2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяУголовное право и процесс — Возбуждение уголовного дела - теоретические и правовые проблемы



Возбуждение уголовного дела - теоретические и правовые проблемы


Стадии возбуждения уголовного дела в уголовном процессе принадлежит особое место. Однако до сих пор остаются нерешенными многие теоретические проблемы правовой природы, сущности, значения этой стадии.

Среди процессуалистов существует мнение, что суть первоначальной стадии процесса состоит лишь в вынесении постановления о возбуждении уголовного дела [1].

Такая точка зрения вызывает целый ряд возражений.

Во-первых, в этой стадии можно принять решение не только о возбуждении, но и об отказе в возбуждении уголовного дела, а также о направлении материалов по подследственности или подсудности.

Во-вторых, анализ действующего законодательства свидетельствует, что рассматриваемая стадия по своему содержанию представляет собой деятельность по приему информации о преступлении; ее оформлению и регистрации; рассмотрению этой информации; проведению, в случае необходимости, проверки для уточнения оснований к возбуждению уголовного дела.

В-третьих, для принятия законного и обоснованного решения в стадии возбуждения уголовного дела должен быть разрешен целый ряд вопросов: является ли сообщение о преступлении поводом к возбуждению уголовного дела; содержатся ли в поводе сведения о признаках преступления; нет ли обстоятельств, исключающих производство по делу; по какой статье Уголовного кодекса может быть квалифицировано преступление; какие меры следует принять для сохранения и закрепления следов преступления; есть ли необходимость проведения предварительной проверки и какие при этом необходимо произвести действия; вправе ли данный орган или должностное лицо разрешить вопрос о возбуждении уголовного дела; подлежат ли материалы передаче по подследственности или подсудности.

В-четвертых, до принятия конкретного решения в стадии возбуждения уголовного дела составляется целый ряд документов: протокол устного заявления, протокол явки с повинной; протокол осмотра места происшествия; объяснения; акты документальных проверок и др.

В-пятых, законом установлен определенный временной срок для производства действий и разрешения вопросов, предшествующих принятию решения в стадии возбуждения уголовного дела.

На наш взгляд, отмеченное заблуждение в некоторой степени связано с тем, что название стадии – «возбуждение уголовного дела» – не совсем верно отражает ее содержание. Это несоответствие давно замечено учеными, поэтому в юридической литературе предлагаются иные названия данной стадии: «рассмотрение (проверка) заявлений и сообщений о преступлениях» [2], «стадия разрешения вопроса о возбуждении уголовного дела» [3] и др.

Любая неточность в праве, а особенно в уголовном процессе, может привести к существенным нарушениям законности. Наименование уголовно-процессуальной деятельности должно точно отражать ее содержание. Представляется, что сущности первоначальной стадии процесса наиболее полно соответствовало бы название «рассмотрение и разрешение сообщений о преступлениях».

Основной задачей первоначальной стадии уголовного процесса является установление наличия или отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела. Однако ни теорией, ни практикой не выработано единого мнения о том, что необходимо понимать под такими основаниями.

По действующему законодательству возбудить уголовное дело можно только при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Некоторые процессуалисты считают, что упоминаемые в ч. 2 ст.108 УПК признаки преступления есть ни что иное, как признаки состава преступления, и для возбуждения уголовного дела необходимо наличие каждого из элементов, характеризующих общественно опасное деяние как преступление [4]. Такое же мнение широко распространено и среди практических работников. Более 70 проц. опрошенных следователей и сотрудников органов дознания под достаточными данными, указывающими на признаки преступления, понимают информацию, которая достоверно свидетельствует обо всех элементах состава преступления. Это приводит к попыткам решить в начальной стадии задачи, перед ней не стоящие. Подобное толкование оправдывает в отдельных случаях несвоевременное возбуждение уголовных дел.

Другие авторы считают, что для решения вопроса о возбуждении уголовного дела необходимо установить только признаки, относящиеся к объективной стороне преступления; признаки деяния и наступивших последствий; общественную опасность, объект, объективную сторону, а для некоторых преступлений – специальный субъект.

В стадии возбуждения уголовного дела нельзя требовать установления всех признаков состава преступления: объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны, поскольку они должны быть установлены в стадии предварительного расследования. Отсутствие каких-либо сведений о субъекте неочевидного преступления (и, соответственно, о виновности) не только не исключает возбуждения уголовного дела, но скорее предполагает необходимость этого.

Таким образом, для решения вопроса о возбуждении уголовного дела должны быть получены данные об общественной опасности, противоправности и наказуемости деяния, о котором поступило сообщение. В литературе высказано мнение, что наказуемость лица также должна устанавливаться на стадии расследования [5]. Однако признаком преступления является предусмотренное в уголовном законе наказание за конкретное деяние, а не наказуемость лица. Определить же, подлежит ли лицо уголовному наказанию или нет, может только суд, а не орган расследования.

На наш взгляд, в законе необходимо четко закрепить, о каких признаках преступления должны быть достаточные данные на момент возбуждения уголовного дела. Как представляется, такими признаками являются общественная опасность, противоправность и наказуемость деяния. Если обязательным признаком состава преступления является специальный субъект, то при его отсутствии исключается и противоправность деяния. Поэтому нет необходимости включать его в перечень признаков, подлежащих установлению в стадии рассмотрения и разрешения сообщений о преступлениях.

Закон не требует к моменту возбуждения уголовного дела достоверного и полного установления вышеназванных признаков. Вопрос о достаточности фактических данных в каждом конкретном случае должен решаться должностным лицом по своему внутреннему убеждению. Однако, если имеются сомнения, он обязан в соответствии со ст.109 УПК произвести предварительную проверку поступивших сведений.

В связи с этим на протяжении многих лет спорным остается вопрос о юридической природе действий, производимых в ходе предварительной проверки, разрешение которого имеет важное теоретическое и практическое значение.

Закон называет в качестве методов предварительной проверки: получение объяснений; истребование необходимых предметов и документов и представление их любыми гражданами; производство ревизий; документальных проверок. На практике в стадии возбуждения уголовного дела проводятся инвентаризации, контрольные закупки, а также специальные исследования.

По мнению ряда ученых, деятельность до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела не является процессуальной. Сторонники этой точки зрения считают, что уголовно-процессуальные отношения возникают только после возбуждения уголовного дела, а в уголовно-процессуальные формы могут облекаться только следственные действия [6].

Согласиться с этим нельзя. Если возбуждение уголовного дела есть стадия уголовного процесса, то деятельность, производимая на этой стадии, не может не быть процессуальной. Недопустимо также сводить процессуальные действия только к следственным. Последние производятся исключительно в целях обнаружения, закрепления и проверки доказательств. Их круг четко определен и регламентирован законом. Понятие же процессуальных действий гораздо шире. Они включают в себя как следственные, так и иные действия, с помощью которых не только получают доказательства, но решают и другие задачи уголовного процесса. Например, такие действия, как получение объяснений и производство ревизий, направлены на то, чтобы иметь доказательственную информацию, а привод обвиняемого или получение образцов для сравнительного исследования – на подготовку и создание условий для производства следственных действий. Прав В.М.Савицкий, полагавший, что отрицание процессуального характера действий, производимых до возбуждения уголовного дела, «проистекает, вероятно, из-за терминологического отождествления процессуальных действий со следственными, в то время как отношение между первыми и вторыми суть отношения рода и вида» [7]. В то же время С.Бажанов считает, что «всякое следственное действие всегда, строго говоря, процессуально, а всякое процессуальное, в широком смысле слова, есть действие следственное» [8]. Такое же неправомерное, на наш взгляд, отождествление процессуальных и следственных действий допускает и И.Л.Петрухин, который пишет, что в случае признания действий, совершаемых до возбуждения уголовного дела, процессуальными «стирается грань между получением показаний (процессуальные действия) и объяснений (непроцессуальные действия), проведением экспертизы (процессуальное действие) и получением ведомственных заключений (непроцессуальные действия) и т.д.» [9]. Однако запрещение производить следственные действия до возбуждения уголовного дела вовсе не исключает уголовно-процессуального характера тех действий, которые разрешены законом и проводятся на первоначальной стадии уголовного процесса – получение объяснений, истребование необходимых материалов, представление предметов и документов любыми гражданами; производство ревизий, документальных проверок.

Нельзя также согласиться с мнением, что деятельность до возбуждения уголовного дела является по своей природе административной [10]. Вряд ли верно мнение о том, что при однородности применяемых способов должен быть обязательно одинаковым и характер деятельности. При помощи одних и тех же методов могут выполняться различные функции. Ведь ни у кого не возникает мысль, что деятельность, осуществляемая, например, на таких стадиях уголовного процесса, как кассационное или надзорное производство, по своей природе является административной. Хотя в этих стадиях никаких следственных действий не производится, а так же, как и в стадии возбуждения уголовного дела, получают объяснения, истребуют и принимают представленные гражданами дополнительные материалы. С помощью таких действий, как получение объяснений, истребование необходимых предметов и документов, могут осуществляться и прокурорский надзор, и административная деятельность правоохранительных органов, и ведомственное расследование. Однако очевидно, что характер этих видов деятельности совершенно различен. Точно также не может быть административной деятельность по проверке заявлений и сообщений о преступлениях.

Даже в тех случаях, когда в результате проверки выясняется, что событие или состав преступления отсутствует, а имеет место, например, административный проступок, способы установления этого факта, как и решение об отказе в возбуждении уголовного дела, предусмотрены уголовно-процессуальным законом, составляют содержание первой стадии уголовного процесса и, следовательно, являются процессуальными [11].

Наконец, еще одна позиция авторов, отрицающих уголовно-процессуальный характер предварительной проверки, заключается в обосновании мнения, что «по своей природе деятельность по обнаружению признаков преступления является розыскной деятельностью» [12]. Сторонники данной точки зрения разделяют оперативно-розыскную деятельность на оперативную (негласную) и розыскную (гласную) деятельность. К последней они относят такие способы проверки заявлений и сообщений о преступлении, как истребование необходимых материалов и получение объяснений.

Однако оперативно-розыскные меры регламентированы законом «Об оперативно-розыскной деятельности», осуществляются оперативными работниками и направлены, прежде всего, на раскрытие преступлений. Предварительная же проверка регламентирована, хотя и недостаточно четко, уголовно-процессуальным законодательством, проводится, как правило, лицами, осуществляющими процессуальную деятельность, и направлена на установление признаков преступления.

Тем не менее существует мнение, что получение объяснений и истребование материалов не могут быть процессуальными, так как закон не устанавливает их подробной регламентации, а лишь называет их. На первый взгляд это утверждение не лишено смысла [13]. Но различие между процессуальными и непроцессуальными (оперативно-розыскными) действиями состоит в том, что первые производятся гласно, открыто и отсутствие в законе детальной регламентации получения объяснений, истребования материалов и проведения специальных исследований является пробелом, который может и должен быть восполнен, а вторые осуществляются негласным путем, когда разглашение источника информации недопустимо. Именно поэтому процессуальный закон, не раскрывая содержания, только называет оперативно-розыскные меры, регламентация же их возможна лишь в законе «Об оперативно-розыскной деятельности» и специальных нормативных актах.

Следует отметить, что многие авторы, рассуждающие о характере деятельности до возбуждения уголовного дела, непоследовательны в своих суждениях.

Например, П.Г.Марфицин сообщение о происшествии рассматривает в качестве основания для начала непроцессуальной проверки, производимой, по его же определению, на «... этом отрезке уголовно-процессуальной деятельности» [14].

Л.Н.Масленникова в вышеуказанной работе на с.39 пишет: «Деятельность в стадии возбуждения уголовного дела,... по нашему мнению, является процессуальной, ибо она урегулирована нормами УПК», а на с.40 – «Получение в стадии возбуждения уголовного дела...вне процессуальной формы практически той же информации и из тех же источников, что и в процессе расследования, порождает в стадии возбуждения уголовного дела не регламентированные законом фактические отношения, которые процессуальными не являются».

Подобные противоречия, на наш взгляд, объясняются отсутствием логики в рассуждениях авторов, пытающихся уголовно-процессуальную деятельность и возникающие при этом отношения вывести за рамки уголовного процесса.

Принимая заявление, разъясняя заявителю его права и обязанности, решая вопрос о предварительной проверке, получая объяснения и необходимые документы, должностные лица действуют на основе норм уголовно-процессуального права, и поэтому их деятельность не может не считаться уголовно-процессуальной.

Таким образом, суть первоначальной стадии уголовного процесса состоит в рассмотрении и разрешении заявлений и сообщений о преступлении и производстве, в необходимых случаях, процессуальных действий (получение объяснений, истребование необходимых материалов, производство ревизий, документальных проверок и др.), направленных на установление признаков преступления с тем, чтобы принять законное и обоснованное решение о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела. При этом необходимо отметить, что проверка заявлений и сообщений о преступлениях не является обязательным элементом процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела. Ее следует проводить только в исключительных случаях, когда в самом заявлении (сообщении) не усматриваются достаточные данные, указывающие на признаки преступления. Если же такие признаки налицо, компетентные органы и должностные лица в соответствии с законом обязаны возбудить уголовное дело немедленно.



[1] Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С.231; Балашов А. Действительно ли возбуждение уголовного дела – первоначальная стадия уголовного процесса?// Соц. законность. 1989. № 8. С.53.

[2] Васильев А.Н. Рассмотрение сообщений о совершенных преступлениях. М., 1954; Махов В.Законодательство о возбуждении уголовного дела// Законность. 1997. № 1. С.34.

[3] Бородин С.В. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела – стадия советского уголовного процесса// Тр. Всесоюзного науч.-исследоват. института МВД СССР. 1972. № 23. С.67; Пидюков П.П. Отказ в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. Автореф. дисс....канд. юрид. наук. Киев. 1990. С.14.

[4] См.: Чельцов М.А. Указ. соч.. С. 233–236; Павлов Н.Е. Обнаружение преступлений (уголовно-процессуальный аспект). М., 1995. С.9

[5] См.: Химичева Г.П. Рассмотрение милицией заявлений и сообщений о преступлении. М., 1997. С.56.

[6] См.: Чельцов М.А. Указ. соч. С.233; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С.182; Гальперин И.М. Взаимодействие государственных органов и общественности по борьбе с преступностью. М., 1972. С.111.

[7] Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. М., 1975. С.97.

[8] Бажанов С. Оправдана ли так называемая доследственная проверка //Законность. 1995. № 1. С.52.

[9] Петрухин И.Л. Право на защиту и проблема упрощения судопроизводства //Адвокатура и современность. М., 1987. С.50.

[10] См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992. С.88.

[11] См. также:.Усков Р.Г. О некоторых вопросах предварительной проверки в стадии возбуждения уголовного дела //Следователь. 1998. № 9. С.50.

[12] 3ажицкий В.И. Правовая регламентация деятельности по обнаружению признаков преступления //Правоведение. 1992. С. 100–106.

[13] Масленникова Л.Н. Правовая природа проверочных действий и совершенствование их производства органами внутренних дел //Совершенствование правовой основы расследования преступлений органами внутренних дел. Сб. науч. тр. Академии МВД СССР. М., 1991. С.45.







Интересное:


Понятие доказательств по уголовному делу и их свойства
Обычный подарок или взятка
Исполнительное производство как способ принудительного взыскания денежных средств
Понятие и сущность принципа состязательности и равноправия сторон в современных условиях
Особый порядок судебного разбирательства в системе уголовного процесса РФ
Вернуться к списку публикаций