2009-07-07 17:34:33
ГлавнаяУголовное право и процесс — Проблемы субъективного вменения как принципа уголовного права Российской Федерации



Проблемы субъективного вменения как принципа уголовного права Российской Федерации


Под принципами права обычно понимаются основополагающие или руководящие идеи, направляющие правовое регулирование. Выделение системы принципов придает концептуальный характер праву и законодательству одной отраслевой принадлежности, обеспечивает системность и единство правовых норм в каждой отрасли законодательства.

В гносеологическом плане правовые принципы представляют собой идеи и положения, которые, с одной стороны, отражают господствующие взгляды по вопросам права, характерные для данной исторической эпохи; с другой стороны, формулируют определенные требования, выраженные в обобщенной форме и адресованные участникам правоотношений - судьям и адвокатам, истцам и ответчикам, обвиняемым и потерпевшим. Являясь по сути научной абстракцией, принципы способны оказывать не только самостоятельное воздействие на общественные отношения, составляющие предмет правового регулирования (например, когда предопределяют политику законотворчества и правоприменения), но и опосредованное, когда определяют условия применения конкретных норм, дополняя содержание их гипотез.

Принципы уголовного права существуют независимо от того, закреплены они или нет в специальных статьях закона. Однако сам факт декларации принципов в Уголовном кодексе, бесспорно, повышает их значение, гарантируя общий подход к конструированию уголовно-правовых запретов, предопределяя единое направление в правоприменительной деятельности.

Следует согласиться с мнением, что каждый принцип уголовного права имеет самостоятельное значение. Уголовное право не может следовать только одному какому-либо принципу, как бы важен он ни был, так как само уголовное право выполняет не одну, а ряд социальных функций. Вместе с тем системность уголовно-правовых принципов означает их тесную связь и взаимообусловленность. Действие каждого принципа, содержащегося в этой системе, зависит от полноты и реальной действенности остальных принципов.

Провозглашенный в современном уголовном законодательстве (ст.5 УК РФ) концептуальный постулат ответственности за вину, по справедливому утверждению Н.Г. Иванова, призван «еще более неукоснительно и скрупулезно воплощать в правоприменительную практику правовое кредо личной ответственности». На этом постулате базируется применение таких институтов Общей части УК, как предварительная преступная деятельность, добровольный отказ от преступления, соучастие в преступлении и др. Он призван быть основой привлечения лиц, совершивших деяния предусмотренные Особенной частью УК, к ответственности и назначения им справедливого наказания.

Принцип вины, также как и принцип законности, в сущности отражает равенство граждан перед законом: если лицо виновно, оно должно нести ответственность по действующему закону вне зависимости от его должностного или иного положения. Поэтому, сопоставляя принцип вины и принцип равенства граждан перед законом (ст.ст. 4 и 5 УК РФ), Н.Г. Иванов приходит к парадоксальному выводу: «Согласно принципу вины, его онтологической интерпретации, субъект, виновный в совершении преступления, кто бы он ни был и что бы из себя не представлял, должен нести ответственность. Но ст.4 УК добавляет, что помимо этого все перед уголовным законом равны. Но равны в чем? В виновности, которая единственно обосновывает ответственность. Декларирование в УК принципа равенства граждан перед уголовным законом способно, таким образом, создать мнение о желании законодателя завуалировать фактическое неравенство, покрытое древним символом порфироносного Божественного представительства, явно излишними для справедливого закона акцентами, способными вместе с тем выполнять совершенно определенную служебную функцию идеологического штампа».

Как бы то ни было, важность принципа вины несомненна. Согласно этому принципу ответственность человека за свои поступки должна базироваться не только на тех общественно опасных последствиях, которые он причинил своими действиями, но и на том, что эти действия прошли предварительно через его сознание и волю, сопоставлены с различными аспектами окружающей действительности и явились выражением его субъективных желаний и намерений. Методологическим основанием принципа виновной ответственности являются детерминистические представления о природе человеческого поступка, предполагающие не только обусловленность, но и относительную самостоятельность человеческого сознания в выборе целей и способов своего поведения, в принятии и осуществлении решений.

Принцип ответственности только при наличии вины отражает неразрывную связь вины и ответственности. Являясь специфическим уголовно-правовым методом регулирования общественных отношений, уголовная ответственность способна воздействовать на поведение людей и достигать своих целей лишь тогда, когда она возлагается на лиц, виновных в совершении преступлений. Кроме того, поскольку юридическим фактом, порождающим возникновение уголовной ответственности, в соответствии со ст. 8 УК РФ является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, а вина является необходимой составляющей и обязательным признаком любого состава преступления, предусмотренного действующим УК, следовательно, без вины уголовная ответственность невозможна.

П.С. Дагель из анализа положений уголовного законодательства, существовавших задолго до принятия УК РФ 1996 г., вывел несколько основных направлений реализации данного принципа: а) уголовная ответственность может быть возложена лишь на лицо, виновное в совершении преступления, т.е. совершившее его умышленно или по неосторожности; б) лицо, виновное в совершении преступления, может быть освобождено от уголовной ответственности лишь в случаях и в порядке, предусмотренных законом; в) любые объективные обстоятельства преступления могут влиять на ответственность субъекта лишь при условии, если они охватывались его умыслом или неосторожностью; г) мера уголовной ответственности определяется, наряду с другими обстоятельствами, степенью вины лица, совершившего преступление.

Все эти направления не утратили своей актуальности и в настоящее время. Конкретная индивидуальная вина лица, совершившего преступление, является своеобразной мерой его уголовной ответственности. Чем в большей степени проявилось в деянии отрицательное отношение лица к охраняемым законом интересам, тем сильнее уголовно-правовой упрек, обращенный виновному, тем строже его ответственность за содеянное.

Разделяю позицию тех ученых, которые считают, что принцип вины предполагает неразрывную взаимосвязь субъективных и объективных признаков преступления. С одной стороны, лицо может нести уголовную ответственность лишь за те свои желания и намерения, которые реально воплотились в общественно опасных действиях (бездействии). С другой стороны, никакие вредные для общества действия (бездействие) и их последствия не могут служить основанием уголовной ответственности, если они не определялись психическим отношением лица (в форме умысла или неосторожности).

Закрепление в ст.5 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. в качестве основополагающего начала уголовного права принципа виновной ответственности требует создания надежных гарантий реализации этого принципа. Полностью поддерживаю точку зрения тех правоведов, которые считают, что первым и главным гарантом этого призван быть сам уголовный закон, который «...должен установить точные границы и условия реализации принципа виновной ответственности, что обеспечило бы безошибочную деятельность правоприменительных органов в процессе установления и оценки вины преступника в совершенном им деянии».

В связи с этим вполне обоснованные, на мой взгляд, сомнения вызывает у некоторых ученых определение содержания данного принципа в законе.

В статье 5 УК РФ («Принцип вины») указывается: «1. Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

2. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается».

Данная формулировка, с одной стороны, не раскрывает содержания термина «вина», чем, на мой взгляд, существенно усложняет правильное понимание этого обязательного признака преступления, и, соответственно затрудняет реализацию принципа виновной ответственности. Тем более, что даже в главе 5 УК РФ, которая носит название «Вина», нет определения данного социально-правового феномена.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Ювенальная виктимология
Становление института смертной казни в законодательстве Советского государства в период с 1917 по 1922 год
К вопросу о правомочиях адвоката - защитника по самостоятельному собиранию доказательств на предварительном следствии
Понятие рецидива преступлений и основания применения за него более строгих мер уголовной ответственности
Понятие, сущность и значение очной ставки
Вернуться к списку публикаций