2009-07-07 17:33:56
ГлавнаяУголовное право и процесс — Вина в зарубежном уголовном праве и законодательстве



Вина в зарубежном уголовном праве и законодательстве


Разделяю позицию А.В. Наумова, который считает, что возвращение к идеологии общечеловеческих ценностей в области права предполагает иную постановку задач при использовании сравнительно-правового метода исследования. Отказ от узкоклассового подхода означает снятие многих ранее существовавших барьеров на пути эффективного сотрудничества юристов, представляющих разные политические и правовые системы.

Проблемами виновного вменения в той или иной мере занимались практически все крупные зарубежные ученые-правоведы. Все они едины во мнении, что вина является неотъемлемой частью, обязательным признаком любого преступного деяния. Однако, подходы к определению содержания данного признака далеко не однозначны.

Например, в Германии господствующее положение занимает так называемая нормативная теория вины, родоначальниками которой были Белинг, Франк, Майер. Данная теория первоначально определяла вину как упречность волеобразования, рассматриваемую сквозь призму норм права. Последователи данной теории, к которым относятся Г. Ешек, Э. Мецгер, Г. Вельцель, Р. Маурах, несколько изменили это оценочное понятие вины, включив в него определенное материальное содержание. Согласно их позиции, вина - не упречность волеобразования, а сама ошибочность воли, направленной на осуществление противоправного деяния.

Один из видных теоретиков уголовного права Австрии Фридрих Новаковский, выступая сторонником субъективного направления уголовно-правовой теории, признает вину ядром преступления и предлагает основанием наказания считать не совершение деяния, соответствующего составу преступления, а наличие у субъекта определенной внутренней направленности против охраняемого правом блага. Вина, по его мнению, - порок волеобразования, свидетельствующий об отсутствии должного отношения субъекта к благам, ценностям, которые охраняются правом как правовые объекты.

Сторонники объективного направления уголовного права Австрии рассматривают вину как признак, характеризующий субъективную сторону преступления. Так, Т. Риттлер считает, что содержание вины характеризуется тремя признаками: биологическим (достижение возраста уголовной ответственности и вменяемость субъекта), психологическим (внутреннее психическое отношение субъекта к деянию) и нормативным (оценка психического отношения субъекта с позиций правомерности поведения).

Во французской уголовно-правовой литературе господствующее положение занимает теория психологического понятия вины. Еще в позапрошлом веке в учебнике Мари разумение, как волимое и сознаваемое отношение субъекта к результату, рассматривалось как сущность виновности. Несколько позднее французские криминалисты стали определять вину как противоправное направление воли, которая осуществляется действием (или бездействием) личности.

В английском уголовном праве психологическая теория вины также издавна пользуется большим влиянием. Так, И. Бентам более века назад считал, что при рассмотрении преступного деяния должны учитываться: «1) Самый акт, который совершен. 2) Обстоятельства, при которых он совершен. 3) Намеренность, которая могла сопровождать его. 4) Сознательность, несознательность или ложная сознательность, которая могла сопровождать его». Другой английский криминалист XIX в. Д. Стифен утверждал, что «...деяние состоит из произвольных телесных движений, направленных умом на один предмет. Намерение есть во всяком случае необходимое условие преступления, потому что оно необходимое условие деяния... Таковы психические условия, которые принадлежат преступлению, рассматриваемому как деяние». Из понятия вины как психического отношения воли лица, совершившего преступление, к результату исходят и современные английские ученые-правоведы.

Психологическое понятие вины, было подвергнуто достаточно серьезной критике со стороны антропологической и социологической школ уголовного права.

Антропологическая школа, ярчайшими представителями которой были Ч. Ломброзо и Э. Ферри, трактовавшая преступление как биологическое явление, вообще отрицает вину в качестве основания уголовной ответственности. Вводя фатализм в объяснение поведения личности, данная школа полностью игнорирует активную роль человеческого сознания и воли. Созданная этой школой биологическая теория преступности рассматривает уголовное наказание как механическое обезвреживание лиц, опасных для общества. С этой точки зрения преступное действие есть только симптом, а не основание наказуемости. Решающее значение приобретает вопрос не о вине, а о том, к какой категории преступников должно быть отнесено лицо, совершившее правонарушение, ибо меры социальной обороны должны применяться в соответствии с типом преступника, а не с его виной.

Социологическая школа уголовного права, представителями которой выступали Ф. Лист, Ван-Гаммель, А. Принс и другие известные ученые, также стояла на позиции полного отказа от вины и необходимости замены данной категории категорией «опасное состояние». В частности, Ф. Лист писал: «...система детерминизма устраняет по отношению к человеку ответственному, также как то сделала классическая школа по отношению к человеку безответственному, понятие вины, а с ним идею искупления, потому что понятие вины и искупления неотделимо от идеи свободы, которую по традиции нам передала классическая школа». По мнению А. Принса, классическая школа уголовного права ошибочно концентрирует свое внимание на узкой области совершенного деяния, на воле деятеля и проходит мимо той постоянной опасности, которую этот деятель представляет сам по себе. Слабым местом теории «опасного состояния» было не только объективное вменение преступного результата, но и установление уголовной ответственности при отсутствии фактического результата. Именно поэтому, после достаточно резкой критики, Ф. Лист в дальнейшем встал на путь сочетания опасного состояния личности с виной, мер социальной защиты с уголовным наказанием.

Зарубежное законодательство активно использует вину в качестве обязательного признака преступления, однако в уголовно-правовой регламентации данного института существуют определенные особенности.

В уголовном праве Англии и США вина обозначается латинскими словами «mens rеа». За многие столетия существования этого термина накопилось немало его толкований. Он истолковывался английскими и американскими юристами как аморальный мотив, как порочная воля, как злой разум и т.п.

Английский судья Девлин считает, что «mens rеа» включает два элемента: а) намерение совершить деяние и б) знание обстоятельств, которое делает данное деяние преступлением. В весьма авторитетном труде Хелсбери есть утверждение, что «mens rеа» - это «заслуживающее, с юридической точки зрения, порицания психическое состояние». Р. Кросс и Ф. Джонс дают этому понятию другое толкование: «Это любое психическое состояние..., которое прямо или косвенно указано в определении того преступления, которое вменяется в вину».

Таким образом, определения вины в англо-американском уголовном праве весьма противоречивы. Несмотря на то, что некоторые авторы трактуют вину как субъективное состояние, характеризуемое интеллектуальным и волевым моментами, большинство под виной понимает психическое состояние лица, совершающего противоправное деяние. При этом одни говорят о способности сознавать, другие - о намерении и знании, третьи - о сознании и желании, четвертые - о порицаемом психическом состоянии, пятые - о «любом» психическом состоянии и т.д. Данный вопрос, к сожалению, не получил однозначного решения ни в уголовном законодательстве Англии и США, ни в судебной практике этих государств.

Попытку обеспечить единство в понимании и реализации принципа виновного вменения предприняли американские юристы при создании Примерного уголовного кодекса США. В статье 2.02. они закрепили положение, в соответствии с которым «лицо не является виновным в совершении посягательства, если оно не действовало с целью, заведомо, опрометчиво, или небрежно в зависимости от того, что требуется по закону в отношении каждого из материальных элементов этого посягательства». Однако, статья 2.05. содержит исключение из этого правила, благодаря которому требования виновности не применяются: «а) к посягательствам, составляющим нарушение, если соответствующее требование не включено в определение посягательства или суд не решит, что его применение совместимо с эффективным исполнением закона, определяющего данное посягательство; или б) к посягательствам, определенным не кодексом, а другими статутами, в тех пределах, в которых прямо выраженная цель законодателя состоит в установлении за эти посягательства или в отношении любого из их материальных элементов абсолютной ответственности».

Действующий Уголовный кодекс ФРГ также не содержит общего определения вины, несмотря на то, что ряд его норм посвящен вине и ее формам.

Например, § 15 УК ФРГ устанавливает, что «наказуемо только умышленное деяние», если закон прямо не предусматривает наказуемость неосторожного деяния. Признаки, которые характеризуют психическое отношение субъекта к содеянному, косвенно раскрываются в § 16 («Ошибка в фактических обстоятельствах дела») и § 17 («Ошибка в запрете») УК ФРГ. § 16 УК устанавливает: «Кто при совершении деяния не знает об обстоятельстве, которое относится к предусмотренному законом составу преступления, тот действует неумышленно. Наказуемость за неосторожное совершение деяния остается при этом без изменений». §17 гласит: «Когда у лица, совершающего деяние, отсутствует понимание того, что оно действует противоправно, то оно действует невиновно, если оно не могло избежать этой ошибки. Если лицо могло избежать этой ошибки, то наказание может быть смягчено согласно §49, абз.1». В этих нормах четко прослеживается понимание умысла и неосторожности как форм психического отношения лица к фактическим признакам совершенного им преступления, а также то, что основным критерием вины уголовное законодательство Германии провозглашает «сознание противоправности деяния».



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Множественность преступлений
Общие вопросы квалификации преступлений, совершаемых должностными лицами путем использования своего служебного положения
Ювенальная виктимология
Тактические приемы подготовки и особенности проведения некоторых видов очной ставки
Групповая преступная деятельность несовершеннолетних - проблемы правовой регламентации и официального толкования
Вернуться к списку публикаций