2009-07-07 17:34:33
ГлавнаяУголовное право и процесс — Сущность вины как социально-правового явления



Сущность вины как социально-правового явления


Психическое отношение субъекта к совершенному им преступлению, как любой психический акт, в основном состоит из интеллектуального, волевого и эмоционального компонентов, которые в реальной жизни тесным образом связаны между собой и раздельное рассмотрение которых возможно лишь при теоретическом анализе.

Детальному изучению данные компоненты будут подвергнуты в следующей главе моего исследования, здесь считаю необходимым лишь отметить, что различные преступления способны существенно отличаться друг от друга по своему так называемому психологическому механизму и в различных преступных проявлениях интеллектуальный, волевой и эмоциональный компоненты имеют разное значение, а некоторые из них могут и отсутствовать.

Современное уголовное законодательство Российской Федерации при описании различных форм и видов вины попыталось учесть эти компоненты. Например, ст. 25 УК РФ, раскрывая содержание прямого умысла, акцентирует внимание на осознании и предвидении (интеллектуальное содержание), а также на желании (волевое содержание); ст. 107 УК РФ указывает на состояние сильного душевного волнения (эмоциональное содержание).

Достаточно интересные данные были получены мною в ходе анкетирования правоприменителей. Так, на вопрос «Является ли сознательное отношение преступника к совершаемому им деянию и к его последствиям обязательным признаком субъективной стороны преступления?» 32,9% респондентов ответили утвердительно для всех, без исключения, случаев; 57,4% считают, что сознательное отношение должно присутствовать только в умышленных преступлениях; и лишь 4,3% ответили отрицательно. Несмотря на это, 51,2% опрошенных считают вполне допустимым привлечение к уголовной ответственности лица, у которого отсутствует сознательно-волевое отношение к совершенному им деянию.

Практически не вызывает сомнения, что психическое отношение лица к совершаемому преступному деянию, как отражение в сознании субъекта основных составляющих возникающего уголовно-правового отношения, присутствует во всех, без исключения, умышленных преступлениях. Отдельные компоненты психического отношения присутствуют при совершении преступления по преступному легкомыслию: когда лицо «предвидит» и «самонадеянно рассчитывает» (ч. 2 ст. 26 УК РФ).

Гораздо сложнее решить вопрос о наличии психического отношения при совершении преступления по небрежности. В части 3 ст. 26 УК РФ прямо указывается на отсутствие реального психического отношения: лицо не предвидит возможности, а соответственно, и не осознает, и не желает наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия). Законодательная формула «при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть», с точки зрения психологии, может быть отнесена лишь к характеристике потенциального психического отношения лица к совершаемому им деянию, повлекшему наступление общественно опасных последствий. В этой связи, заслуживает, на мой взгляд, внимания высказанная в науке точка зрения, согласно которой «тот, кто говорит о потенциальном психическом отношении, безусловно, должен знать, что в этом случае, фактически, пока он не имеет дела ни с каким отношением. Потенциальная способность ни в коем случае не означает само проявление этой способности».

Законодатель совершенно правильно требует от граждан внимательного и бережного отношения к правам и интересам других граждан, общества и государства. Согласен с позицией тех ученых, которые считают, что «виновен не только тот, кто преднамеренно совершил преступление, но и тот, кто не мобилизовал свое сознание и волю, действовал по первому побуждению, бездумно. Ведь это первое побуждение - его собственное, отражающее его личность». Совершение преступлений по небрежности свидетельствует о том, что личность в своем поведении пренебрегла долгом и возможностью предотвратить опасный результат своих действий (бездействия). Несмотря на то, что в момент совершения преступления у субъекта отсутствует психическое отношение к совершаемому деянию, данное лицо, безусловно, виновно в совершении общественно опасного посягательства и должно быть привлечено к уголовной ответственности.

Из всего этого можно сделать вывод, что вина, как обязательный признак любого преступления, не может быть сведена лишь к психическому отношению преступника к его деянию. Кроме психического отношения субъекта, вина всегда включает социально-правовую оценку антисоциального (в умышленных преступлениях) либо пренебрежительного (в неосторожных преступлениях) отношения виновного к охраняемым уголовным законом ценностям. Подтверждением данной позиции выступают и результаты опроса правоприменителей: 68,5% респондентов согласны с мнением, что содержание вины включает не только отношение преступника к тому, что он совершает, но и негативное отношение общества к совершенному им деянию.

Возможно, именно поэтому некоторые ученые, анализирующие сущность вины, с одной стороны, призывали искать ее «в особенностях психического отношения виновно действующего субъекта», с другой стороны, вычленяли социально-политическую сущность вины, которую определяли как отрицательное отношение субъекта к охраняемым уголовным законом интересам общества, выраженное в совершенном им общественно опасном деянии. Все они считали, что социальная и психическая сторона вины неразделимы и присутствуют во всех, без исключения, случаях совершения преступного деяния.

Однако, как было показано выше, в некоторых случаях вина представляет собой в чистом виде опосредованное (через правоохранительные органы и действующее уголовное законодательство) или непосредственное (имеются ввиду преступления, имеющие большой общественный резонанс) отношение общества к общественно опасному деянию и к лицу, его совершившему. Субъекта признают виновным при наличии лишь возможности, а не реального отражения в его сознании и психике того, что он совершил. Более того, государство через уголовный закон (ч. 3 ст. 26 УК РФ) говорит не просто о возможности, но и о долге субъекта предвидеть общественно опасный характер последствий совершенного им деяния.

Таким образом, лицо в момент совершения преступления может иметь психическое отношение к совершаемому деянию, а может и не иметь его. Что же касается отношения общества к этому деянию, подразумевающее, в первую очередь, моральную и правовую оценку общественно опасных действий (бездействия) и общественно опасных последствий, то эта составляющая вины присутствует всегда. Следовательно, именно это отношение, которое согласно участвующим в нем сторонам является общественным отношением, и составляет сущностную основу вины.

Отношение общества к лицу, совершившему преступление, с уверенностью можно назвать правовым, так как его субъекты имеют субъективные права и юридические обязанности. Субъектами этого правоотношения, с одной стороны, как правило, выступают, с одной стороны, сотрудники правоохранительных органов как полномочные представители интересов общества и отдельных его членов, с другой - лица, совершившие общественно опасные посягательства на охраняемые уголовным законом ценности. Объектом правоотношения является нарушенное право или интерес. Субъективные права подразумевают возможность негативной оценки поведения лица, совершившего общественно опасное деяние. Юридические обязанности, в свою очередь, означают необходимость дать обществу отчет в своих опасных действиях (бездействии) и нести за них ответственность.

Правильное определение сущности вины, на мой взгляд, имеет важнейшее теоретическое значение для уяснения закономерностей возникновения, развития и функционирования этого социально-правового явления. Без сущности невозможно точно определить содержание, формы и правила установления вины, и, наконец, определение сущности вины будет способствовать укреплению законности в нашей стране.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Сравнительно-правовой анализ института уголовно-правовой давности привлечения к уголовной ответственности
Состав налоговых преступлений
Феномен вины в свете основных законов диалектики
Квалификация посредничества и соучастия во взяточничестве
Групповая преступная деятельность несовершеннолетних - проблемы правовой регламентации и официального толкования
Вернуться к списку публикаций