2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяУголовное право и процесс — О провокации как методе борьбы с коррупцией



О провокации как методе борьбы с коррупцией


Коррупция, захлестнувшая страну, трудности выявления и разоблачения коррупционеров заставляют некоторых специалистов, как научных работников, так и практиков вспомнить о старом, как мир, методе борьбы с этим явлением- провокации. Из материалов прессы известно, что в недрах Государственной Думы разрабатывается закон, фактически санкционирующий провоцирование государственных служащих на предмет выявления их продажности или неподкупности.

В Правительстве РФ обсуждается проект Федеральной целевой программы по усилению борьбы с преступностью на 2001-2003 годы, который, в частности, содержит положение о дополнении ст. 304 УК («Провокация взятки либо коммерческого подкупа») примечанием об освобождении от уголовной ответственности работников правоохранительных органов в случае проведения ими при обстоятельствах, указанных в ст. 304 УК, мероприятий в соответствии с требованиями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

В юридических изданиях появились публикации, одобряющие или во всяком случае допускающие провокацию как средство борьбы со взяточничеством [1], стыдливо называя ее «методом контролируемого предложения взятки должностному лицу сотрудниками правоохранительных органов» [2].

Провокация - «предательское поведение, подстрекательство кого-нибудь к таким действиям, которые могут повлечь за собой тяжкие для него последствия [3]. Суть провокации преступления состоит в том, что провокатор сам возбуждает у других лиц намерение совершить преступление с целью их последующего разоблачения, шантажа, создания зависимого положения и т.п.

Еще в нэповской России, в периоды проведения различных «ударных компаний» по борьбе со взяточничеством была предусмотрена уголовная ответственность за провокацию взятки (ст. 115 УК РСФСР 1922 г., ст.119 УК РСФСР 1926 г.). При этом, если в УК 1922 г. говорилось об ответственности лишь за провокацию дачи взятки, то по УК 1926 г. должностные лица отвечали также и за провокацию получения взятки - заведомое создание обстановки и условий, вызывающих предложение или получение взятки, в целях последующего изобличения давшего или принявшего взятку.

В УК РСФСР 1960 г. не было специальной статьи о провокации взятки, но это не означало, что подобная деятельность была декриминализована. Как отмечалось исследователями, провокационные действия должностного лица следовало считать подстрекательством соответственно к даче или получению взятки и квалифицировать по совокупности со статьей о злоупотреблении властью или служебным положением [4]. Характерно, что в УК Украины продолжала действовать (и действует до настоящего времени) норма об ответственности за провокацию взятки, абсолютно текстуально совпадающая со ст. 119 УК РСФСР 1926 г.

Неудачная формулировка ст. 304 УК 1996 г. («Провокация взятки либо коммерческого подкупа») породила различные, подчас прямо противоположные ее толкования. Закон определяет провокацию взятки либо коммерческого подкупа как попытку передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа.

Исходя из текста этой нормы, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» совершенно правильно разъяснил, что «не является провокацией взятки или коммерческого подкупа проведение предусмотренного законодательством оперативно-розыскного мероприятия в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки или имущественного вознаграждения при коммерческом подкупе». В то же время Пленум подчеркнул, что ответственность по ст. 304 УК наступает лишь при отсутствии предварительной договоренности и отказа должностного лица или лица, выполнявшего управленческие функции в коммерческой или иной организации, принять предмет взятки либо подкупа.

Возникает резонный вопрос: как же следует оценивать деяние, если провокация удалась и субъект принимает материальные ценности (услуги), переданные (предоставленные) ему в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа?

Г. Мишин считает необоснованным понимание ст. 304 УК как предусматривающей ответственность за предложение должностному лицу взятки в целях его последующего изобличения. По его мнению, провокацией «можно признать лишь такие действия, как подбрасывание предмета как бы взятки в кабинет (рабочий стол) должностного лица либо иные манипуляции, направленные на то, чтобы «всучить» (путем обмана, насилия или введения в заблуждение) ему предмет как бы взятки с целью осуществления непосредственно за этим «задержания с поличным» и «разоблачения» потерпевшего». Контролируемое же предложение взятки должностному лицу сотрудниками правоохранительных органов должно быть разрешено не только в связи с проверкой заявлений о вымогательстве взятки, как сказано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, но и в иных случаях. Сотрудники подразделений по борьбе с организованной преступностью и коррупцией в своей работе не должны бояться проявить инициативу в выявлении взяточников [5].

Чтобы ни говорили сторонники использования метода провокации в выявлении склонных к подкупу должностных лиц, Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» категорически исключает провокацию в работе оперативных подразделений, понимаемую как склонение (подстрекательство) лица к совершению преступления с целью последующего изобличения этого лица. Оперативно-розыскная деятельность основывается на конституционных принципах законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина (ст. 3). Задачами оперативно-розыскной деятельности являются, в частности, выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (ст. 2). Достижению этих же целей служит и проведение так называемого оперативного эксперимента (ст. 8), под признаки которого пытаются подвести провокацию сторонники использования этого метода в оперативно-розыскной деятельности.

Между тем, даже достаточно широко толкующий понятие оперативного эксперимента В.Н. Осипкин признает таковым «комплекс действий оперативного подразделения по созданию условий лицу, обоснованно заподозренному в подготовке или совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, при которых это лицо имеет выбор преступного или непреступного поведения» [6].

Иначе говоря, оперативный эксперимент правомерен, когда субъект сам, без какой-либо инициативы со стороны лиц, пытающихся его в этом уличить, начинает предварительную преступную деятельность, в которой его обоснованно подозревают, которую путем проведения оперативного эксперимента стремятся пресечь, и этим же путем выявить преступника и раскрыть уже совершенное преступление. В иных же случаях имеет место банальная провокация преступления.

Законодательство США, на которое нередко ссылаются сторонники метода провокации, с одной стороны, запрещает «вовлечение в ловушку», когда с целью получения доказательств совершения преступления публичное должностное лицо или лицо, действующее совместно с ним, побуждает или поощряет другое лицо к совершению преступления, в то же время разрешает подобную деятельность в отношении тех лиц, которые «уже были готовы», «склонны» совершить соответствующее преступление- «приглашение к совершению незаконных действий». Вряд ли столь неопределенные, обтекаемые формулировки могут служить образцом для использования нечто подобного в отечественном законодательстве.



[1] См., например: Аникин А. Ответственность за взяточничество по новому УК. // Законность.1997. № 6. С. 34-35.

[2] См.: Мишин Г. Борьба со взяточничеством: некоторые направления совершенствования уголовной политики.

[3] См.: Ожегов Н.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1997. С. 607.Уголовное право. 2000. № 3. С. 80.

[4] См.: Курс советского уголовного права. М. 1971. Том. 4. С. 84-85.

[5] См.: Мишин Г. Указ. соч. С. 79-80.







Интересное:


Квалификация коммерческого подкупа по УК РФ
Международные уголовно-правовые и уголовно-процессуальные вопросы борьбы с коррупцией
Развитие института уголовно-правовой давности в отечественной истории
Вина в зарубежном уголовном праве и законодательстве
Использование данных о личности подсудимого в судебном приговоре
Вернуться к списку публикаций