2009-07-07 17:34:43
ГлавнаяУголовное право и процесс — Социально-правовое содержание вины



Социально-правовое содержание вины


Нарушающее правовое предписание деяние, по общему правилу, влечет ответственность только в том случае, если оно явилось выражением воли лица, т.е. избрано им свободно, в соответствии с его намерением, без каких-либо внешних (физическое или психическое принуждение, насилие) или внутренних (душевное расстройство) препятствий, которые мешали бы ему выразить свое сознательное отношение к явлениям окружающей действительности. Подавляющее большинство опрошенных мною правоприменителей (74,6%) считают преступление проявлением преступной воли лица, его совершившего. О.Д. Ситковская, с точки зрения современной психологии, считает: «Уголовно-правовое понятие вины не сводится к характеристике мыслительных процессов - оно включает и волевой компонент, это умышленный или неосторожный поступок, запрещенный уголовным законом». По мнению Т.В. Церетели, волевой поступок «является тем логическим центром, к которому должны присоединиться в качестве дальнейших признаков общественная опасность, противоправность и виновность». Разделяя данную позиции, Б.С. Волков предлагает рассматривать волевой акт «тем мостом, при помощи которого соединяется внешняя и внутренняя стороны преступления, сознание и действие».

В уголовно-правовой литературе считается аксиомой, что момент воли характерен для всех форм и видов вины. Применительно к умыслу это выражается в формулах: лицо желало наступления общественно опасных последствий или не желало их наступления, но допускало; применительно к неосторожности - лицо самонадеянно рассчитывало на предотвращение или не предвидело возможности наступления вредных последствий, но могло и должно было их предвидеть.

Все волевые действия принято подразделять на простые, обычно не связанные со значительными волевыми усилиями и реализующиеся в основном в форме навыков, и сложные, имеющие более развернутую структуру. Компоненты простого действия: сенсорный (восприятие), центральный (мыслительный), моторный (двигательный) и контрольно-корректирующий. Те движения, в которых ведущими являются сенсорный и моторный компоненты, называют сенсомоторными реакциями. Наиболее распространенными примерами простого волевого действия, применительно к рассматриваемой сфере, могут служить неосторожные преступления.

В структуре сложного волевого акта наиболее существенны стадии формирования цели, предрешения, моделирования значимых условий деятельности, программирование исполнительских действий, обработка текущей информации о достигаемых промежуточных результатах, текущая коррекция действий и оценка итогового результата. Для каждого этапа сложного волевого действия характерно специфическое волевое состояние, нуждающееся в более подробном рассмотрении.

Начало сложного волевого акта обычно связано с возникновением желания, определяемого психологами как мотивационное состояние, при котором потребности сопоставляются с конкретным предметом их удовлетворения; определенный этап вызревания потребности, соотнесение ее с целью и планом действия. По мнению Л.С. Рубинштейна, «желание - это опредмеченное стремление, оно направлено на определенный предмет». Спорно утверждение Б.С. Волкова о том, что «без желания не совершается ни одного человеческого действия», однако его с уверенностью можно распространить на все разновидности сознательно-волевого поведения, а соответственно, и на умышленные преступления.

Учитывая, что любая потребность человека способна иметь несколько различных способов ее удовлетворения, процесс формирования цели действия есть ни что иное, как процесс выбора одной из этих возможностей. В сложных условиях поведения этот выбор, как правило, сопровождается столкновением противоречивых побуждений - борьбой мотивов. Иными словами, прежде чем желание превратится в цель деятельности, человек оценивает и взвешивает все «за» и «против». Особенно напряженно борьба мотивов происходит между одинаково сильными по степени социальной значимости и эмоциональной силе доводами чувства и разума. Наиболее распространенным примером борьбы мотивов, применительно к рассматриваемой сфере, являются характерные для лиц, совершающих корыстные преступления, столкновения между их материальными потребностями (как правило, завышенными) и реальными (как правило, недостаточными) возможностями удовлетворения этих потребностей.

Следующая стадия сложного волевого действия состоит в принятии решения, которое заключается в выборе оптимального (с точки зрения данной личности) варианта удовлетворения потребности. Различают пять основных типов принятия решений: 1) импульсивные - процессы построения гипотез резко преобладают над процессами контроля; 2) решения с риском; 3) уравновешенные; 4) осторожные; 5) инертные - контрольные процессы резко преобладают над процессами построения гипотез, протекающими неуверенно и медленно. Принимая решение, человек обычно стремится к максимальному успеху при минимальных потерях. Но разным людям свойственно по-разному оценивать выгоды и потери, поэтому некоторые лица считают вполне допустимым удовлетворять имеющиеся у них потребности, не взирая на предписания уголовно-правовых запретов.

Принятие решения завершается формированием цели действия (психической модели его будущего результата), которая выступает своеобразным системообразующим фактором всех средств удовлетворения потребности. Принимая во внимание, что любая человеческая, в том числе и противоправная, деятельность протекает в определенных условиях и зависит от них, выбор способов действия также связан с более или менее значительной борьбой мотивов. Это объясняется прежде всего тем, что одни способы могут быть доступными, но противоречащими правовым или моральным нормам, другие - социально одобренными, но лично неприемлемыми.

Созревшее решение, по мнению психологов, как бы «материализуется» физиологическими процессами на двух уровнях: включение непроизвольных (обеспечивающих) физиологических процессов (вегетативные функции, обмен веществ и др.); «включение» произвольных двигательных актов скелетной мускулатуры в форме целенаправленных движений, из которых складываются действия. Действия далее формируются в деятельность, в том числе и направленную на задержание действия.

Исполнение действия, таким образом, служит центральным компонентом в структуре волевой регуляции деятельности. Именно здесь наиболее ярко проявляются такие волевые качества личности, как целеустремленность, настойчивость, упорство и в то же время определенная гибкость в отношении ранее сформированной программы.

Сложное волевое действие обычно завершается достижением результата и его итоговой оценкой. Результат деятельности в основном оценивается не формальным достижением цели, а тем, насколько он удовлетворяет соответствующую потребность и мотивы деятельности. Если достигнутый результат не совпадает с желаниями и стремлениями человека, тогда совершается другое волевое действие.

Завершая анализ структуры и содержания волевого поведения, считаю необходимым еще раз обратить внимание на то, что центральное место в любом волевом акте принадлежит желанию. По мнению Г.В. Назаренко, «воля - это желание, осуществляемое в действии, направленном на достижение определенного результата, а также желание, осуществляемое в самом действии либо нежелание, проявляющееся в преступном бездействии». А.И. Рарог считает, что «желание как признак умысла заключается в стремлении к определенным последствиям, которые могут выступать в качестве: 1) конечной цели, 2) промежуточного этапа, 3) средства достижения цели и 4) необходимого сопутствующего элемента деяния».

Достаточно интересна позиция профессора В.В. Лунеева, который, с одной стороны, отмечает, что «воля не сводима к желанию», с другой - вполне обоснованно полагает, что «субъект совершает преступление не для демонстрации умысла или неосторожности, а для удовлетворения актуального желания. В зависимости от его конкретного содержания он по-разному может осознавать общественную значимость своих действий, предвидеть или не предвидеть возможные вредные последствия».

Подобный подход еще раз подчеркивает неразрывную связь между сознанием и волей, которые, по моему мнению, не могут существовать в отрыве друг от друга.

Гегель отмечал: «Деяние может быть вменено лишь как вина воли...». Исходя из этого, закономерно предположение, что проявленная в нарушающем уголовно-правовой запрет деянии воля (например, стремление убить, украсть и т.д.) должна быть упречной (имеется в виду возможность упрека со стороны властных структур государства), тогда совершенное деяние наказуемо. Но в некоторых ситуациях воля (например, стремление пресечь правонарушение или спасти чью-то жизнь и т.д.) может быть безупречной, и, соответственно, совершенное деяние не должно влечь уголовной ответственности. Однако это далеко не так, и зачастую лица, преследующие благие цели и проявляющие в совершенном деянии безупречную волю, не только заслуживают морального осуждения со стороны общества, но и привлекаются к уголовной ответственности.

Таким образом, с учетом рассмотренного в предыдущих параграфах интеллектуального содержания вины, ее волевое содержание должно, на мой взгляд, состоять в следующем. При прямом умысле преступная воля проявляет себя в желании вступить в конфликт с чьим-либо интересом и стремлении причинить вред его владельцу. При косвенном - в нежелании или сознательном допущении возможности причинения этого вреда, а равно в безразличном к нему отношении. Причем нежелание также следует рассматривать в качестве проявления преступной воли, так как нежелание одного, как правило, означает осознанное стремление к чего-либо другому. Что касается безразличного отношения, то и здесь, на мой взгляд, имеет место волевой момент. Например, при совершении выстрела в толпу виновный, не стремясь причинить вред здоровью нескольких потерпевших и относясь к этим последствиям как к побочным, в то же время совершает волевое действие, и воля в данной ситуации, безусловно, заслуживает упрека со стороны общества.

Несмотря на то что законодатель при описании признаков преступного легкомыслия и преступной небрежности (ст.26 УК РФ) не акцентирует внимание правоприменителей на установлении волевого отношения виновного лица к совершаемому деянию, это абсолютно не означает, что в данных проявлениях преступного поведения отсутствует волевой компонент. Воля, как уже было отмечено выше, присутствует практически по всех человеческих поступках: и осознанных, и неосознанных. Однако далеко не все стремления и желания лица, совершающего противоправное деяние, можно определять, как проявления упречной, а следовательно, и преступной воли.

Например, при совершении таких преступлений, как уничтожение или повреждение имущества путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности (ч.2 ст. 168 УК РФ); нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики (ч.1 ст.215 УК) или на взрывоопасных объектах (ч.1 ст.217 УК), виновный зачастую направляет свою волю на достижение общественно полезной цели - стремиться к максимальному эффекту при минимальных физических и материальных затратах. Несмотря на отсутствие в подобных деяниях упречной воли, в целом они признаются преступными. Заслуживающими уголовного наказания признаются и такие деяния, которые признаются преступными лишь в связи с наступившими последствиями (ст.ст.118, 216, 218, 219, 224 УК и др.). При их совершении у виновных также отсутствуют преступные желания и стремления. Возможно, именно поэтому законодатель не требует от правоприменителей устанавливать волевое содержание вины в случаях совершения преступления по неосторожности.

Резюмируя все вышеизложенное, можно заключить, что волевое содержание умышленной вины, во-первых, не может рассматриваться в отрыве от ее интеллектуального содержания, во-вторых, состоит в стремлении вступить в конфликт с чьим-либо интересом путем причинения вреда его обладателю, либо в нежелании или безразличном отношении к возможности причинения такого вреда. Волевое содержание преступного легкомыслия, на мой взгляд, не связано с его интеллектуальным содержанием и не заслуживает упрека со стороны правоохранительных органов и общества в целом. Не является упречным и волевое содержание преступной небрежности.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789




Интересное:


Проблемы соотношения налоговых и иных преступлений в сфере экономики
Обычный подарок или взятка
Исполнительное производство как способ принудительного взыскания денежных средств
Вина в зарубежном уголовном праве и законодательстве
Состояние антикоррупционного законодательства - уголовно-правовой аспект
Вернуться к списку публикаций