2009-07-07 17:34:33
ГлавнаяУголовное право и процесс — Проблемы субъективного вменения как принципа уголовного права Российской Федерации



Проблемы субъективного вменения как принципа уголовного права Российской Федерации


Интересные подходы к совершенствованию принципа виновного вменения предлагает А.И. Марцев. В одной из своих монографий он отмечает, что можно продолжать говорить, что объективное вменение чуждо нашему уголовному праву. Но этот путь не продуктивен, поскольку трудно отрицать его реальное существование. Можно на законодательном уровне «искоренить» имеющиеся лазейки для объективного вменения. Но тогда появится возможность для уклонения от ответственности значительного числа лиц, совершивших преступления. Наиболее перспективный, по его мнению, путь состоит в том, что в отечественном уголовном праве вменение деяния в вину лицу, его совершившему, по общему правилу должно быть субъективным. Однако объективное вменение имеет право на существование в качестве исключения из данного правила. Задача же законодателя в установлении строгих рамок, ограничивающих (а не исключающих) возможность его применения.

Ю.А. Язовских в ходе своего диссертационного исследования, посвященного освещению проблем вменения, отметил существующее противоречие между теоретическими и законодательными положениями, с одной стороны, и действительным соблюдением принципа вины - с другой, и пришел к заслуживающему внимания выводу: «...объективное вменение - это основная проблема существования принципа субъективного вменения в российском уголовном праве». Решение этой проблемы он видит в теоретическом переосмыслении понятий «вина» и «вменение», в связи с чем предлагает рассматривать объективное вменение «как процесс поставления деяния в вину лицу, объективно причинившему вред, без установления его вины в совершенном противоправном деянии». Несмотря на некоторую неоднозначность при использовании термина «вина» в данном определении (в первом случае под виной видимо понимается обязанность лица отвечать за содеянное, во втором случае - психическое отношение субъекта к деянию и его последствиям), предложение Ю.А. Язовских, несомненно, является шагом вперед на пути пересмотра устаревших догматов.

Резюмируя вышеизложенное, можно прийти к следующим выводам.

Во-первых, наличие в отечественном уголовном законодательстве в качестве одной из основополагающих идей принципа вины полностью соответствует потребностям нормального развития и функционирования современного общества. Данный принцип способствует надлежащей защите важнейших интересов от противоправных посягательств и восстановлению социальной справедливости в случае их нарушения. На мой взгляд, в принципе виновной ответственности содержится идея цивилизованного регулирования взаимоотношений сознательных (имеются в виду способности сознавать характер своего поведения и предвидеть возможные или неизбежные последствия совершаемого) и свободных (наличие свободной воли и возможности контролировать свое поведение) индивидуумов. Значение данного принципа состоит в том, что он является одним из важнейших средств обеспечения законности, демократизма и гуманизма в сфере применения уголовной ответственности.

Во-вторых, законодательная формулировка (ст.5 УК РФ) принципа вины, благодаря обилию нуждающихся в дополнительной трактовке юридических терминов, не совсем точно и однозначно раскрывает его содержание, а поэтому нуждается в совершенствовании. На мой взгляд, понимание принципа виновной ответственности было бы более доступным, а реализация - более правильной, если бы закон содержал следующую формулу:

Статья 5. Принцип виновной ответственности.

Привлечению к уголовной ответственности подлежит только лицо, виновное в совершении общественно опасного деяния, запрещенного настоящим Кодексом под угрозой наказания, т.е. действовавшее с умыслом или по неосторожности.

Именно в этой формуле может получить закрепление основополагающая идея виновной ответственности, сущность которой не в субъективном или объективном, а в виновном вменении. Что же касается вопросов субъективного или объективного вменения как особенностей поставления в вину конкретному лицу того или иного противоправного деяния, то это, на мой взгляд, больше относится не к самому принципу, а к механизму его реализации, который должен получить детальную регламентацию в главе 5 УК РФ, посвященной вине.

Не вызывает сомнений утверждение, что специфика регулятивного воздействия любого правового принципа состоит в том, что он, с одной стороны, определяет наличие, содержание и характер других (производных или опосредующих) норм данной отрасли права, с другой - регулирует общественные отношения именно через эти производные (опосредующие) правовые нормы.

Принимая во внимание и разделяя позицию A.M. Трухина, который считает, что «принцип виновной ответственности за содеянное может быть реализован только с учетом диалектической связи между формой, содержанием и сущностью явления», полагаю, что назрела необходимость не только четкого уяснения сущности вины, но и четкой законодательной формулировки ее содержания и форм. Лишь наличие в действующем уголовном законодательстве доступных правоприменителям и, соответственно, эффективных материально-правовых гарантий реализации виновного вменения, будет, на мой взгляд, свидетельствовать о том, что данный принцип является не декларацией, а одним из основных начал уголовного права России.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Состояние антикоррупционного законодательства - уголовно-правовой аспект
Понятие, сущность и значение очной ставки
Некоторые вопросы ответственности за организацию преступного сообщества
Возбуждение уголовного дела - теоретические и правовые проблемы
Проблемы субъективного вменения как принципа уголовного права Российской Федерации
Вернуться к списку публикаций