2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяУголовное право и процесс — Виды и способы измерения причиненного вреда в уголовном праве



Виды и способы измерения причиненного вреда в уголовном праве


Преступление, или общественно опасное и вредоносное поведение человека, подлежит уголовно-правовой оценке и измерению. В зависимости от целей эта оценка производится на различных уровнях, оцениваются или измеряются различные свойства преступления. Так, законодатель оценивает типовую степень опасности вида преступления при выборе санкции, отдельных свойств этого преступления - при выделении квалифицирующих или особо квалифицирующих составов. Органы дознания и следствия определяют тяжесть конкретно совершенного преступления при квалификации, выборе меры пресечения. Суд оценивает и измеряет свойства совершенного преступления при назначении справедливого наказания.

Проблема состоит в том, что преступление как социальное явление не подлежит непосредственному измерению в общепринятых величинах. Его свойства не всегда позволяют непосредственно применить физические приемы и методы измерения и получить результат в точных цифрах. Это не только уголовно-правовая, но и общеметодическая проблема. Одни ученые считают, что измерение в прямом смысле этого слова применимо только к физическим величинам и связано с понятиями «число», «величина». С этих позиций принципиально не поддаются измерению многие свойства и явления общественной жизни, в первую очередь, связанные с человеком: эмоции, желания, установки. В этой сфере речь может идти об определенных видах классификации [1, с. 28-29] . Другие ученые полагают, что измерение возможно как в физической, так и в нефизической сфере [2, с. 154]. Эта позиция приобретает все большее число сторонников в науке и применяется на практике. В частности, в науках об обществе и человеке выделяются два уровня измерений: низший, включающий классификацию, нумерацию, цифровое обозначение и упорядочение, и так называемый высший уровень, который соответствует физической сфере измерений. На этой основе значительно расширился диапазон измерений явлений социальной жизни и появились такие направления, как эконометрия, психометрия, социометрия и т.д. [1, с. 43]. По нашему мнению, такое решение этой проблемы является методологически и практически более верным и более приемлемым для уголовного права. Тяжесть совершенного преступления может быть измерена вне математических приемов и выражена вне числовых показателей. Количество может быть определено и более простыми способами измерения, которые используются в обыденном и научном мышлении как самостоятельные. Это чувственно-непосредственное познание количества, выражающееся в формах естественного языка: сравнительная степень прилагательных и наречий, единственное и множественное число (много, мало, больше и т.д.). Такие «полуколичественные» понятия и оценки используются и в уголовном процессе при доказывании количественных оценок событий, явлений, улик [3, с. 476].

Одним из свойств преступного деяния, которое подлежит измерению, является преступный вред. Являясь заключительным этапом преступления, вред вбирает в себя общественно опасные свойства, присущие всему деянию. Размер причиненного вреда влияет на степень общественной опасности деяния и выступает на первый план при признании его преступным, при квалификации преступления, при назначении наказания.

Изучение уголовных дел, направленных на дополнительное расследование, отмененных и измененных приговоров показывает, что практические органы испытывают затруднения и допускают ошибки при учете и оценке преступного вреда. Можно выделить три основные группы ошибок, допускаемых судебно-следственными органами. В первую группу входят ошибки, которые имеют место при установлении факта причинения вреда в процессе квалификации преступлений. Органы предварительного следствия не полностью выявляют или неправильно определяют характер и размер причиненного вреда. При совершении групповых преступлений не всегда уточняется сумма ущерба, причиненного каждым участником преступления. Вторая группа ошибок связана с неправильной оценкой размера причиненного вреда при квалификации преступлений с оценочными признаками типа: «значительный ущерб потерпевшему», «существенный вред», «тяжкие последствия» и т.п. Эти ошибки свидетельствуют о том, что работники судебно-следственных органов не всегда знают содержание оценочных понятий или не умеют правильно определить размер причиненного вреда. Третья группа ошибок допускается судами при назначении наказания. Проведенные нами исследования показывают, что во многих случаях отмена приговоров в связи с назначением чрезмерно мягкого либо чрезмерно сурового наказания связана с неправильной оценкой либо учетом не в полной мере размера причиненного вреда.

Серьезные трудности в судебной практике вызывает установление нематериального (морального, психического) вреда. Органы дознания и следствия плохо представляют себе сущность этого вреда, не знают способов его определения и возмещения , допускают ошибки при оценке.

Трудности и ошибки в становлении размера вреда в судебной практике связаны с отсутствием теоретических разработок понятия размера вреда, его видов, способов и единиц измерения. Это, в свою очередь, препятствует выработке методик измерения конкретных видов вреда. Уголовный и уголовно-процессуальный законы достаточно часто содержат указания на необходимость установления и учета размера преступного вреда. Так, в ст. 68 УПК РСФСР содержится требование доказывания размера причиненного ущерба по каждому уголовному делу. Возникает вопрос, что же такое размер преступного вреда. Анализ уголовного и уголовно-процессуального законодательства показывает, что под размером вреда понимается, прежде всего, количественная характеристика причиненного вреда, его величина. Это означает, что причиненный преступлением вред поддается измерению, т.е. это исчисляемое или измеряемое свойство, и имеются соответствующие единицы и способы измерения. В результате такого измерения мы должны получить числовые данные, характеризующие размер конкретного вида вреда. В более широком, теоретическом аспекте, позволяющем соотнести общие понятия преступления (ст. 14 УК РФ) и общее понятие вреда, можно дать следующее определение размера преступного вреда:

размер преступного вреда - это (объем, тяжесть вредных изменений) разница между фактическим состоянием, которое возникло вследствие совершения преступления и характеризуется утратой либо невозможностью получения социального блага, и тем состоянием, которое было до совершения преступления.

Теоретическое и практическое значение имеет вопрос о способах измерения вреда. Анализируя основные понятия теории измерений, чешский философ, специалист в области логики и методологии наук К. Берка пишет, что в самом широком смысле измерение понимается как присвоение числовых выражений объекту измерения, что служит для их репрезентации (представления) на основе отдельных законов или правил, и полученный числовой результат позволяет осмысленно выводить существенные заключения об определенных свойствах объекта измерения [1, с. 32].

Применительно к уголовно-правовому измерению преступного вреда приведенные выше положения означают, что способы определения размера вреда зависят от характера вреда и его количественных показателей - способности к изменению. Так, в зависимости от способности к изменению преступный вред можно разделить на изменяющийся по величине (экстенсивный) и неизменяющийся по величине (неэкстенсивный). Измерение экстенсивных величин связано с познанием определенного дискретного количества - количества, которое характеризуется прерывностью и раздельностью во времени и пространстве [1, с. 54-55, 96] . Оно представляет мощность или множество единиц, которое исчисляется при помощи счета и может быть выражено определенным числом или признаком.

Изменяющийся по величине преступный вред подлежит измерению вреда в числовых показателях, характеризующих вес, количество (объем), стоимость. Например, размер незаконного дохода либо размер ущерба определяются в зависимости от стоимости утраченного, уничтоженного, похищенного либо незаконно полученного имущества. Одним из способов измерения количества вреда в уголовном праве выступает счет. С помощью счета устанавливается «количество или число элементов некой совокупности (класса, множества) объектов, обладающих, по крайней мере, одним общим свойством» [1, с. 135] . Исчисление используется в уголовном праве при определении величины различных видов вреда - незаконного дохода, экологического ущерба, вреда здоровью людей и т.д. Так, при решении вопроса о наличии признаков крупного ущерба при незаконном предпринимательстве в форме нелегального выпуска продукции (ст. 171 УК РФ) органы следствия и суда должны исходить из общего количества продукции и товаров, их стоимости.

С познанием дискретного количества связано и уголовно-правовое измерение в случае умышленного убийства двух или более лиц п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Количественное увеличение случаев причинения одного вида вреда часто используется в законе при выделении квалифицирующих обстоятельств - заражение венерической болезнью двух или более лиц (ч. 2 ст. 121 УК РФ); склонение к употреблению наркотических веществ двух или более лиц (п. «в» ч. 2 ст. 230 УК РФ); смерть двух или более лиц (ч. 3 ст. 264 УК РФ). Количественное увеличение случаев причинения одного вреда является и элементом неоднократности совершения преступлений одним лицом, например, одновременное получение взятки от нескольких лиц, если в интересах каждого из взяткодателей совершаются отдельные действия (п. «б» ч. 4 ст. 290 УК РФ) . В отдельных случаях закон оперирует такими показателями размера причиненного вреда, как, например, массовое уничтожение растительного или животного мира (ст. 358 УК РФ), массовая гибель животных, массовое заболевание людей (ч. 2 и ч. 3 ст. 247 УК РФ) . При совершении этих преступлений мощность, объем образуются за счет увеличения однородных частей. Любая из образовавшихся величин теоретически исчислима.

Выбор способа измерения и соответствующих ему числовых показателей во многом определяется характером причиненного вреда, его способностью к изменению. Некоторые виды изменений, происходящие в объекте посягательства, состоят из одной величины, предстают в одном размере, иными словами, они не имеют размерности. Такие величины в теории измерения называются неэкстенсивными, т.е. это величины постоянные, не увеличивающиеся в своем едином содержании [1, с. 96, 106]. Неизменяющийся (неэкстенсивный) по величине вред, причиненный одному непосредственному объекту посягательства, достаточно широко представлен в уголовном праве. Например, это смерть при убийстве одного человека (ст. 105 УК) . Этот вред не может быть в своем физическом состоянии большим или меньшим по размеру, разбиваться на части и т.д. Величины, не имеющие размерности, описываются в уголовном законе без указания на размер вреда, например, «Убийство» (ст. 105 УК РФ). В таких случаях характер и размер вреда настолько взаимосвязаны между собой, что данное свойство вреда может существовать только при такой величине. Поэтому установление характера и размера вреда происходит практически одновременно и неразрывно. Такие величины представляют постоянную (типовую) степень вредности или тяжести причинения вреда и сами по себе не могут быть более или менее тяжкими. Изменение степени опасности такого вреда, помимо увеличения количества случаев, связано с влиянием на степень опасности иных обстоятельств деяния, например, вины. Так, убийство (ст. 105 УК РФ) является тяжким преступлением, а причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ) относится к менее тяжким.

Постоянная величина причинения вреда свойственна многим преступлениям с нематериальным вредом. Можно указать на такие деяния, как торговля несовершеннолетними (ст. 152 УК РФ) , подмена ребенка (ст. 153 УК РФ) и др. Во всех этих случаях с учетом ценности объекта посягательства сам факт (характер) причинения вреда уже свидетельствует о конкретной величине, которая и определяет степень общественной опасности этих деяний.

Для некоторых преступлений увеличение количества вреда происходит не за счет множества отдельных частей, а путем непрерывного увеличения одного вредного свойства. Здесь вредное изменение также может происходить по частям, но эти части взаимосвязаны, соприкасаются друг с другом, развиваются в одном непосредственном объекте посягательства. Такие особенности количественных изменений были отмечены еще Аристотелем: «Что касается количества, то одно раздельно, другое непрерывно, и одно состоит из частей, имеющих определенное положение по отношению друг к другу, а другое из частей, не имеющих такого положения» [4, с. 164] . Непрерывность причинения вреда характерна для преступлений, которые совершаются длительное время. В таких случаях вредное изменение происходит не одномоментно, а постепенно, как бы накапливаясь. Такой процесс увеличения вредного воздействия может происходить при незаконном обращении с радиоактивными материалами, которые вызывают повышение радиационного фона (ст. 220 УК РФ); при загрязнении атмосферы (ст. 251 УК РФ) . Измерение непрерывного процесса причинения вреда связано с установлением временных и пространственных границ вредного воздействия, интенсивности воздействия, вредных свойств источника, количества пораженных объектов. Например, такое деяние, как самовольная отлучка из части военнослужащего срочной службы, образует воинское преступление, если она была продолжительностью свыше двух суток, но не более десяти суток (ч. 1 ст. 337 УК РФ). Более тяжким воинским преступлением является самовольное оставление части или места службы военнослужащим срочной службы продолжительностью свыше десяти суток, но не более месяца (ч. 3 ст. 337 УК РФ). Самовольное отсутствие продолжительностью свыше месяца является особо отягчающим обстоятельством (ч. 4 ст. 337 УК РФ). Таким образом, время отсутствия военнослужащего в этих преступлениях характеризует размер вреда, причиняемый непосредственному объекту.

Определение размера ущерба через исчисление времени причинения вреда характерно для таких преступлений, как побег из мест лишения свободы (ст. 313 УК РФ), хулиганство (ст. 213 УК РФ), неправомерное завладение автомобилем (ст. 166 УК РФ) , незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ) и т.д. Например, в уголовном законодательстве дореволюционной России ответственность за незаконное лишение свободы дифференцировалась в зависимости от срока незаконного задержания:

в ч. 1 - более трех месяцев;

в ч. 2 - более недели, но не более трех месяцев;

в ч. 3 - не более недели (ст. 1540 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1885).

Подобная дифференциация имеется в современном уголовном законодательстве Финляндии, США.

Определенную особенность имеет процесс непрерывного причинения вреда при совершении преступлений в нематериальной сфере. В таких случаях вредный результат (а для таких деяний можно сказать - отрицательный эффект) заключается в непосредственном протекании самой преступной деятельности. Например, вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность (ст. 150 УК РФ) предполагает различные виды физического и психического воздействия - убеждение, запугивание, подкуп, обман, возбуждение чувства мести, зависти или другие низменные побуждения. Вредный эффект таких действий накапливается постепенно, по мере протекания самой преступной деятельности. И хотя формулировка состава такова, что привлечение к уголовной ответственности возможно на любом этапе фактического вовлечения, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР указывается, что «при назначении наказания лицу, признанному виновным в вовлечении несовершеннолетнего в преступную или иную антиобщественную деятельность судам следует в каждом конкретном случае учитывать характер преступлений или иной антиобщественной деятельности, формы и способа вовлечения в нее подростка; степень отрицательного воздействия на него со стороны взрослого» [5]. Вредное воздействие на психическую сферу человека, его сознание чаще всего характеризуется непрерывностью. При таком воздействии преступное деяние вызывает вредный результат (эффект) как совокупность отрицательных свойств, непосредственно направленных на удовлетворение имеющихся общественно вредных потребностей или возбуждение таких потребностей. Личность «потребляет», усваивает эти вредные свойства, испытывая на себе влияние таких деяний, как «вовлечение», «организация», «агитация», «распространение» и т.д. Определение размера причинения вреда связано в этих деяниях с исчислением временных и пространственных границ деяния, числа объектов воздействия, оценкой способа совершения и т.д. Например, вредный эффект клеветы значительно возрастает, если она распространяется печатным или иным способом (ч. 2 ст. 130 УК).

Непрерывное увеличение количества может характеризоваться через понятие «интенсивность» или степень напряжения изменяющейся величины. В литературе отмечается, что для измерения интенсивности трудно найти какую-либо единицу измерения, в крайнем случае, можно установить единицу упорядочения [1, с. 95]. По нашему мнению, понятие «интенсивность» может быть использовано и в сфере уголовного права для характеристики величины причинения вреда. Например, интенсивность причинения вреда характеризует количественную сторону особой жестокости, истязания. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 декабря 1992 г. «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» указывается, что особая жестокость наличествует в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязания или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение человека заживо, длительное лишение пищи, воды и т.п.) [6, с. 5].

Часто для измерения одного размера вреда в уголовном праве используется несколько способов. Один из них является, как правило, основным, а остальные -дополнительными. Так, при определении размера кражи, кроме стоимости похищенного, рекомендуется учитывать также количество похищенных предметов в натуре (вес, объем) и их значимость. При решении вопроса о том, является ли ущерб, причиненный незаконной добычей водных животных и растений, охотой или порубкой деревьев, крупным (существенным или значительным), органам следствия и судам следует исходить из стоимости, экологической ценности, количества добытого, поврежденного или уничтоженного, а также размера вреда, нанесенного растительному и животному миру [7] . Дополнительным критерием определения размера ущерба может выступать ценность нарушенного (уничтоженного) блага. Например, хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК РФ).

Из приведенных выше постановлений Пленума Верховного Суда СССР видно, что в качестве дополнительного критерия определения размера причиняемого вреда учитываются и качественные показатели. Для корыстных и имущественных преступлений - это ценность и значимость имущества, материальное положение потерпевшего, для других -качественная характеристика вредных свойств. Например, размер вредного влияния наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ увеличивается в зависимости от их количества (веса). Такой способ измерения используется при определении крупного размера незаконного приобретения или хранения - без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ (ч. 1 ст. 228 УК РФ) . В качестве дополнительного показателя учитываются свойства различных видов наркотических веществ, степень их вредного воздействия на организм человека. В своей совокупности эти данные позволяют получить представление об объективно существующем размере вреда.

Одним из способов измерения является установление сравнительных количественных понятий одного явления. Он напоминает такой способ измерения, как шкалирование. При этом способе, прежде всего, устанавливаются сравнительные количественные понятия. Они позволяют упорядочить явления, объекты данного вида (например, преступления либо причиненный вред) относительно некоторого свойства. После этого вводятся определенные количественные интервалы, соотносимые с выделенными порядками, и подбираются единицы измерения. В этом сходство данного способа со шкалой интервалов, при которой устанавливаются единицы измерения, начало измерения в операции подсчета при отнесении конкретного размера к соответствующему интервалу [1, с. 199]. Примером рассматриваемого способа измерения может служить частично закрепленное в законе разделение (шкалирование) хищений чужого имущества на три группы в зависимости от размера похищенного: мелкое (административный проступок), значительное (ч. 1 ст. 158, 160 УК РФ), крупное (п. «б» ч. 3 ст. 160 УК РФ). Каждой группе было приписано определенное значение интервала в зависимости от кратности превышения минимального размера оплаты труда. Отнесение совершенного хищения к конкретной группе происходит путем стоимостного измерения.

Принцип определения размера вреда через упорядочение относительно некоторого интервала и придания ему определенного значения применяется и для других видов преступлений. Например, вред здоровью подразделяется на три группы (3 степени) : легкий (ст. 115 УК РФ) , средний (ст. 112 УК РФ), тяжкий (ст. 111 УК РФ). Подразделение вреда по этим трем группам производится с учетом медицинского критерия (характера повреждения) и дополнительных критериев.

Оценка степени причинения вреда -это тоже определенное измерение. В процессе оценки все познанное сравнивается с тем, чтобы измерить эффективность и интенсивность, с которыми та или иная ценностная предметность выполняет ту или иную функцию в отношении к тому или иному объекту [8, с. 66] . Как отмечается в теории доказательств, механизм этой оценочной деятельности хотя и не включает длинные рассуждения и вычисления, «тем не менее достаточно точен и эффективен» [3, с. 472] . Одним из таких приемов внефизического измерения является определение степени сравнительной величины конкретного явления, например, степени опасности преступления, степени тяжести причиненного вреда. Выделение различных степеней этих уголовно-правовых явлений в теоретическом плане сходно с топологизацией, возможно, является одним из ее проявлений. В теории измерений под топологизацией понимается распределение неметрических величин на классы абстракции, каждый из которых отличается определенной размерностью, но не в метрических величинах, а по типу больше или меньше [1, с. 45, 71, 168]. Топологизация занимает среднее место между классификацией, т.е. делением по качественным признакам, и шкалированием. При топологизации исследуемые объекты группируются по сравнительным признакам, в определенной последовательности. Это измерение нефизических свойств в широком смысле слова. Такое измерение проводится в уголовном праве, например, при категоризации преступлений в зависимости от степени общественной опасности (ст. 15 УК РФ) . Категоризация - более точное название этого деления, чем классификация. Классификация связана с характером преступлений, т.е. с их качественными, а не количественными признаками. По степени общественной опасности все преступления делятся на классы абстракции:

1) преступления небольшой тяжести;

2) средней тяжести (большей общественной опасности);

3) тяжкие (еще большей степени опасности);

4) особо тяжкие (очень большой степени общественной опасности) .

Так как степень опасности является достаточно абстрактной, неопределенной величиной, для распределения преступлений по степени тяжести необходимо конкретное условие. Одним из объективно существующих критериев может быть размер ущерба. Но размер вреда одного вида не может использоваться для оценки степени тяжести преступления, причиняющего другой вид вреда. Более подходящим условием упорядочения всех преступлений по степени тяжести является размер наказания. Соотношение размера наказания с каждой из выделенных степеней общественной опасности позволяет проводить определенное распределение преступлений безотносительно к их виду. Измерение степени опасности преступлений через размер наказания является ассоциативным. Степень опасности преступлений функционально связана с размером наказания. Чем выше степень общественной опасности преступления, тем выше размер предусмотренного в законе наказания, и наоборот. На основании установленного в санкции статьи наказания и в соответствии со шкалой можно сделать вывод о степени общественной опасности конкретного преступления. Градацию преступления по степени тяжести можно отобразить и в определенной числовой последовательности. Порядок ее элементов будет представлять соответствующую степень опасности: большей степени будет соответствовать большее число, меньшей - меньшее число. Например, общественная опасность преступлений первой степени, второй, третьей степени и т.д.

Так же как и градация преступлений, градация причиненного вреда в зависимости от степени тяжести является одним из способов познания его размера. Степень тяжести вреда характеризует величину проявления вредных свойств преступного воздействия. Она наиболее приемлема для познания размера одного вида нематериального вреда. Элементы такой градации причиненного вреда используются в уголовном законодательстве и на практике. Так, Пленумы Верховного Суда СССР и РСФСР в своих постановлениях указывают на необходимость определения степени причиненного вреда при квалификации преступления и назначении наказания. Например, рекомендуется устанавливать «степень ущемления трудовых, личных неимущественных прав и интересов граждан» при решении вопроса о том, является ли вред существенным для квалификации по ч. 1 ст. 285 УК РФ [9, с. 26]; «степень отрицательного воздействия» на подростка со стороны взрослого при назначении наказания лицу, признанному виновным в вовлечении несовершеннолетнего в преступную или иную антиобщественную деятельность (ст. 150, 151 УК РФ).

В уголовном законе градация вреда по степени тяжести проводится и при выделении основных, квалифицирующих и особо квалифицирующих составов преступлений с использованием оценочных понятий типа «существенный», «значительный» и т.д. Эти оценочные понятия показывают определенную степень причинения вреда. По правилам топологизации употребляемая в законе существенная степень причинения вреда должна соотноситься с еще двумя сравниваемыми степенями этого порядка - несущественный и очень существенный. Наименьшая степень этого порядка - несущественный вред - является границей между преступным и непреступным деянием и свидетельствует об отсутствии общественной опасности преступления. Она закреплена в норме о малозначительности деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ). Существенный вред в подавляющем большинстве случаев является признаком основного состава преступления. В качестве более высокой степени по отношению к существующему вреду в уголовном законе чаще всего употребляется понятие «тяжкие последствия». Они достаточно точно отражают определенную степень причинения вреда, но, по нашему мнению, переход от степени существенного вреда к тяжкому должен включать еще одну градацию (ступень), например, существенный, очень существенный и тяжкий. Кроме этого, оценочные понятия «существенный» и «тяжкий» (например, ст. 285 УК РФ) не согласуются между собой терминологически. Это связано, видимо, с тем, что понятие «существенный» не подходит по своим терминологическим характеристикам для выражения размера или степени причинения вреда. Более подходит, по нашему мнению, для этих целей термин «значительный», т.е. больший по размерам, силе. Он имеет логически взаимосвязанные и приемлемые для уголовного права соотносительные термины, характеризующие разнопорядковые величины - малозначительный - значительный - очень (особо) значительный - тяжкий.

Степень причинения вреда, свойственная основным составам преступлений, фиксируется в законе путем употребления и таких понятий, как «злостное» и «грубое». Они характерны для преступлений с нематериальным вредом. Например, злостное уклонение от уплаты алиментов (ст. 157 УК РФ) . Термин «злостность» не только показывает качественную характеристику деяния, но и дает представление об определенной степени проявления вредных свойств, т.е. может различаться по степени - менее злостное, особо злостное.

Отсутствие злостности соответствующего нарушения или ее небольшая степень не образуют основания для привлечения к уголовной ответственности. В основе определения злостности (грубости) деяния заложены не только качественные, но и количественные критерии, например, такие как продолжительность (время) вредного воздействия, количество совершенных деяний, значимость или уязвимость нарушенного блага и т.д. Так, о злостности уклонения от уплаты алиментов или содержания детей свидетельствует продолжительность неуплаты, повторность совершения аналогичного преступления, уклонение, несмотря на соответствующие предупреждения, и другие обстоятельства дела [10, с. 21] . Эти обстоятельства дают представление и о размере причиненного ущерба.

Способ градации вредных свойств преступного деяния посредством таких признаков, как грубый и злостный, в целом малоэффективен. Эти понятия неточны и неопределенны, могут иметь различные значения и поэтому требуют последующего раскрытия их содержания. Отсутствие четких критериев приводит к трудностям и ошибкам на практике при разграничении злостного и не злостного, грубого и негрубого. Кроме того, закон не использует дальнейшую градацию этих свойств, возможно, в силу отсутствия апробированного терминологического запаса, а прибегает к иным свойствам, например, «существенное нарушение» (ч. 1 ст. 285 УК РФ) и «тяжкие последствия» (ч. 2 ст. 285 УК РФ) при злоупотреблении должностным положением.

Необходимость единообразной оценки размера вреда по степени тяжести требует совершенствования его законодательной градации. Она предполагает прежде всего установление нижнего предела, т.е. размера вреда, минимально необходимого для наступления уголовной ответственности при оконченном преступлении. Эта граница устанавливается в Общей части УК в норме о малозначительности деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ) , конкретизируется в составах Особенной части и за пределами уголовного закона (ст. ст. 49, 151 КоАП РСФСР). Последующая градация размера устанавливается уже непосредственно в уголовном законе.

Одним из способов измерения, применяемого часто в нематериальной сфере, является так называемое производное измерение. Наиболее распространенными его разновидностями являются косвенное и ассоциативное измерения. При косвенном измерении исчисляется не сам исследуемый качественный признак, а сопутствующее ему свойство или производные величины, связанные с измеряемым объектом заранее известными соотношениями [1, с. 145-164] . Косвенное измерение используется и в уголовном праве. Это связано с тем, что, строго говоря, измерить непосредственно глубину нарушения объекта посягательства вряд ли возможно. Косвенное измерение применяется в тех случаях, когда причиняемый вред непосредственно для измерения недоступен, но представление о его размере дают объективные формы проявления вреда. Так, косвенным показателем определения значительности ущерба, причиненного потерпевшему при краже чужого имущества (п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ), является материальное положение потерпевшего (размер дохода, количество иждивенцев и т.д.), которое учитывается наряду со стоимостью и количеством похищенного.

Косвенные измерения могут применяться при определении размера вреда в нематериальной сфере. Например, о степени унижения чести и достоинства личности может свидетельствовать факт психического заболевания потерпевшего. А. А. Хмыров, рассматривая вопросы косвенных доказательств, считает, что на их основе можно сделать «вывод о причинении морального вреда потерпевшему» [11, с. 77] . Примером косвенного измерения величины морального вреда являются квалифицирующие признаки клеветы - клевета в средствах массовой информации (ч. 2 ст. 129 УК РФ); клевета, соединенная с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 3 ст. 129 УК РФ) .

При ассоциативном измерении определяемая величина функционально связана отношениями с другой величиной или качественными свойствами. «На основании взаимной корреляции этих величин, когда каждое изменение прямо измеряемой величины обусловливает определенное изменение величины или свойства, с ней ассоциированного, можно производить существенные заключения о шкальных значениях и числовых характеристиках, приписываемых величинам или свойствам, не являющимся измеримыми непосредственно» [1, с. 165-166]. К ассоциативному измерению размера вреда можно отнести приводимый выше пример с учетом продолжительности самовольного оставления части. Чем продолжительнее самовольное отсутствие военнослужащего в военной части, тем больший ущерб причиняется воинской дисциплине, боеспособности Вооруженных Сил. О глубине нарушения свободы личности, ее права на законность судебного преследования свидетельствуют тяжесть обвинения в неправосудном приговоре и размер вынесенного наказания. Ассоциативное измерение может, по нашему мнению, применяться при определении размера вреда, причиненного в сфере управленческой деятельности, при невыполнении или ненадлежащем выполнении должностным лицом своих обязанностей, при определении степени опасности бездействия.

Определенную особенность представляет измерение размера сложного вреда . Сложный вред состоит из различных видов вреда. В законе такой вред выражается через абстрактные или оценочные понятия. Это, например, существенный вред как последствие злоупотребления должностными полномочиями. В конкретном случае последствие злоупотребления может включать существенное ущемление политических и социальных прав граждан, существенный моральный и материальный вред личности, существенный организационный или хозяйственный вред предприятиям и т.д. Наступление нескольких видов вреда требует измерения и оценки каждого из них. При этом может возникнуть вопрос о влиянии вреда на признание всего последствия существенным, учет совокупного размера различных видов вреда и его влияние на квалификацию и назначение наказания.


ЛИТЕРАТУРА

1. Берка К. Измерения. Понятия, теории, проблемы. М., 1987.

2. Лебег А. Об измерении величин. М., 1960.

3. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1982.

4. Аристотель. Соч.: В 4 т. Т. 1. М., 1976.

5. О выполнении судами законодательства и руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР при рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 9 июля 1982 г. №5 с изменениями, внесенными постановлениями Пленума Верховного Суда СССР от 18 апреля 1986 г. №10 // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1982. №4; 1986. №3.

6. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1993. №2 .

7. О практике применения судами законодательства об охране природы (с изменениями) : Постановление Пленума Верховного Суда СССР // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1983. №34; 1986. №2; 1986. №3.

8. Брожик В. Марксистская теория оценки. М., 1982.

9. О применении судами законодательства об ответственности должностных лиц за нарушение порядка рассмотрения предложений, заявлений, жалоб граждан и преследование за критику: Постановление Пленума Верховного Суда СССР №9 от 9 апреля 1986 г. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1986. №3.

10. О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренное ст. 112 УК РСФСР: Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 19 марта 1969 г. (с изменениями) // Бюллетень Верховного Суда РСФСР 1969. №7.







Интересное:


Особенности понимания института смертной казни в XVIII - XIX веках
Кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору и организационной группой
Виды и основания ответственности за нарушения лесного законодательства России 19 века
Понятие преступных посягательств на отношения, обеспечивающие нормальные условия содержания и воспитания несовершеннолетних, и история регламентации ответственности за них
К вопросу об определении юридического лица как потерпевшего от преступлений в сфере экономической деятельности
Вернуться к списку публикаций