2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяУголовное право и процесс — Компромисс как общая задача сторон защиты и обвинения в уголовном судопроизводстве



Компромисс как общая задача сторон защиты и обвинения в уголовном судопроизводстве


Обманным компромиссом, «уловкой» одной из сторон будет такое предложение недобросовестного «контрагента», которое он использует для того, чтобы добиться хотя бы временного «перемирия». Например, следователь предлагает признать вину в преступлении и дать показания в обмен на последующее прекращение уголовного преследования. Получив признание на допросе в присутствии адвоката, следователь-обманщик отказывается от обещания, поскольку получил то, что ему нужно – «стопроцентное», допустимое доказательство вины.

Шаг 3: Выяснив все эти вопросы (либо в ходе их выяснения), и следователь, и адвокат, каждый со своей стороны, обязаны полностью разъяснить подследственному все условия компромисса: то, что ему предлагается, характер уступки и то, что он получит взамен, каковы правовые и неправовые последствия любого из тех решений, которые может избрать обвиняемый, какова степень риска: то есть имеются ли гарантии того, что следователь не обманет, прокурор согласится с мнением следователя и т.д. Те же самые вопросы, только «с обратной стороны» должны стать темой обстоятельного обсуждения между следователем и надзирающим прокурором.

Шаг 4: В случае, если подозреваемый (обвиняемый) не согласен с заключением той или иной сделки с правосудием, ни следователь, ни адвокат не вправе пытаться его переубедить. Как уже было сказано, разъяснить обвиняемому условия и последствия компромисса – это обязанность и защитника и следователя, но настаивать, уговаривать, а тем более диктовать ему позицию совершенно недопустимо, неэтично и в конечном итоге незаконно. Необходимо соблюдать важнейшее правило: ни при каких обстоятельствах ни адвокат, ни следователь не вправе воздействовать на свободную волю лица, не вправе навязывать ему то или иное решение.

Шаг 5: В случае если подозреваемый, обвиняемый согласен с условиями сделки, следователь, прокурор, должны выполнить данные ими в пределах своей компетенции обязательства, а адвокат в свою очередь обязан принять все меры к тому, чтобы сторона обвинения выполнила эти самые обязательства. Важно не допустить, чтобы недобросовестный следователь (дознаватель, прокурор, судья) обманул подзащитного. Обо всех процессуальных и непроцессуальных обстоятельствах реализации сделки следователь обязан информировать обвиняемого по возможности незамедлительно и в полном объеме. Замалчивание информации в определенных случаях так же может быть признано нарушением профессиональной этики и со стороны адвоката.

Следует констатировать, что проблемы уголовно-правого, уголовно-процессуального и криминалистического обеспечения компромисса между сторонами обвинения и защиты еще не достаточно глубоко изучены. Действующее законодательство лишь частично позволяет реализовать такого рода договорные отношения сторон в процессе. «Криминалистика защиты» [1], как одно из перспективных направлений научных исследований содержит лишь отдельные, разрозненные рекомендации по этому актуальному вопросу. Но на наш взгляд, тактика и стратегия реализации сделок с правосудием как с позиции интересов стороны обвинения, так и с позиции интересов стороны защиты, является перспективным направлением дальнейших научных исследований.

И в заключении хотелось бы высказаться по одному, весьма актуальному вопросу, ставшему предметом активной дискуссии в криминалистической науке. Это вопрос о месте теории профессиональной защиты по уголовным делам в системе юридических наук в целом, и ее соотношении с «традиционной» криминалистикой, в частности.

Идея и содержание настоящей статьи лишний раз подтверждают тезис о том, что: «... деятельность обвинения и защиты на досудебной стадии объективно и функционально зависимы и на каком-то этапе потребуют интеграции знаний» [2]. В объектную область криминалистики безусловно следует включать различные аспекты деятельности профессионального защитника, поскольку в рамках состязательного процесса, например, уже невозможно говорить об эффективности рекомендаций по тактике проведения отдельных следственных действий, по методике достижения компромисса со стороной защиты, если эти рекомендации не учитывают особенности, связанные с участием в деле адвоката-защитника. Это так же верно, как и то, что: «На первых парах теория профессиональной защиты может использовать значительную часть положений и рекомендаций криминалистики» [3]. Таким образом, характеристики объектной области «традиционной криминалистики» и теории профессиональной защиты если не во всем, то во многом совпадают. Совсем другое дело – предмет этих наук [4]. Предмет криминалистической науки определяется многими факторами, в том числе, так называемой парадигмой науки и ее носителями – ведущими учеными-исследователями, а в определенной мере и каждым практическим работником, прежде всего, государственных органов, функционирующих в сфере уголовного судопроизводства. Каждый из нас, ученых и практиков, не может, да и не вправе отходить от приоритета достижения истины в уголовном судопроизводстве. Фактический отказ от принципа объективной истины, ставший одним из «революционных потрясений» нового уголовно-процессуального законодательства, сам по себе еще весьма спорный, а возможно и не долговечный, не поменял, да и, надеемся, не поменяет парадигмы, нравственной составляющей криминалистической науки. Исходя из этого деятельность защитника, «законодательно», конституционально не ставящего в качестве своей цели достижение истины, если только это не соответствует интересам подзащитного, явно противоречат парадигме науки, а соответственно вряд ли может «вписаться» в ее предмет.

Еще более категоричная позиция может быть сформулирована в отношении криминалистики как учебной дисциплины. Совершенно верно то, что она представляет собой наиболее устоявшееся знание, общезначимое, типичное [5], то есть еще более «привязанное» к обозначенной парадигме, чем собственно наука и проводимые в ее рамках, во многом «свободные и независимые» исследования. Весьма трудно представить себе (и не дай Бог увидеть в библиотеках и аудиториях) например, учебник по криминалистике, подготовленный как водится, ведущими учеными, в котором в разделе «Криминалистическая методика» рядом будут расположены главы «Методика расследования сексуально-садистских убийств» и «Методика защиты от обвинения в совершении сексуально-садистских убийств».

Итак, по мнению многих авторитетных ученых опасность заключается в том, что: «с появлением «криминалистики защиты» в составе традиционной криминалистики восстановление социальной справедливости, как цель, ради достижения которой исторически зарождалась и сегодня функционирует криминалистическая наука, становиться излишней, если не сказать препятствующей реализации адвокатом своих процессуальных функций – функций защитника» [6].

Однако это не значит, что исследования в области тактики, методики и стратегии профессиональной защиты в уголовном судопроизводстве не должны проводится. Они нужны, в них заинтересованы все правоприменители как со стороны защиты, так и со стороны обвинения. Новое научное направление, «набирая силу», рано или поздно сформируется как самостоятельная наука. Нынешнее поколение стоит у ее истоков, а авторы концепции, исследователи-первопроходцы станут носителями собственной парадигмы новой науки.


Автор Гармаев Ю.П.



[1] Используя данный термин, мы присоединяемся к позиции Л.А. Зашляпина о том, что он является условным, подразумевающим использование криминалистического знания в ситуациях выполнения уголовно-процессуальной функции защиты. См. Зашляпин Л.А. Организация профессиональной защиты: отношение к объектной области криминалистиуки, соотношение с иными понятиями // Профессиональная деятельность адвоката как объект криминалистического исследования. – Екатеринбург, 2002. - С. 164.

[2] Зашляпин Л.А. Указ. соч. С. 175.

[3] Филиппов А.Г. Криминалистика и теория профессиональной деятельности по уголовным делам // Профессиональная деятельность адвоката как объект криминалистического исследования. – Екатеринбург, 2002. С. 133.

[4] Хотя, на наш взгляд, скорее всего пока рано говорить о том, что теория профессиональной защиты или криминалистическая адвокатология, как ее именует О.Я. Баев, стала самостоятельной наукой. Однако, учитывая талант и энергию конкретных известных нам исследователей - это, пожалуй, дело самого ближайшего будущего.

[5] Зашляпин Л.А. Указ. соч. С. 177.

[6] Эксхархопуло А.А. Профессиональная защита в уголовном процессе и предмет криминалистики // Профессиональная деятельность адвоката как объект криминалистического исследования. – Екатеринбург, 2002. С. 158.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Давность привлечения к уголовной ответственности в современном уголовном праве
Объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК Российской Федерации.
Сравнительно-правовой анализ института уголовно-правовой давности привлечения к уголовной ответственности
Уголовно-правовая характеристика злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей
Совершенствование уголовного законодательства и практики его применения в сфере противодействия нарушениям правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
Вернуться к списку публикаций