2008-07-26 01:38:03
ГлавнаяУголовное право и процесс — Похищение человека: регламентация ответственности по действующему законодательству



Похищение человека: регламентация ответственности по действующему законодательству


Столь противоречивые подходы к определению соотношения «неоднократности» и «рецидива» свидетельствуют о том, что система указанных квалифицирующих признаков нуждается в совершенствовании. Тем более, что признаки «неоднократность» и «рецидив» конкретизируют содержание друг друга и отражают различную типовую степень общественной опасности. Повышенная общественная опасность, деяния ранее судимого лица заключается именно в том, что оно совершено, несмотря на отрицательную оценку, данную от имени государства судом прошлому поведению преступника, несмотря на оказанное однажды на него исправительное воздействие. В связи с этим представляется, что в законодательном порядке необходимо более четко разграничить понятия «неоднократности» и «рецидива». Следует отметить, что в теории уголовного права эти два вида повторности разграничивались следующим образом: 1) повторность преступлений, не связанная с осуждением виновного за ранее совершенное преступление (фактическая повторность, которая делилась в свою очередь на неоднократность, систематичность и совершение преступлений в виде промысла); и 2) повторность преступлений, связанная с осуждением виновного за ранее совершенное им преступление (рецидив). По мнению В.П. Малкова, которое нам представляется наиболее верным, под «неоднократностью» следует понимать случаи совершения преступного деяния два или более раз, когда виновный не привлекался к уголовной ответственности и за них несет уголовную ответственность одновременно.

Поэтому предлагаем сформулировать положения ч.1 ст. 16 УК РФ следующим образом: «Неоднократностью преступлений признается совершение двух и более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи настоящего Кодекса, ни за одно из которых виновный не привлекался к уголовной ответственности. Совершение двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями настоящего Кодекса, ни за одно из которых виновный не привлекался к уголовной ответственности, может признаваться неоднократным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса». Кроме того, необходимо, чтобы учет неоднократно совершаемых преступлений осуществлялся в пределах установленных законов сроков давности уголовного преследования, а учет прежней судимости при совершении судимым лицом нового тождественного или однородного преступления (специальный рецидив) - в пределах предусмотренных законом сроков погашения и снятия судимости. Для этого ч.2 ст. 16 целесообразно изложить в следующей редакции: «Преступление не признается совершенным неоднократно, если за ранее совершенное преступление лицо было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности либо истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности». Тем самым удалось бы преодолеть логическое несоответствие, возникающее в тех случаях, когда одинаково квалифицируются два и более деяния, совершенные до осуждения за одно из них, и одно деяние совершенное после осуждения за такие же или однородные преступления и до снятия или погашения судимости за них.

Ответственность за похищение человека с применением насилия, опасного для жизни или здоровья либо с угрозой применения такого насилия предусмотрена п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ. Под опасным для жизни или здоровья понимается такое насилие, которое повлекло причинение потерпевшему тяжкого, средней тяжести либо легкого вреда здоровью. Опасным для жизни или здоровья потерпевшего следует считать и такое насилие, которое хотя не повлекло названных выше последствий, однако в момент применения создавало реальную опасность для жизни или здоровья. При этом следует учитывать интенсивность насилия, орудия преступления, куда и чем наносились удары и причины, в силу которых не наступили более тяжкие, но объективно возможные, исходя из характера действий преступников, последствия. Судебная практика квалифицирует как похищение человека с применением насилия опасного для жизни и здоровья потерпевшего и случаи введения в организм потерпевшего опасных для жизни или здоровья сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ с целями приведения его таким способом в беспомощное состояние.

По мнению, В.М. Пучнина, если при похищении человека, последнему был причинен легкий, средней тяжести или тяжкий вред здоровью - содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений. С этой позицией едва ли можно согласиться. В этом случае причинение вреда здоровью любой степени тяжести совершается именно в целях преодоления сопротивления потерпевшего при его похищении. Иными словами, совершенные деяния имеют между собой достаточно общих объективных и субъективных признаков, объединены единой целью, местом и временем совершения, поэтому они полностью охватываются составом похищения человека с применением насилия опасного для жизни и здоровья и должны квалифицироваться по п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ как единое преступление. Если же в результате похищения человека (ст. ч.2 126 УК РФ) наступили последствия в виде причинения легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью потерпевшего, то отношение к ним со стороны виновного лица может определяться как прямым, так и косвенным умыслом. Для того, чтобы обосновать этот вывод полагаем необходимым выявить различия между прямым и косвенным умыслом.

Любой волевой поступок человека, в том числе и преступление, совершается под контролем сознания; общественно опасное деяние, то есть преступление - это действие или бездействие, совершенное лицом, способным сознавать характер и последствия своих поступков и действовать в соответствии с этим сознанием. «Всякое волевое действие, - подчеркивает А.А. Пионтковский, предполагает в той или иной мере осмысливание условий, в которых действует лицо, и тех путей, которые могут привести к наступлению поставленной цели. Во всей своей деятельности люди на основе критической переработки в сознании представлений об окружающем мире ставят цели для своего практического поведения. Это имеет место при совершении как правомерных, так и общественно опасных действий. Поэтому по своему психологическому содержанию вина включает в себя не только волевой, но и интеллектуальный момент». Интеллектуальный элемент умысла отражает процессы, происходящие в сфере сознания субъекта и характеризуется двумя основными признаками: 1) сознания общественной опасности и противоправности совершаемых действий и 2) предвидения их общественно опасных последствий.

Действующее законодательство (ст. 25 УК РФ) и теория уголовного права делают различия в содержании прямого и косвенного умысла, обращая внимание на то, что интеллектуальный элемент прямого умысла характеризуется сознанием противоправного деяния и предвидения, как правило, неизбежности, а в отдельных случаях -реальной возможности наступления последствий. А при косвенном умысле возможность наступления последствий предвидится как реальная, если субъект считает эти последствия закономерным результатом развития причинной связи именно в данном конкретном случае. Если же лицо, сознавая закономерность наступления последствий во многих других схожих ситуациях, не распространяет ее на данный конкретный случай, то о предвидении последствий можно говорить лишь как об абстрактной возможности, т.е. отвлеченной от данного конкретного случая. Содержание косвенного умысла состоит в том, что лицо, сознавая характер своего деяния, предвидит реальную возможность наступления последствий и сознательно их допускает. Таким образом, оба вида умысла различаются все же по содержанию интеллектуального момента. При прямом умысле субъект предвидит возможность или неизбежность, а при косвенном, как правило, - реальную возможность наступления преступных последствий.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


Квалификация коммерческого подкупа по УК РФ
Коррупция в милиции
Личность обвиняемого как объект уголовно-процессуальных отношений (познания)
Некоторые вопросы ответственности за организацию преступного сообщества
История становления состязательности в уголовном процессе России
Вернуться к списку публикаций