2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяУголовное право и процесс — Международные уголовно-правовые и уголовно-процессуальные вопросы борьбы с коррупцией



Международные уголовно-правовые и уголовно-процессуальные вопросы борьбы с коррупцией


В 1999 г. комплекс европейских конвенций пополнился двумя актами, имеющими общую цель противодействия такому правонарушению, как коррупция, но самостоятельные, хотя и взаимосвязанные, предметы регулирования. Имеются в виду Уголовно-правовая конвенция о коррупции и Гражданско-правовая конвенция о коррупции.

Уголовно-правовая конвенция о коррупции (Criminal Law Convention on Corruption [1]) была открыта для подписания 27 января 1999 г. Сторонами Конвенции могут быть как государства-члены Совета Европы, так и иные государства, которые принимали участие в ее разработке. Во второй группе государств обозначены Беларусь, Босния и Герцеговина, Ватикан, а также некоторые неевропейские страны - США, Канада, Япония, Мексика. После вступления Конвенции в силу Комитет министров Совета Европы может пригласить для присоединения к ней Европейское Сообщество и любое государство, не участвовавшее в ее разработке.

Российская Федерация вошла в группу государств, первыми подписавших Конвенцию. По данным на 30 ноября 2000 г., Конвенция подписана 37 государствами, в т. ч. Великобританией, Германией, Италией, Францией, Украиной, Польшей, а также Соединенными Штатами Америки. Начата процедура ратификации. Пока это сделано в 7 странах, а для вступления в силу необходимо 14 ратификаций. В России процесс ратификации не завершен.

Следует отметить связь Уголовно-правовой конвенции о коррупции с другими европейскими актами, среди которых особое значение имеют Европейская конвенция о выдаче и Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам, вступившие в силу для Российской Федерации 9 марта 2000 г., Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности, принятая в 1990 г.

В Уголовно-правовой конвенции о коррупции совмещены меры, которые должны быть предприняты на национальном уровне (глава II), и меры в сфере международного сотрудничества (глава IV).

В ее тексте отсутствует определение понятия «коррупция». Оно дано в Гражданско-правовой конвенции о коррупции, причем с оговоркой «для целей настоящей Конвенции» [2]. Однако основные компоненты этого определения вполне применимы и к уголовно-правовой характеристике.

Важное место в главе о национальных мерах занимают нормы, содержащие оценку различных форм взяточничества (подкупа - bribery) с разграничением в необходимых случаях активного взяточничества (подкупа) и пассивного взяточничества (подкупа). При этом конвенционная регламентация ориентирована на принятие государствами таких законодательных и других мер, которые могут оказаться необходимыми для квалификации определенных коррупционных действий как уголовных преступлений по внутреннему праву государств.

В статьях второй главы Конвенции характеризуются в контексте национальных мер взяточничество (активное и пассивное) государственных должностных лиц, взяточничество членов внутригосударственных представительных собраний, взяточничество иностранных должностных лиц и членов зарубежных представительных собраний, должностных лиц международных организаций, судей и служащих международных судов, а также взяточничество (активное и пассивное) в частном секторе.

Связь с названной выше Конвенцией 1990 г. прослеживается в статье о внутригосударственных мерах в целях противодействия такому деянию, как отмывание доходов от коррупционных преступлений.

В статье 17 «Юрисдикция» перечисляются случаи, при которых государства принимают меры для установления юрисдикции в отношении деяний, признанных уголовными преступлениями.

Нетрадиционным компонентом рассматриваемого уголовно-правового акта можно признать норму об ответственности юридических лиц (статья 18).

Глава «Международное сотрудничество» включает положения об общих принципах и мерах такого сотрудничества. Здесь речь идет об оказании взаимной помощи в связи с расследованием коррупционных преступлений и осуществлением судопроизводства. В связи с этим статья 26 содержит интересное предписание, согласно которому стороны не будут рассматривать банковскую тайну (bank secrecy) как основание для отказа в сотрудничестве.

В статье 27 регламентируется выдача лиц, совершивших преступления, с отсылкой к действующим межгосударственным договорам о выдаче и с пояснением, что при отсутствии такого договора настоящая Конвенция может рассматриваться в качестве правовой основы для выдачи.

Предусмотрены взаимная информация между государствами-участниками Конвенции и непосредственные контакты их компетентных центральных органов.

Предстоящая ратификация данной Конвенции от имени Российской Федерации и последующее вступление Конвенции в силу будут связаны с изменениями ряда норм Уголовного кодекса РФ и соответствующих уголовно-процессуальных норм и с совершенствованием правоприменительной деятельности в сфере борьбы с коррупцией.



[1] Получившее распространение наименование на русском языке - Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию - неадекватно официальному английскому оригиналу.

[2] См. тезисы И.В. Федорова.







Интересное:


О субъективных признаках вымогательства
Уголовная ответственность за налоговые преступления в странах ближнего и дальнего зарубежья
Ответственность за мошенничество по зарубежному уголовному законодательству
Состязательность и равноправие сторон в уголовном суде
Квалификация посредничества и соучастия во взяточничестве
Вернуться к списку публикаций