2008-07-26 01:38:03
ГлавнаяУголовное право и процесс — Похищение человека: регламентация ответственности по действующему законодательству



Похищение человека: регламентация ответственности по действующему законодательству


На практике, как отмечают, 87 % опрошенных, весьма сложно отграничить похищение человека из корыстных побуждений (п.з ч.2 ст. 126 УК РФ) от захвата заложников (п. з ч.2 ст. 206 УК РФ) из тех же побуждений. Внешне эти преступления обладают определенной схожестью по признакам объективной и субьективной стороны преступления, различаясь формально по направленности преступлений (по объекту посягательства). Группируя преступления по главам УК законодатель учитывает основную направленность данного преступления, наиболее важную часть общественных отношений, на которые оно посягает, главный объект. Уголовный закон 1996 г. провел разграничение по объекту преступного посягательства между похищением человека и захватом заложника (ст. 206 УК РФ), признав последнее преступлением против общественной безопасности (глава 24 УК РФ). Представляется, что отнесение захвата заложника к преступлениям против общественной безопасности оправданно и теоретически и практически. Это деяние причиняет вред не столько интересам отдельной личности, сколько более широкому кругу общественных отношений- безопасным условиям жизни многих людей, общества в целом. Захваты заложников, как показывает практика, могут повлечь за собой нанесение политического и экономического ущерба России в ее международных отношениях, привести к срыву либо отсрочке принятия решений, имеющих важное межгосударственное значение. Поэтому борьба с захватом заложников является задачей всего мирового сообщества и регламентирована Международной конвенцией, принятой Генеральной Ассамблеей ООН (1979 г.). В то же время следует учитывать, что как и похищение человека, захват заложников многообъектное преступление. Его основной непосредственный объект - общественная безопасность, дополнительные и факультативные непосредственные объекты - личная свобода, жизнь, здоровье человека, отношения собственности.

Производя квалификацию по объекту преступления мы сталкиваемся с рядом трудностей. В частности, объект преступления, как правило, недоступен для прямого восприятия. В отличие от других элементов преступления его подчас трудно установить и путем снятия показаний виновных лиц, свидетелей, потерпевших, Ведь нередко эти лица не имеют ясного представления, просто не понимают вопроса об объекте преступления. Обычно свидетели и другие допрашиваемые следователем, прокурором, судьей граждане дают показания о других элементах преступления: каким способом, в какое время, в какой обстановке было совершено преступное посягательство, какой материальный ущерб был нанесен преступным поведением виновного лица. Определение объекта преступления в этих случаях происходит косвенно - путем установления и анализа других элементов преступления. Объект преступления вообще не может быть единственным критерием квалификации и разграничения преступлений. Это вытекает уже из того, что любое преступление - это неразрывное единство всех его элементов и соответственно состав преступления предполагает также неразрывное единство - совокупность всех его признаков. Только учет всех этих признаков в совокупности может дать исчерпывающую правовую характеристику преступления. Нельзя согласиться с В.Н. Кудрявцевым, который допускает в отдельных случаях возможность разграничения преступлений только по объекту преступления. «В большинстве случаев, - пишет В.Н. Кудрявцев, - объект не является единственным разграничительным признаком преступления. Нередко различие в объектах двух преступлений связано с различием и других элементов». Более верным было бы утверждение о том, что всегда, во всех случаях объект преступления не может быть единственным критерием для квалификации и разграничения преступлений. Поэтому полагаем правильным считать, что установление объекта преступного посягательства служит как бы предварительной программой для выбора той группы смежных составов, среди которых нужно будет уже более тщательно искать необходимую норму. Нередко различие в объектах двух преступлений связано с различием и других элементов. Иными словами, существует взаимосвязь двух или нескольких разграничительных признаков, включая признаки объекта преступления. В частности, с большей или меньшей точностью определяет круг тех общественных отношений, на которые могло быть совершено преступное посягательство - характер объективной стороны.

Объективную сторону преступления, предусмотренного ст.206 УК РФ, составляет захват или удержание лица в качестве заложника». При этом под захватом заложника одни авторы понимают незаконное насильственное ограничение свободы передвижения человека. Другие полагают, что захват - это не что иное как завладение человеком с последующим ограничением свободы его передвижения. По нашему мнению, для захвата заложника факт перемещения потерпевшего необязателен, но может иметь место. Таким образом, хотя захват заложника и не всегда связан с его похищением, но при похищении человека всегда имеет место захват человека с последующим перемещением его в другое место, где потерпевший может удерживаться. По поводу толкования понятия «удержания лица в качестве заложника» в литературе нет серьезных разногласий. Под ним понимается незаконное насильственное воспрепятствование в оставлении лицом определенного места нахождения (т.е. лишение свободы). Похищение человека (ст. 126 УК РФ) состоит, как правило, из трех последовательных действий - изъятие человека из его микросоциальной среды (захват, завладение), перемещение и удержание (лишение свободы). Освобождение заложника ставится в зависимость от выполнения требований виновного лица, обращенных к государству, организации или гражданину. Казалось бы, выдвижение условий для освобождения заложника является обязательным и отличительным признаком состава преступления, описанного в ст. 206 УК. При этом требования лиц, захвативших заложников, по своему характеру могут быть различными: требование выезда за границу, освобождение арестованного или осужденного, представление оружия, транспорта, денег, наркотиков и т.д. В то же время предъявляемые требования могут быть и материального характера. Например, в качестве условия освобождения заложника преступники могут требовать имущество (выкуп).

Однако мы никак не можем согласиться с В.Ф. Карауловым, который полагает, что если имеет место захват лица с последующим перемещением в другое место, дальнейшим удержанием и выдвижением требований получения определенных сумм денег или имущества (выкупа) как условия освобождения потерпевшего, то подобное деяние необходимо квалифицировать как захват заложника, а не как похищение человека. Если же при этом выдвигаются дополнительно и иные требования, то это также квалифицируется по ст. 206 УК. В качестве аргумента, подтверждающего свое мнение он указывает на отсутствие в ст. 126 УК РФ прямого указания на наличия обязательного условия освобождения при похищении человека из корыстных побуждений -получение виновным определенной суммы денег или имущества. Предложения указанного автора вполне объясняются желанием разрешить квалификационную проблему, однако противоречат криминологической реальности. Хотя в ст. 126 УК прямо и не предусмотрено, что для освобождения похищенного человека выдвигаются какие-либо условия, однако в действительности при совершении похищения человека из корыстных побуждений виновные весьма часто предъявляют к нему самому или к близким ему лицам требования имущественного характера. Поэтому-то на практике и сложно отграничить похищение человека из корыстных побуждений (п.з ч.2 ст. 126 УК РФ) от захвата заложников (п.з ч.2 ст. 206 УК РФ) в тех случаях, когда условием освобождения лиц является получение денег, имущества и др.

Весьма сложно разграничить комментируемые преступления и по адресату требований. В юридической литературе высказано мнение, что если третьи лица (объекты понуждения) не связаны никакими отношениями с потерпевшими и не имеют никаких личностных обязательств перед ними, то налицо захват заложников. Если же между объектами понуждения существуют какие-либо связи и отношения (например, родственные, коммерческие и т.п.) и именно из-за наличия этих связей к ним предъявляются требования-то налицо похищение человека. Другие авторы утверждают, что если требование денег, имущества предъявлено самому потерпевшему (или потерпевшим), то действия виновных квалифицируются по п. «з» ч. 2 ст. 126 УК. Если же подобные требования адресованы иным лицам, государству или организациям, то квалификация проводится по п.з ч.2 ст. 206 УК. Эту позицию разделяют 40% правоприменителей. По нашему мнению, согласно прямому указанию ст. 206 УК РФ эти требования предъявляются государству, организации или гражданину. А это значит, что этим гражданином (как адресатом требования) вполне может быть потерпевший или его близкие родственники, как и в случае похищения человека из корыстных побуждений. С данной точкой зрения согласны 60 % опрошенных.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


Обычный подарок или взятка
Ответственность за мошенничество по зарубежному уголовному законодательству
Процесс доказывания в уголовном судопроизводстве и его элементы
Институт рецидива преступлений в аспекте принципов уголовного права
Новые тенденции международной уголовной политики в законодательном регулировании защиты участников уголовного процесса
Вернуться к списку публикаций