление неосторожности по весьма неопределенному признаку тяжести и легкости: culpa lata (тяжелая), culpa latior (легкая), culpa levissima (самая легкая).

Уложение о наказаниях 1885 г. также проводило деление неосторожности на разные виды по степени тяжести. Так, согласно ст. 110, «строгость определенного в законе наказания за преступление, учиненное без намерения, увеличивается, когда учинивший оное, по званию своему или обстоятельствам был обязан действовать с особенной осмотрительностью; сия строгость уменьшается, когда деяние подсудимого по существу своему было не противозаконное, а вредные оного последствия не могли быть им легко предвидены, или же когда он в сем случае увлекался излишнею в исполнении возложенных на него обязанностей ревностью. Когда неосторожность деяния, бывшего причиной сделанного зла, оправдывается обстоятельствами, по коим никак нельзя было ожидать и предполагать вредных оного последствий, то виновному по сей неосторожности делается только приличное насчет оной внушение».

Считаю, что вопрос о степенях неосторожной вины не нуждается в законодательном закреплении, поскольку уголовный закон в данном случае должен лишь регламентировать возможность предъявления упрека лицу, неосознанно причинившему вред чьим-либо интересам. Величина же данного упрека будет непосредственно зависеть от размера причиненного вреда.

Резюмируя вышеизложенное, предлагаю следующую редакцию статьи 26 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Статья 26. Преступление, совершенное по неосторожности Преступление признается совершенным по неосторожности, если лицо не предвидело возможность причинения своими действиями (бездействием) вреда чьим-либо интересам, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эту возможность.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213




Интересное:


Некоторые методологические аспекты осуществления экспертной профилактики финансовых злоупотреблений
Криминологическая характеристика виктимизации несовершеннолетних
Ограниченная вменяемость
Похищение человека: регламентация ответственности по действующему законодательству
Виды и способы измерения причиненного вреда в уголовном праве
Вернуться к списку публикаций