2009-07-07 17:34:33
ГлавнаяУголовное право и процесс — Сущность вины как социально-правового явления



Сущность вины как социально-правового явления


В отличие от невменяемости, которая достаточно подробно разработана законодателем, вменяемость в уголовном и уголовно-процессуальном законах упоминается лишь как само собой разумеющееся требование, которое должно соблюдаться при привлечении к уголовной ответственности и наказании лица, совершившего преступление. Вменяемость выступает как презумпция, т.е. предполагается, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, действовало либо бездействовало в состоянии вменяемости, и данный вопрос не выясняется до тех пор, пока не возникнет сомнение по поводу его вменяемости или способности к моменту производства по делу осознавать характер и общественную опасность своих действий или руководить ими.

Н.С. Таганцев, называя вменяемость дееспособностью, около ста лет назад отмечал: «Дееспособность субъекта, как условие осуществления карательной власти государства, является краеугольным камнем всех теорий, признающим основанием наказуемости виновное посягательство на правопорядок, и при том не только тех, которые смотрят на наказание, как на отплату за совершенное, но и тех, которые видят в нем проявление целесообразной карательной правоохраны, так как таковая тем и отличается от других видов охранительной деятельности государства, что она вызывается не только опасной или вредоносной, но именно виновной деятельностью субъекта».

Вменяемость является не только необходимым условием для привлечения лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности, но и предпосылкой для установления его виновности. Данное утверждение, на мой взгляд, нуждается в определенном пояснении. Во-первых, разделяю позицию тех ученых, которые считают, что если рассматривать данную проблему с методологических позиций, то в основе учения о детерменированности и свободе воли лежит понятие вменяемости. Обладая способностью осознавать, человек со здоровой психикой может правильно оценивать свои действия, а также выбирать самые различные варианты поведения, соответствующие мотивам, потребностям, целям и задачам, которые он себе поставил и определил.

Поскольку вина и вменяемость в области уголовного права нацелены на один и тот же объект - ответственность, значит, эти понятия равнозначны, ибо согласно правилу формальной логики о равнозначных понятиях у последних совпадают объемы, хотя и имеются различия в содержании. Применяя это правило логики, можно утверждать, что уголовная ответственность наступает только в отношении вменяемого и только виновного лица.

Кроме того, по заслуживающему внимания мнению Г.В. Назаренко, «вина и вменяемость реально не могут находиться в отношении «до и после», в реальном бытии они образуют единство, в котором вменяемость проявляется как реализованная способность действовать виновно: осознанно и волимо, а вина - как осознанно-волевое действие, заключающее в себе психическое отношение к содеянному». Об этом единстве наглядно свидетельствует сравнительный анализ структуры законодательных формулировок невменяемости (ст.21 УК РФ) и умысла (ст.25 УК РФ). Законодатель в обоих случаях использует два компонента: интеллектуальный и волевой. Вместе с тем вменяемость отражает лишь потенциальные интеллектуально-волевые возможности личности, в то время как вина - реализацию этих возможностей в виде регламентированного в уголовном законе психического отношения субъекта к деянию и его последствиям. В соответствии с этим можно заключить, что вменяемость должна не только предшествовать виновному поведению, но и присутствовать в момент совершения противоправного деяния, то есть вменяемость выступает и предпосылкой, и обязательным условием виновной ответственности.

Подход к вменяемости как антиподу невменяемости представляется упрощенным. При соотношении понятий «патология» и «невменяемость», «норма» и «вменяемость» обнаруживается их несоответствие. Если невменяемость всегда означает психическую патологию, то вменяемость далеко не всегда означает психическую норму. Подобное несоответствие уголовно-правовых и медико-психиатрических категорий привело к тому, что на базе проблемы вменяемость-невменяемость возник ряд производных проблем, основными из которых можно назвать проблемы ограниченной вменяемости, психического состояния субъекта преступления, совершенного в состоянии опьянения и профессиональной вменяемости.

Многочисленные исследования, проводимые юристами совместно с психиатрами, доказывают, что среди лиц, совершивших преступления и признанных вменяемыми, велик процент лиц с различными психическими аномалиями (психопатии, неврозы, реактивные состояния, хронический алкоголизм, наркомания, токсикомания). Вполне естественно, что у правоприменителей возникают вопросы: насколько патологические изменения психики лица повлияли на степень осознанности его преступного поведения; как должны дифференцироваться их ответственность и ответственность психически здоровых лиц?

Статья 22 УК Российской Федерации предусматривает весьма оригинальную фигуру, которая в правоприменительной практике должна рассматриваться как субъект преступления, но обладающий специальными свойствами. Наряду с вменяемым, подлежащим уголовной ответственности, и невменяемым, уголовной ответственности не подлежащим, в уголовном праве появилось третье лицо, занимающее как бы промежуточное положение. Вменяемость этого лица сопряжена с психическим расстройством, которое, в отличие от расстройства, характерного для невменяемых, не носит патологического характера, т.е. не считается психической болезнью. Психическое расстройство, не являющееся патологией, оказывает несколько «смягченное» воздействие на психику - субъект может сознавать общественно опасный характер своего поведения или руководить им, но в силу соответствующих нервных процессов он не в состоянии делать это в полной мере, что характерно для полностью вменяемого лица.

Юридический критерий ограниченной вменяемости состоит в невозможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или бездействия либо в невозможности в полной мере руководить своими поведенческими реакциями. При этом в обязательном порядке следует учитывать, что возможности осознавать или руководить отсутствуют не вообще, а лишь в конкретное время совершения общественно опасного деяния. Субъект же может в целом характеризоваться как лицо, обладающее определенными психофизиологическими аномалиями, что вовсе не означает наличия постоянных затруднений в его интеллектуально-волевой сфере. Но если в конкретном правонарушении психические аномалии сыграли роковую роль в поведенческой реакции, определили ее направленность при социально-объективной стрессовой ситуации, тогда уместно говорить о неполной возможности осознания фактических и социально значимых поведенческих возможностей.

К медицинскому критерию ограниченной вменяемости относятся различного рода психические аномалии. Если взять за основу лапидарное определение нормы, аномалии и патологии, согласно которому «норма есть такое состояние системы, которая характеризует ее как среднее между избытком и недостатком, аномалия представляет собой такое отклонение от этой величины, которое способно нарушить баланс, но не переходящее границы патологии, патология - крайняя противоположность нормы, которая может характеризоваться как некое вырождение», то под психической аномалией следует понимать такие психические состояния или психические процессы, которые, с одной стороны, не являются психической болезнью, с другой стороны, характеризуются дисбалансом сил возбуждения и торможения.

Аномальные состояния определяются относительным постоянством психофизиологических реакций, к ним относятся крайние типы характеров - холерический (преобладание возбуждения над торможением проявляется в раздражительности, вспыльчивости, эмоциональной несдержанности) и меланхолический (преобладание процессов торможения над процессами возбуждения проявляется в пониженной активности, медлительности, замкнутости, депрессивности). К аномальным состояниям относятся неврозы и психопатии, а также различные акцентуации характера, которые представляют собой усиление отдельных черт характера до такой степени, при которой приспособительные возможности субъекта значительно снижаются в условиях эмоционально-напряженной ситуации.

В заключениях судебно-психиатрической экспертизы ограниченная вменяемость обычно характеризуется следующим образом:

1) «признаки патологически протекающего затянувшегося пубертатного криза на фоне ранней резидуально-органической недостаточности (шизоидные черты характера - замкнутость, сенситивность)»;

2) «эпилепсия с редкими судорожными припадками и некоторыми изменениями личности с постепенным формированием таких характерологических особенностей, как эмоциональная неустойчивость, повышенная раздражительность, возбудимость, конфликтность, обидчивость, злопамятность, наряду со склонностью к колебаниям настроения с наличием дисфории»;

3) «последствия раннего органического поражения головного мозга с задержкой психического развития степени легкой умственной отсталости, с эмоционально-волевыми расстройствами, осложненными хроническим алкоголизмом»;

4) «признаки патологического развития личности на органически неполноценной почве, осложненные токсикоманией»;

5) «последствия органического поражения головного мозга сложного генеза с некоторыми изменениями со стороны психики»;

6) «сексуальная патология лица, совершившего акт мужеложства».

В отличие от аномальных состояний, аномальные процессы носят временный, непостоянный характер и зависят от определенных биологических факторов. Некоторые из аномальных процессов нашли отражение в законодательном перечне обстоятельств, смягчающих наказание (ст.61 УК РФ). Это, например, беременность, при которой женщина зачастую бывает чрезмерно агрессивна; противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для совершения преступления.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Международные уголовно-правовые и уголовно-процессуальные вопросы борьбы с коррупцией
Сущность вины как социально-правового явления
Понятие преступных посягательств на отношения, обеспечивающие нормальные условия содержания и воспитания несовершеннолетних, и история регламентации ответственности за них
Незаконный ввоз похищенных автотранспортных средств
К вопросу об ответственности адвоката-защитника за ненадлежащее выполнение своих профессиональных обязанностей в уголовном судопроизводстве
Вернуться к списку публикаций