2009-07-07 17:34:03
ГлавнаяУголовное право и процесс — Российская наука уголовного права о вине



Российская наука уголовного права о вине


После окончания Великой Отечественной войны ученые вновь обратились к проблемам вины. Вину и ее формы исследовали Т.Л. Сергеева, Б.А. Глинская, В.Ф. Кириченко, В.А. Владимиров, которые отстаивали психологический подход к понятию вины, трактующий ее как психическое отношение лица к совершенному деянию в форме умысла и неосторожности. Данными авторами тщательному теоретическому анализу были подвергнуты интеллектуальные и волевые признаки прямого и косвенного умысла, преступной самонадеянности и небрежности.

Однако с подобным подходом к пониманию вины были согласны далеко не все отечественные ученые того времени, некоторые из них были сторонниками оценочной теории вины. В частности, А.Н. Трайнин отмечал, что советская наука «не ограничилась сведением виновности к формам виновности, к умыслу и неосторожности, которые были тщательно разработаны в дооктябрьской литературе. Она, кроме того, внесла момент материальный, рассматривая вину не только как родовое понятие психических отношений преступника к преступному результату (умысла и неосторожности), но и как основание их отрицательной оценки»1. Развивая данную мысль, А.А. Герцензон дает следующее определение понятия вины: «Вина есть юридическая характеристика отношения субъекта к своим преступным действиям и их последствиям и вместе с тем общественная оценка его поведения». По мнению В.Г. Макашвили, вина есть «порицаемое, осуждаемое социалистическим обществом психическое отношение лица к совершенному им общественно-опасному поступку».

Наиболее полное отражение оценочная теория вины получила в трудах Б.С. Утевского, который в 1950 г. пришел к выводу, что «проблема вины - это проблема морально-политической оценки поведения. Виновное поведение - это поведение, получающее отрицательную оценку с точки зрения социалистической морали и социалистического права и служащее основанием уголовной ответственности». Развивая данную мысль, он пишет, что «наряду с более узким пониманием вины как элемента состава преступления, как субъективной стороны преступления, т.е. умысла или неосторожности, советское социалистическое уголовное право знает более широкое понимание вины - вины как основания уголовной ответственности. Оценочное понимание вины и является теоретической базой для установления и определения этого более широкого понятия вины».

Согласно данной концепции, в понятие вины как основания уголовной ответственности входят следующие признаки: 1) совокупность субъективных и объективных обстоятельств, характеризующих подсудимого, совершенное им преступление, последствия, условия и мотивы совершенного им преступления; 2) отрицательная общественная (морально-политическая) оценка от имени государства всех этих обстоятельств; 3) убеждение суда, что действия подсудимого на основании этой оценки должны повлечь за собою уголовную, а не какую-либо иную (административную, дисциплинарную, гражданскую) его ответственность.

Позиция Б.С. Утевского вызвала бурную дискуссию, большинство участников которой высказали свое отрицательное отношение к подобной трактовке понятия вины. Реальная опасность оценочного подхода состоит, по их мнению, в возможности безграничного расширения судебного произвола, способного привести к осуждению невиновных лиц и освобождению от уголовной ответственности лиц, виновных в совершении преступления.

В работе Т.Л. Сергеевой «Вопросы виновности и вины в практике Верховного Суда СССР по уголовным делам», вышедшей вслед за монографией Б.С. Утевского и также не оставшейся незамеченной для широких кругов научной общественности, получило развитие положение о необходимости разграничения и самостоятельного рассмотрения вины и виновности. Под виной автор понимала «вызывающее осуждение и порицание субъективную сторону состава преступления», а под виновностью - «совокупность объективных и субъективных обстоятельств, обосновывающих с точки зрения советского уголовного права применение к лицу конкретного наказания за совершенное им определенное преступление».

В ходе дискуссии о вине многие ученые высказались за необходимость включения оценочного момента в понятие вины, относя эту оценку, как и Т.Л. Сергеева, к психическому отношению субъекта. Некоторые предлагали относить оценку к преступлению в целом. Были внесены также предложения о необходимости включения в понятие вины сознания субъектом общественной опасности своего деяния, ибо иначе психическое отношение субъекта не может получить отрицательной оценки.

Итоги научной дискуссии о вине, развернувшейся в 50-х годах, были подведены в редакционной статье февральского номера журнала «Советское государство и право» за 1955 г. Здесь, в частности, говорилось: «Вина - есть психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию в форме умысла или неосторожности, осуждаемому советским уголовным законом и коммунистической нравственностью... Вина есть родовое понятие, охватывающее две ее формы - умысел и неосторожность. Вина выражает определенное психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию. Без этого психического момента нет вины. Вина есть понятие социально-политическое. Советское уголовное право признает умысел и неосторожность формами вины лишь тогда, когда они выражены в таких деяниях, которые направлены против советского строя или нарушают социалистический правопорядок. Умысел и неосторожность, выраженные в действиях, не являющихся общественно опасными для советского строя или социалистического правопорядка, не содержат в себе признаков вины».

Опираясь на эти выводы, практически все учебники, вышедшие в 60-е и 70-е годы, психологическое содержание вины рассматривали в единстве с ее социально-политическим содержанием.

Отечественные ученые-криминалисты в те годы продолжали уделять серьезное внимание углубленному исследованию как института вины в целом, так и отдельным вопросам данной проблемы. В докторских диссертациях П.С. Дагеля и И.Г. Филановского, на базе которых были опубликованы монографические исследования, на основе анализа действующего законодательства и обобщения судебной практики комплексно рассмотрены почти все аспекты проблемы вины.

Так, в работе И.Г. Филановского подробно исследовались прямой, косвенный, заранее обдуманный, внезапно возникший, определенный и неопределенный, простой и альтернативный разновидности умысла, а также преступная самонадеянность и небрежность. При характеристике неосторожной вины он внес предложение выделить в самостоятельный ее вид преступную беспечность, под которой понимал «сознание общественной опасности своих деяний при непредвидении, но наличии возможности предвидения общественно опасных последствий этих деяний».

Проблемам субъективной стороны преступления посвящаются монографии К.Ф. Тихонова, Г.А. Злобина и Б.С. Никифорова, П.С. Дагеля и Д.П. Котова, П.С. Дагеля и Р.И. Михеева.

Рассматривая соотношение уголовной ответственности и вины, К.Ф. Тихонов приходит к следующему выводу: «Различие между виной и ответственностью следует, на наш взгляд, усматривать в том, что вина выражается в общественно опасном поведении лица, реализуется в момент совершения преступления и служит основанием осуждения виновного со стороны общества и государства, в то время как уголовная ответственность, представляя собой осуждение виновного от имени государства, реализуется лишь с момента признания лица виновным по судебному приговору и может выражаться в наказании виновного за совершенное преступление».

В своей совместной монографии, послужившей серьезным импульсом к социологической разработке проблемы вины и ее форм, Г.А. Злобин и Б.С. Никифоров предложили анализ положений уголовного законодательства, регламентирующих границы субъективной стороны преступления, с точки зрения его соответствия социальной действительности. По их мнению, непременным условием точности и полноты юридического определения субъективной стороны является степень его соотношения с криминологической реальностью.

Одним из негативных последствий научно-технического прогресса явилась возможность совершения непосредственными участниками целого ряда производственных процессов неосторожных преступлений, удельный вес которых в 60-х годах составлял 5%, в 70-х - вырос до 12%. В связи с этим повышенный научный интерес вызвала дальнейшая теоретическая разработка проблемы неосторожной вины.

В 1976 году монографическое исследование данной проблемы в неразрывном единстве правового и психологического аспектов было проведено М.Г. Углехелидзе. Психологическая сторона неосторожности, по мнению автора, сводится к импульсивной установке, которая не контролируется сознанием и волей, а поэтому поведение, направленное такой установкой, таит в себе реальную возможность причинения социально вредных последствий.

В 1977 году вышла в свет монография П.С. Дагеля, в которой исследовались такие вопросы как: общественная опасность неосторожных преступлений, психологический механизм и причины их совершения, роль личности в совершении неосторожного преступления и возможности их предупреждения. Автор предложил включить в разновидности неосторожной формы вины преступное невежество, под которым понимал те случаи, когда субъект преступления, самонадеянно осуществляющий деятельность, требующую специальных познаний, навыков или личных качеств, причиняет общественно опасные последствия, которые он по своему невежеству не мог предвидеть или предотвратить.

В 1980 году А.И. Рарог подверг детальному рассмотрению сущность, содержание, форму, объем и степень вины, разработал некоторые рекомендации по применению законодательных определений умысла и неосторожности для квалификации преступлений и попытался выяснить практическое значение вины как уголовно-правовой категории. Согласно его концепции, «вина есть психическое отношение в форме умысла или неосторожности лица к совершаемому им общественно опасному деянию, обусловленное вредными искажениями ценностных ориентации данного лица и выражающее его антисоциальную, асоциальную либо недостаточно выраженную социальную установку по отношению к основным ценностям общества».



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


История российского уголовного законодательства об ответственности за мошенничество
Незаконное предпринимательство и преступления против собственности
Давность привлечения к уголовной ответственности в современном уголовном праве
Объект уголовно-правовой охраны и объект преступления
Личность обвиняемого как объект уголовно-процессуальных отношений (познания)
Вернуться к списку публикаций