2009-07-07 17:34:33
ГлавнаяУголовное право и процесс — Сущность вины как социально-правового явления



Сущность вины как социально-правового явления


При рассмотрении соотношения вины и ограниченной вменяемости определенный интерес представляет позиция некоторых иностранных ученых. В частности, немецкие юристы считают, что «существование уменьшенной вменяемости означает уменьшенную вину. В пользу правонарушителя учитывается то обстоятельство, что он посредством напряжения своих интеллектуально-нравственных сил пытается компенсировать свою пониженную способность осознавать и увеличенную неустойчивость побуждений. Если он уступил преступному импульсу, то это означает, что его способность сопротивления фатальному побуждению понижена по сравнению с нормальным человеком. Этот недостаток возможности и обосновывает снижение упречности и в соответствии с этим - уменьшение степени вины». Австрийские ученые, солидаризируясь с мнением немецких правоведов, провозглашают уголовное право правом вины и приходят к выводу, что «вина преступления не обременяет правонарушителя, но охраняет его от избытка наказания, соразмерность которого зависит от принятия во внимание личностных особенностей правонарушителя».

Сходный подход имеет место и в отечественном уголовном праве. Известный российский юрист Н. Полетаев около двухсот лет назад утверждал, что основанием вменения в законодательстве должно быть сознание: «Путь, проходимый волею, освещается разумом». Коль скоро возможность осознавать присуща и вменяемому, и ограниченно вменяемому, следовательно, деяния, совершаемые этими категориями субъектов, могут признаваться виновными и, соответственно, уголовно наказуемыми. Однако, если так называемая полная вменяемость является предпосылкой полной вины и полной ответственности, то ограниченная вменяемость должна выступать предпосылкой «уменьшенной» вины и «смягченной» ответственности.

По мнению некоторых ученых, «схема психологического анализа влияния на уголовную ответственность психических расстройств в рамках вменяемости пригодна и для оценки значения состояния опьянения в момент деяния, запрещенного уголовным законом». Однако, благодаря статье 23 УК РФ, влияние опьянения на состояние психической деятельности лица, совершающего общественно опасное деяние, не подвергается специальному исследованию со стороны правоохранительных органов. Более того, состояние алкогольного, наркотического или иного опьянения не только презюмирует полную вменяемость, но и обычно рассматривается обвинением в качестве обстоятельства, отягчающего ответственность. Данное положение подтверждается и результатами опроса правоприменителей. Так, на вопрос о влиянии состояния опьянения на ответственность лица, совершившего преступление, 59,7% респондентов высказались за необходимость усиления уголовного наказания, 33,7% считают, что состояние опьянения никак не должно влиять на применяемое наказание, и лишь 4,6% выступили сторонниками смягчения наказания.

Между тем, алкоголь, наркотики и им подобные одурманивающие вещества, наряду с другими факторами, имеют принципиальное и далеко не последнее значение в нарушении баланса сил возбуждения и торможения, создающем в итоге психические аномалии. Специалисты отмечают, что состояние опьянения увеличивает психическую и двигательную активность человека, затрудняет концентрацию внимания; происходит переоценка своих возможностей, снижается самокритика. В состоянии опьянения растормаживаются инстинкты и проявляются скрытые особенности личности и переживания, контролируемые в трезвом состоянии (ревность, тщеславие, обиды и т.п.).

Более того, психологические исследования показали, что состояние опьянения, начиная с легкой его степени, реально влияет на психическую деятельность субъекта, вызывает торможение высших отделов центральной нервной системы (головного мозга): отмечается снижение качества интеллектуальных операций, способности к осмыслению и критическому отношению к своему поведению, неустойчивость внимания. По мере возрастания дозы алкоголя все более расстраиваются функции, связанные с переработкой информации, ориентацией во внешней среде и ее осмыслением. Нарушаются сенсорные процессы, адекватная эмоциональная оценка своих действий. В случае сильного опьянения возможна утрата способности к целенаправленным двигательным актам, осмысленной речи и т.д. Состояние опьянения, как правило, обостряет реакцию человека на негативные эмоциональные раздражители, уменьшает способность человека контролировать свое поведение, возможности сдержать себя от аффективной вспышки.

В уголовном законодательстве некоторых зарубежных государств имеет место несколько иной подход к оценке влияния состояния опьянения при совершении преступления на уголовную ответственность субъекта. Например, уголовное право ФРГ исходит из понятия так называемого намеренного опьянения: если субъект должен был считаться с возможностью совершения преступления, находясь в состоянии опьянения, и несмотря на это, привел себя в такое состояние, то возможность смягчения наказания на него не распространяется. В ином случае к правонарушителю может быть применена норма, регламентирующая основания уменьшенной вменяемости.

Уголовное законодательство Австрии также предусматривает смягчение наказания преступнику, совершившему деяние в состоянии опьянения, причем в зависимости от возможности его упречного предкриминального поведения. Так, §35 УК Австрии устанавливает, что преступнику может быть смягчено наказание, если он находился в состоянии опьянения, не исключающем вменяемости, и если обусловленное этим состоянием снижение порога вменяемости не требует упрека, касающегося употребления опьяняющих средств.

Не только зарубежные, но и отечественные дореволюционные криминалисты предлагали в некоторых случаях рассматривать состояние опьянения - в зависимости от конкретных факторов - как смягчающее наказание обстоятельство. В частности, Н.Д. Сергиевский отмечал, что психическая деятельность субъекта, находящегося в состоянии опьянения, может напоминать картину, связанную с влиянием психических аномалий.

Н.С. Таганцев высказал следующее предложение: «В интересах юридического вменения необходимо различать две степени опьянения - полное и неполное. К опьянению полному нужно отнести не только наступление полной бессознательности и сна, но и ту стадию, когда опьяневший утрачивает способность распознавать зависимость и причинную связь явлений, когда под влиянием ненормального состояния органов чувств, сфера его представлений получает субъективную окраску и рассудок утрачивает способность управлять действиями. Такое психическое состояние несомненно устраняет вменяемость. Опьянение неполное будет обнимать все предшествующие, первичные стадии; при чем вменяемость несомненно существует, и возбужденное состояние обвиняемого может только, смотря по обстоятельствам, влиять на выбор меры ответственности».

Использование положительного опыта зарубежных стран и весьма интересных и поучительных выводов российских правоведов позволяет заключить, что состояние опьянения способно влиять на меру вины и, соответственно, на меру ответственности преступника перед обществом. Для того, чтобы определить степень этого влияния, необходимо, на мой взгляд, выделить несколько наиболее типичных ситуаций употребления различного рода одурманивающих веществ: 1) приведение себя в состояние опьянения для облегчения совершения преступления («для храбрости»); 2) употребление для удовольствия при осознании специфических особенностей своего поведения в состоянии опьянения (предвидение возможных противоправных последствий и игнорирование их); 3) употребление для удовольствия, сопряженное с самонадеянным расчетом на предотвращение возможных общественно опасных последствий (наиболее типично для лиц, управляющих различными транспортными средствами либо иными механизмами); 4) употребление из любопытства, сопряженное с отсутствием предвидения возможности наступления общественно опасных последствий своего поведения в состоянии опьянения (употребление впервые); 5) употребление против воли лица - по ошибке либо в результате противоправного принуждения.

Учет перечисленных ситуаций, внутреннее субъективное содержание которых имеет существенное сходство с законодательными конструкциями форм вины, при определении меры ответственности субъекта преступления, действовавшего в состоянии опьянения, позволит, на мой взгляд, реально снизить угрозу невиновного вменения и действовать правоприменителям в строгом соответствии с принципом вины. В этих целях считаю целесообразным учитывать первую ситуацию как обстоятельство, усиливающее ответственность и отягчающее наказание; вторую и третью ситуации - по правилам, закрепленным в ст. 23 УК РФ; четвертую и пятую - в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Проблема специальной или профессиональной вменяемости в уголовном праве определяется как разрыв между требованиями к психофизиологическим свойствам личности специалиста и его реальными качествами, которые могут оказаться недостаточными для адекватных действий в экстремальной ситуации.

Известно, что преступления, связанные с использованием техники, как правило, предполагают специального субъекта. Поэтому лица, не обладающие соответствующими знаниями, умениями и навыками, не должны допускаться к выполнению определенных функций в отдельных сферах использования техники, управления сложными процессами или системами. Однако не исключены следующие ситуации: а) лица, страдающие определенными психофизиологическими недостатками, могут не знать о них, а в результате невнимательности медицинской комиссии могут быть допущены к выполнению функций по использованию техники; б) лица, сознающие свои недостаточные психофизиологические возможности, обманным путем поступают на работу.

Считаю, что в первом случае при определении степени ответственности лица, совершившего общественно опасное деяние в силу несоответствия своих возможностей предъявляемым требованиям, вполне допустимо применение части 2 статьи 28 УК РФ. Во второй ситуации ответственность должна быть определена по общим правилам. В связи с этим согласен с мнением об отсутствии необходимости законодательного закрепления понятия «специальная вменяемость», так как реально существующая проблема решается либо в рамках базовых понятий вменяемость-невменяемость, либо психологического механизма способности к ответственности за неосторожную вину.

Резюмируя вышеизложенное, хотелось бы еще раз подчеркнуть, что между субъектом преступления и виной существует неразрывная связь. И одно, и другое понятия носят субъективно-объективный характер. Обязательные признаки субъекта преступления, так же как и обязательные составляющие вины, с одной стороны, характеризуют внутренние сознательно-волевые качества человека, совершающего общественно опасное деяние, с другой - подлежат обязательной социально-правовой оценке со стороны общества и государства.

Принимая во внимание, что наличие вины может быть установлено только в деянии лица, обладающего признаками субъекта преступления, можно признать возрастную и психическую вменяемость обязательными предпосылками виновной ответственности. Однако следует учитывать, что вменяемость субъекта должна присутствовать не только до, но и во время совершения общественно опасного деяния, поэтому вменяемость должна выступать не только предпосылкой, но и обязательным условием наличия вины. Более того, ограниченная степень вменяемости, как следствие психических аномалий либо обозначенных выше случаев неосознанного или недобровольного опьянения, должна, на мой взгляд, влиять на социально-правовую оценку обществом и государством противоправного поведения виновного в сторону смягчения уголовного наказания за содеянное.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Общие и специальные меры профилактики виктимизации несовершеннолетних
Развитие института смертной казни в законодательстве Советского государства в период с 1922 по 1991 год
Виды и основания ответственности за нарушения лесного законодательства России 19 века
Понятие, сущность и значение очной ставки
Международные уголовно-правовые и уголовно-процессуальные вопросы борьбы с коррупцией
Вернуться к списку публикаций