2009-07-07 17:34:33
ГлавнаяУголовное право и процесс — Сущность вины как социально-правового явления



Сущность вины как социально-правового явления


Взаимосвязь содержательных составляющих субъекта преступления и вины

Общепризнанно, что виновным может быть признано только лицо, обладающее определенной степенью развития сознания и воли, обладающее относительной свободой воли, т.е. способностью действовать «со знанием дела» и господствовать над самим собой и окружающими условиями. Только тогда лицо может правильно сознавать фактический характер и социальный смысл своих поступков, предвидеть их последствия, руководить своими действиями, осуществляя сознательный волевой контроль за своим поведением, руководствоваться в своих поступках нормами права и нравственности. Наконец, только в отношении лиц, обладающих этой способностью, возможны и целесообразны меры уголовной ответственности.

Согласно действующему уголовному законодательству (глава 4 УК РФ) лицом, подлежащим уголовной ответственности, т.е. субъектом преступления, может быть признано только вменяемое физическое лицо, достигшее к моменту совершения своего общественно опасного деяния установленного уголовным законом возраста.

Наряду с определением юридических признаков субъекта преступления, уголовное законодательство (статьи 60, 61, 63, 73-77, 79-82, 89-90, 92-93, 96 УК РФ) обязывает правоприменителей во всех случаях изучать личность преступника. «Личность преступника - более широкое и емкое понятие, чем субъект преступления. Это сложный комплекс характеризующих его признаков, свойств, связей, отношений, его нравственный мир, взятые в развитии, во взаимодействии с социальными и индивидуальными жизненными условиями, и в той или иной мере определившие совершение преступления».

Личность преступника не укладывается в правовые признаки субъекта преступления. Но, с другой стороны, о ней можно говорить лишь применительно к физическому вменяемому лицу, достигшему определенного законом возраста. Следовательно, субъект преступления - это минимальная совокупность признаков, характеризующих личность преступника, без которых нет состава преступления, а личность преступника - это совокупность всех социально-политических и психологических свойств и черт, которые образуют индивидуальный облик человека, совершившего преступление, и установление которых имеет большое значение для выяснения причин и условий совершения преступления, для индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

Предметом моего рассмотрения будут не все, а лишь те предусмотренные в законе обязательные правовые признаки субъекта, которые характеризуют лицо, виновно совершившее общественно опасное и уголовно наказуемое деяние.

Методологический подход к учению о субъекте преступления, рассматривая субъект преступления через призму философских уголовно-правовых теорий, обнаруживает объединяющий эти теории признак, заключающийся в том, что любое преступное деяние совершается физическим лицом, т.е. человеком. Однако в различное время в зарубежном и отечественном уголовном праве и законодательстве рассматривался вопрос о привлечении к уголовной ответственности не только человека, но и неодушевленных предметов, животных или насекомых. Так, в России в 1593 г. был наказан кнутом и сослан в Сибирь «мятежный колокол» города Углича. По древним еврейским, индусским, греческим и римским законам животное, убившее человека, подлежало смертной казни. В средние века было проведено много процессов, в которых субъектами преступления фигурировали собаки, свиньи, саранча, гусеницы, крысы, мыши и т.д. Кроме этого, в уголовном законодательстве Англии, Италии, Нидерландов, США и Франции давно уже получил закрепление институт уголовной ответственности юридических лиц.

Согласно одному из основополагающих начал отечественного уголовного права - принципу личной ответственности лицо, совершившее преступление, отвечает лишь за то, что непосредственно или опосредованно (с использованием специальных приспособлений или других лиц) совершено им лично, и лично несет налагаемые на него тяготы и лишения. Несмотря на предпринимаемые попытки ввести уголовную ответственность юридических лиц и отсутствие в УК РФ специальной статьи, посвященной принципу личной ответственности, из смысла действующего уголовного законодательства вытекает, что субъектом преступления может быть лишь физическое лицо. Более того, статья 19 УК РФ закрепляет данный признак субъекта преступления в качестве обязательного.

Если стоять на позиции психологической теории вины и рассматривать ее лишь как психическое отношение лица к деянию и его последствиям, то привлечение к уголовной ответственности организаций, предприятий, учреждений выглядит несколько абсурдно, поскольку психические процессы характерны только для человека. Если же принимать во внимание, что вина далеко не во всех случаях характеризуется психическим отношением, но обязательно включает негативное отношение общества к совершаемому деянию и наступившим в его результате последствиям, то со стороны юридических лиц вполне возможно именно виновное причинение вреда охраняемым уголовным законом ценностям.

Начиная с XVII-XVIII вв. одной из гарантий принципа виновной ответственности в отечественном уголовном законодательстве стал минимальный возраст субъекта преступления. Например, Новоуказные статьи Сыскного приказа (1696 г.) установили порог ответственности в 7 лет; Воинские артикулы Петра I освобождали от наказания за воровство «младенцев», для которых считалось достаточно родительского наказания лозами; Указы Сената при Екатерине II характеризовали даже тяжкие деяния 14-летних подростков как совершенные «от глупости и младоумия», а по Указу самой Екатерины II (1765 г.) был установлен порог возрастной невменяемости до 10 лет и ограниченной вменяемости до 17 лет. Для характеристики возрастной границы, отделяющей лиц, способных к виновной ответственности, от неспособных к ней в силу недостаточного возрастного развития, дореволюционное русское законодательство использовало термин «разумение», под которым понималась способность сознавать не только фактический смысл совершаемого, его отношение к окружающему, последствия, но и отношение совершаемого к предписаниям закона. Если деяние было совершено «без разумения», к несовершеннолетним применялись воспитательные меры: надзор родителей или попечителей, помещение в воспитательные заведения, в монастырь. Если деяние было совершено «с разумением», то, в зависимости от достижения несовершеннолетним возраста 10-14 и 14-17 лет, к нему применялось наказание, смягченное по сравнению с наказанием, применяемым к взрослым. К лицам в возрасте 17-21 года также применялось смягченное наказание. Так, например, время срочных каторжных работ и заключения в исправительном доме сокращалось для них на одну треть.

Подход, который связывает способность виновной ответственности не с произвольным установлением возрастной границы, а с соотнесением ее с определенным уровнем зрелости, достаточным для принятия решения о том или ином варианте поведения, является психологически адекватным и получил признание в современных научных изданиях.

В своем развитии личность проходит закономерные, достаточно четко обозначаемые этапы, на каждом из которых человек в силу особенностей протекающих у него психических и физиологических процессов, неодинаково, а порой и неадекватно относится к происходящему с ним. Лишь с достижением определенного возраста психически нормальный человек приобретает жизненный опыт, познает закономерности окружающей действительности и у него складывается собственное мировоззрение; он постепенно становится хозяином своих поступков, способным сознательно регулировать свое поведение.

Современное уголовное законодательство (ст.20 УК РФ) также стоит на позиции обязательного учета особенностей протекания психических и физиологических процессов, характерных для различных периодов жизни человека, на которых происходит становление, формирование и развитие его социальной сущности. Эту позицию можно определить, с одной стороны, как невозможность признания субъектом виновной ответственности лица, не достигшего к моменту совершения им общественно опасного деяния указанного в законе календарного возраста (в научной литературе такую законодательную формулу именуют «неопровержимая презумпция»). Данное правило распространяется и на тех лиц, которые фактически обладают уровнем психического развития, достаточным для вменения.

С другой стороны, достижение несовершеннолетним установленного в законе возрастного порога уголовной ответственности далеко не во всех случаях является достаточным для признания его субъектом преступления. Если будет установлено отставание данного подростка в психическом развитии, не позволяющее ему «в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими» (ч.3 ст.20 УК РФ), то он также не подлежит уголовной ответственности. Это положение, в свою очередь, полностью соответствует конституционному принципу толкования неустранимых сомнений в вине субъекта, привлекаемого к уголовной ответственности, в его пользу.

Таким образом, понятие «возраст ответственности» для законодателя не идентичен исключительно календарным, хронологическим его параметрам; возрастной порог в каком-то смысле выступает символом достижения определенного уровня интеллектуальной, волевой, личностной зрелости в сфере отношений, регулируемых уголовным правом.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Состязательность и равноправие сторон в уголовном суде
Понятие личности обвиняемого
Реализация принципа состязательности и равноправия сторон в досудебных производствах уголовного процесса.
Понятие и сущность принципа состязательности и равноправия сторон в современных условиях
Групповые корыстные преступления несовершеннолетних - квалификации и наказание
Вернуться к списку публикаций