2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяУголовное право и процесс — Множественность преступлений



Множественность преступлений


Отличие множественности преступлений от единого сложного преступления

Само понятие «единичный» означает «к единице относящийся, ее составляющий, соединенный с чем нераздельно» [1], «единение; тесная связь, приводящая к единству, сплоченности» [2]. Следовательно, единое преступление представляет собой одно целое, состоящее из взаимосвязанных деяний. В теории уголовного права единое преступление подразделяется на два вида: единое простое и единое сложное преступление.

Единое простое преступление характеризуется тем, что признаки такого деяния присутствуют в единственном числе, т.е. оно посягает на один объект, совершается одним действием или бездействием, влечет одно последствие, субъективная сторона представлена в виде одной формы вины (умысла или неосторожности). Конечно же, при этом нужно учитывать конструкцию конкретного состава преступления (формальный или материальный). Например, реализуя умысел на убийство, виновный выстрелом из огнестрельного оружия причиняет смерть потерпевшему. В этом случае все признаки преступления представлены одномерно.

В единых сложных составах происходит либо: 1) умножение элементов состава; 2) либо элементы составов альтернативны; 3) либо имеет место удлинение процесса совершения преступления [3]. С учетом этого выделяются различные виды единых сложных преступлений. Хотя в самом уголовном законе их понятие не раскрывается. В УК некоторых стран ближнего зарубежья дается определение продолжаемых и длящихся преступлений (например, ч.ч. 3 и 4 ст. 32 УК Узбекистана). Сразу отметим, что их определения аналогичны имеющимся в теории российского уголовного права.

Продолжаемое преступление. Верховный Суд СССР и РФ применительно к некоторым преступлениям разъяснил данное понятие. Наиболее четко оно определено в отношении хищения чужого имущества. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР № 4 от 11 июля 1972 года «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» с последующими изменениями указывается, что «…продолжаемым хищением следует считать неоднократное незаконное безвозмездное изъятие государственного или общественного имущества, складывающееся из ряда тождественных преступных действий, имеющих общую цель незаконного завладения государственным или общественным имуществом, которые охватываются единым умыслом виновного и составляют в своей совокупности одно преступление» [4].

Отмеченные признаки продолжаемого преступления находят отражение и в других руководящих разъяснениях Верховного Суда. В пункте 7 постановления Пленума Верховного Суд РФ № 3 от 4 мая 1990 года с последующими изменениями «О судебной практике по делам о вымогательстве» обращается внимание на то, что если неоднократное вымогательство совершено с единым умыслом в отношении одного и того же лица и причинило в общей сложности крупный ущерб, то такие действия следует квалифицировать по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ [5]. По конкретному уголовному делу Президиум Верховного суда РФ принял решение об исключении квалифицирующего признака неоднократности вымогательства: «Нельзя считать неоднократным требование передачи имущества, обращенное к одному лицу, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом. Как усматривается из материалов дела, требования Н. были обращены к одному лицу; потерпевшему К. и касались только одного; ежемесячной передачи преступной группе денег в сумме 1500 рублей» [6].

В пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6 от 10 февраля 2000 года «О судебной практике по делам о взяточничестве или коммерческом подкупе» разъясняется: «При систематической передаче ценностей и оказании услуг имущественного характера должностному лицу за общее покровительство или попустительство по службе суду надлежит проверять, не объединены ли эти деяния единым умыслом взяткодателя. При отсутствии признака неоднократности такие действия следует квалифицировать как продолжаемое преступление по части первой ст. 291 УК РФ. Равным образом …систематическое получение указанных ценностей в виде взятки подлежит квалификации по части первой статьи 290 УК РФ…» [7]. Например, из обвинения мастера производственного участка объединения «Омскхимпром» С. исключен признак неоднократности, поскольку получение заранее обусловленной им взятки в несколько приемов через сберкассу нельзя признать таковым [8].

Данные разъяснения полностью согласуются с понятием продолжаемого преступления, выработанным теорией уголовного права. Продолжаемое преступление; это преступление, складывающееся из нескольких юридически тождественных деяний, совершаемых с определенным интервалом времени, охватываемых единым умыслом и направленных к достижению единой цели. В целом такое деяние представляет собой одно преступление.

Таким образом, продолжаемое преступление характеризуется обязательным наличием следующих признаков: 1) совершается несколько деяний (два или более); 2) в отличие от множественности преступлений такие деяния, если их рассматривать по отдельности, могут быть как преступными, так и нет. Например, лицо совершает кражу по частям (при наличии других признаков продолжаемого преступного посягательства), однако стоимость каждой части изъятого имущества не превышает одного минимального размера оплаты труда (ст. 49 КоАП РСФСР); 3) совершаемые деяния юридически тождественны (выше уже приводился пример получения взятки в несколько приемов). Это слово в русском языке, на наш взгляд, наиболее точно отражает их сущность. Хотя, как справедливо отмечает профессор Кузнецова Н.Ф.: «Некоторые авторы добавляют к характеристике деяний в продолжаемых преступных посягательствах помимо тождественности их однородность. Это правильно, ибо по диалектике бытие тождественное в природе понятий не существует. На дереве нет тождественных листьев, однояйцевые близнецы имеют разное психофизическое развитие» [9]; 4) имеет место разрыв во времени, как правило, непродолжительный; 5) все деяния охватываются единым умыслом и направлены на достижение одной цели. Оканчивается продолжаемое преступление в момент реализации умысла виновного, т.е. совершения последнего из числа запланированных деяний. Поэтому квалифицируется оно как единое преступление без самостоятельной уголовно-правовой оценки отдельных звеньев (этапов) в цепи содеянного. Внешне это напоминает неоднократность преступлений, но таковой не является. Возможны ситуации, когда преступное посягательство не доводится до конца по независящим от виновного обстоятельствам, а фактически совершенное квалифицируется как покушение на преступление. Например, лицо имело намерение совершить кражу по частям в крупном размере, но было задержано при ее неполном осуществлении. Конечно же, в таких случаях необходимо доказать преступный замысел виновного, что зачастую сделать очень трудно.

В теории уголовного права умысел подразделяется на конкретизированный и неконкретизированный. Указанные выше правила квалификации справедливы для продолжаемых преступлений с конкретизированным умыслом. При совершении продолжаемого преступления с неконкретизированным умыслом (по принципу «пока не поймают»), например, ежедневный обсчет покупателей (ч.1 ст. 200 УК РФ), в уголовном праве принято такие деяния оценивать по фактически совершенному, поскольку сознанием охватывается любой результат.

Кроме того, судебная практика ориентируется еще на один признак продолжаемых преступлений. Например, Козловским районным судом Чувашии Р. осуждена к лишению свободы по п.п. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ за то, что в течение четырех дней совершила кражи у пяти граждан двух часов и пяти куриц. При этом стоимость похищенного у каждого из потерпевших не превысила 70 рублей, одни часы стоимостью 40 рублей украдены путем незаконного проникновения в квартиру. Сумма похищенного составила 230 рублей. Алатырский районный суд Чувашии освободил ее от наказания, квалифицировав каждый из указанных эпизодов в отдельности как мелкое хищение. Суд не усмотрел оснований для квалификации содеянного как продолжаемого преступления, поскольку имущество похищено у разных собственников [10]. Теоретически при наличии единого умысла в этой ситуации деяние можно было квалифицировать как продолжаемое хищение, однако, видимо, таких доказательств не было. Поэтому, на наш взгляд, единый источник преступления не является обязательным признаком продолжаемого преступного посягательства. Самое главное наличие единой цели, которой подчинены деяния, находящиеся в цепочке.

Длящееся преступление; это преступное деяние, которое осуществляется непрерывно в течение определенного временного промежутка и выражается в невыполнении лежащей на лице обязанности. В юридической литературе все длящиеся преступления объединяются в две группы: а) уклонение субъекта от выполнения возложенных на него законом обязанностей (уклонение от отбывания лишения свободы, уклонение гражданина от уплаты налогов и т.д.); б) хранение запрещенных, изъятых из свободного обращения предметов (оружия, наркотических средств или психотропных веществ и т.д.) [11]. В отличие от продолжаемых преступлений данное деяние осуществляется непрерывно. Оно может быть совершено как путем действия (побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи), так и бездействия (злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности). Отличительной чертой длящегося преступления является то, что на стадии оконченного преступления его состав продолжает выполняться.

Например, Советским районным судом г. Астрахани Лаврентьева осуждена по ч. 1 ст. 228 УК РФ. Она признана виновной в том, что незаконно приобрела наркотическое средство; опий весом 0,51 г для личного потребления и хранила при себе [12]. В данном случае нахождение наркотического средства у виновной в первые секунды образует состав оконченного преступления (ч. 1 ст. 228 УК РФ), поскольку все признаки этого деяния уже присутствуют. Затем состав этого преступления непрерывно выполняется в течение всего времени, пока она хранит наркотическое средство, т.е. требование закона о необходимости сдачи наркотического средства игнорируется. Длящееся преступление признается полностью оконченным тогда, когда оно прекращается добровольно самим субъектом, либо преступление обнаружено правоохранительными органами и лицо было задержано, либо в связи со смертью лица, либо вследствие уничтожения самим субъектом незаконно хранящегося предмета.

Составное преступление; это преступление, которое образуется сочетанием двух или более самостоятельных преступных деяний (содержащих признаки отдельных составов преступлений), в целом квалифицируемых как единое преступление. Таких преступлений в УК России не мало. Например, превышение должностных полномочий с применением насилия или угрозой его применения.

Так, по вызову граждан о нарушении общественного порядка приехал наряд милиции. Выводя нарушителей из подъезда дома, сотрудник милиции Ф. нанес удары прикладом автомата гражданам Г. и Б., причинив последнему телесные повреждения [13]. Эти действия полностью охватываются признаками состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ. Однако если бы законодатель не учел признак применения насилия в качестве квалифицирующего, то такое деяние необходимо было бы квалифицировать по совокупности превышения должностных полномочий и причинения вреда здоровью в зависимости от степени его тяжести. Возможны и другие разновидности составного преступления.

Преступление с наличием дополнительных тяжких последствий. Примером такого преступления является причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей (ч. 4 ст. 111 УК РФ). Особенностью его является наличие наряду с основным дополнительного одного или нескольких последствий (тяжкий вред здоровью и причинение смерти). Опять-таки, если бы законодатель не предусмотрел такой квалифицирующий признак, то уголовно-правовая оценка указанных деяний была бы иной: совокупность ч. 1 ст. 111 УК и ч. 1 ст. 109 УК России. К дополнительным последствиям виновное отношение лица может быть выражено в форме умысла или неосторожности.

Преступления с двойной формой вины. Это преступления, в которых одновременно сочетаются умысел и неосторожность. Выше уже приводился такой пример. Вместе с тем двойная форма вины не обязательно существует только в преступлениях с наличием дополнительных тяжких последствий. Например, незаконное производство аборта; формальный состав преступления с умышленной формой вины, однако оно также может повлечь причинение потерпевшей смерти по неосторожности (ч. 3 ст. 123 УК России). И в этой ситуации ст. 123 УК полностью охватываются два самостоятельных состава преступления (незаконное производство аборта и причинение смерти по неосторожности).

Преступления, складывающиеся из ряда альтернативных действий.

В некоторых составах преступлений признаки объективной стороны излагаются альтернативно (равнозначно). Например, обмеривание, обвешивание, обсчет, введение в заблуждение относительно потребительских свойств или качества товара (услуги) или иной обман потребителей (ч. 1 ст. 200 УК РФ). Следовательно, для установления факта преступления достаточно совершения одного из перечисленных действий. Если же, к примеру, продавец и обвесил и обсчитал покупателя, то независимо от этого преступление является единым.

Общее правило квалификации составных преступлений следующее: самостоятельные деяния, входящие в составное преступление, полностью им поглощаются, т.е. производится квалификация по одной статье (или части статьи) УК России. Хотя в некоторых случаях, когда самостоятельное деяние опаснее составного, требуется квалификация по совокупности преступлений. Например, незаконное лишение свободы с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, наказывается лишением свободы на срок от трех до пяти лет. Само же причинение тяжкого вреда здоровью, которое относится к такому насилию, наказывается лишением свободы на срок от 2 до 8 лет (ч. 1 ст. 111 УК России). На наш взгляд, такое положение обусловлено упущениями законодателя в построении санкций уголовно-правовых норм.



[1] Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля.- Спб., 1880.- Том. 1.- С. 514.

[2] Ожегов С.И. Словарь русского языка /Под ред. Н.Ю.Швецовой. 22-е изд., стер.- М., 1990.- С. 189.

[3] Кузнецова Н. Квалификация сложных составов преступлений //Уголовное право.- 2000.- № 1.- С. 25.

[4] Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам.- М., 1997.

[5] См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ.- М., 1997.

[6] Бюллетень Верховного Суда РФ.- 2000.- № 7.- С. 14.

[7] Российская газета.- 2000.- 23 февраля.

[8] Архив Советского суда г. Омска. Уголовное дело № 1-803 за 1992 год.

[9] Кузнецова Н. Квалификация сложных составов преступлений //Уголовное право.- 2000.- № 1.- С. 32.

[10] Вырастайкин В. Мелкое хищение; не мелочь //Российская юстиция.- 2000.- № 7.- С. 45.

[11] См.: Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов. Ответственные редакторы; д.ю.н., проф. И.Я.Козаченко и д.ю.н., проф. З.А.Незнамова.- М., 1998.- С. 293.

[12] Бюллетень Верховного Суда РФ.- 1999.- № 5.; С. 9.

[13] Архив Куйбышевского суда г. Омска. Уголовное дело № 529034 за 1991 г.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Институт рецидива преступлений в аспекте принципов уголовного права
Социально-правовое содержание вины
Понятие и сущность принципа состязательности и равноправия сторон в современных условиях
Развитие института смертной казни в законодательстве Советского государства в период с 1922 по 1991 год
Философские, психологические и юридические подходы к пониманию вины
Вернуться к списку публикаций