2009-07-07 17:34:43
ГлавнаяУголовное право и процесс — Социально-правовое содержание вины



Социально-правовое содержание вины


Волевое содержание виновного отношения лица к совершаемому им преступному деянию

Н.С. Таганцев установил, что «лицо, обладающее способностью ко вменению, только тогда учиняет преступное и наказуемое деяние, когда оно в этом деянии проявляет или имеет возможность проявить эту способность, когда совершенное посягательство состоит в известном соотношении с сознанием действующего, с его психической работой, предшествовавшей деятельности, проявляет его хотение и волю. Воля и составляет сущность виновности, т.к. всякая виновность заключает в себе порочность или недостаток, дефект нашей воли, нашего самонаправления к деятельности».

Еще Аристотель ввел понятие воли в систему категорий науки о душе для того, чтобы объяснить, каким образом поведение человека реализуется в соответствии со знанием, которое само по себе лишено побудительной силы. Воля у Аристотеля выступала как фактор, наряду со стремлением способный изменять ход поведения: инициировать его, останавливать, менять направление и темп.

В современной психологии под волей обычно понимают сознательное регулирование человеком своего поведения и деятельности, выраженное в умении преодолевать внутренние и внешние трудности при совершении целенаправленных поступков.

По мнению И.М. Сеченова: «Воля не есть какой-то безличный агент, распоряжающийся только движением, - это деятельная сторона разума и морального чувства, управляющая движением во имя того или другого и часто наперекор даже чувству самосохранения».

А.Г. Спиркин вполне обоснованно считает, что «отражая мир, сознание объективируется в действии посредством усилий воли, которая обладает относительной свободой и является необходимой предпосылкой ответственности. Мерой ответственности личности перед обществом является мера свободы и наоборот».

Будучи самой деятельной стороной человеческого сознания, воля проявляет себя в трех аспектах: желании действовать определенным образом, в выборе направления этого действия и непосредственно в решении действовать. В связи с этим в истории философии издавна стоял вопрос о том, является ли человеческая воля свободной и носят ли действия человека характер свободного волеизъявления?

В контексте рассматриваемой проблемы определенный интерес представляет сама категория «свобода», которая в философии обычно соотносится с такими понятиями, как необходимость, возможность, действительность, выбор, а в правовой сфере - увязывается с правомочиями, дозволениями, ответственностью, поведением, обязанностями. По мнению Г. Гегеля, «свобода состоит именно в том, чтобы... быть в зависимости от самого себя, определять самого себя». Дж. Локк в своих исследованиях пришел к выводу, что «свобода состоит именно в том, что мы можем действовать или не действовать согласно нашему желанию или выбору». Известный русский адвокат В.Д. Спасович полагал, что «свобода отдельного лица заключается не в том, чтобы он ни от кого не зависел, но чтобы он от всех в совокупности зависел по норме закона». А.Г. Спиркин считает, что «свобода - это основанная на познании необходимости способность выбора и деятельность с учетом этой необходимости». А.Ф. Зотов предлагает рассматривать свободу как «такое социальное пространство для жизнедеятельности субъекта, в котором отсутствует внеэкономическое принуждение и которое совмещается с подобными пространствами других субъектов».

В современной юридической литературе высказываются предложения о целесообразности введения понятия правовой свободы, т.е. свободы, ограничиваемой нормами права. Так, Л. Рассказов и И. Упоров, применительно к сфере права, предлагают следующую дефиницию: «Свобода представляет собой деятельность, поведение, действия человека, совершаемые им по желанному выбору, исходя из собственных убеждений, интересов, потребностей, без принуждения, угрожающего жизни и другим наиболее важным для человека ценностям, в соответствии с установленными нормами права и приносящие своими результатами определенное удовлетворение».

Согласно классической рационалистической традиции от Демокрита до Спинозы и Гегеля поступок есть проявление свободной воли в той мере, в какой он является следованием объективным законам действительности. Следование этим законам ведет к успеху в действиях, неследование - к неудачам. Удел человека - познать эту фатальную заданность и не уклоняться от нее как от собственной судьбы. Согласно другой точке зрения воля независима от объективного содержания поступка, обладает самодостаточностью, автономией и самополаганием. Воля есть безосновное начало мира, реализующееся в различных проявлениях «борьбы всех против всех», поэтому осознать ее разумом человек не способен - она познается интуитивно. Такая позиция, получившая в истории философии название волюнтаризма, представлена в произведениях А. Шопенгауэра, Ф. Ницше, В. Дильтея, А. Бергсона.

Развившееся в XX в. мировоззрение экзистенциализма (М. Хайдеггер, К. Ясперс, Ж.-П. Сартр, А. Камю и др.) рассматривает свободу как абсолютно свободную волю, не обусловленную никакими внешними социальными обстоятельствами. Подобный подход лишил это философское течение возможности найти общее основание человеческому бытию и противопоставил человека культуре, истории и обществу.

В философии новейшего времени и в современной философии неоднократно предпринимались попытки конкретизировать представление о воле как своеобразной энергии человеческих поступков, свойственной человеку как живому существу. Типичным примером таких попыток служит психоаналитическая философия на всех этапах ее эволюции: от 3. Фрейда до Э. Фромма, Ж. Лакана и К. Лоренца. Для них источником поступков является некая превращенная в психическую форму биологическая энергия живого организма.

На основе анализа всех этих философских концепций можно сделать вывод, что волю не следует сводить лишь к процессам возбуждения и торможения: она неразрывно связана с высшими проявлениями целостности человеческой личности. Если эмоции определяют темперамент человека, а мыслительные процессы - его интеллект, то воле отводится роль фактора, определяющего личность в целом.

Для того чтобы понять неразрывную связь философской проблемы свободы воли и уголовно-правовой категории вины, важно учесть следующие моменты. Уголовное право, по общему правилу, основано на необходимости применения наказания (кары) к нарушителям установленных и охраняемых государством запретов. Еще два-три века назад принуждение, выражающееся в применении мер, связанных с лишением человека жизни или свободы, не нуждалось в рациональном объяснении. Существовало право силы, которое вполне соответствовало образу жизни средневекового жителя, да и иррационального объяснения (связанного с религиозными верованиями) вполне хватало. Начиная с Чезаре Беккариа, стало пробивать себе дорогу представление том, что уголовное право и справедливость - это понятия тесно взаимосвязанные. Уголовное право без справедливости не может быть правом как таковым. Поэтому возникла необходимость в объяснении, почему государство (монарх) может наказывать подданных. В связи с этим, в уголовном праве появляется понятие свободы воли, означающее, что человек в своем поведении не зависит от любых внешних и внутренних причин и самостоятельно выбирает свое поведение из нескольких возможных вариантов. Именно за самостоятельный выбор индивидом преступного поведения у государства и возникает моральное право для наказания субъекта, сделавшего неправомерный выбор.

Таким образом, проблема свободного и несвободного поведения человека, причиняющего ущерб обществу или его отдельным членам, тесно связана с обоснованием ответственности таких лиц за причиненное зло. Согласен с мнением тех ученых, которые считают, что признание отсутствия у правонарушителей свободы воли означало бы невозможность направления в их адрес какого-либо упрека; такое признание полностью игнорирует роль сознания в совершении преступлений и переносит центр тяжести в изучении конкретных причин преступности всецело и исключительно на объективные условия. Еще С.И. Баршев, вошедший в историю юридической науки как «отец русской криминалистики», говоря о соотношении вины и уголовной ответственности, писал: «Свобода, как способность разумных существ не покоряться чувственности, но действовать произвольно, есть необходимое условие всякого, следовательно, и юридического вменения».



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789




Интересное:


О субъективных признаках вымогательства
Множественность преступлений
Философские, психологические и юридические подходы к пониманию вины
Криминологическая характеристика рецидива преступлений
Понятие преступных посягательств на отношения, обеспечивающие нормальные условия содержания и воспитания несовершеннолетних, и история регламентации ответственности за них
Вернуться к списку публикаций