2015-04-08 15:32:01
ГлавнаяУголовное право и процесс — Состязательность и равноправие сторон в уголовном суде



Состязательность и равноправие сторон в уголовном суде


Защита в судебных стадиях уголовного процесса.

Производство по уголовному делу в суде первой инстанции включает в себя: 1) комплекс действий судьи, сопряженных с рассмотрением ряда вопросов, подлежащих выяснению при назначении судебного заседания, и принятием соответствующих процессуальных решений (ст. ст. 227-239 УПК); 2) права подсудимого и его защитника в подготовительной части судебного заседания в суде присяжных; 3) разрешение судьей или судом уголовного дела по существу, завершаемого также принятием процессуального решения в виде постановления приговора, определения, постановления (ст. ст. 240-313 УПК).

1. Статья 229 УПК ввела предварительное слушание: 1) при наличии ходатайства стороны об исключении доказательства, заявленного в соответствии с частью третьей настоящей статьи; 2) «при наличии основания для возвращения уголовного дела прокурору в случаях, предусмотренных статьей 237 настоящего Кодекса»; 3) при наличии основания для приостановления или прекращения уголовного дела; 4) для решения вопроса о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей.

Предварительное слушание производится единолично судьей в закрытом судебном заседании с участием сторон. При неявке защитника и невозможности его замены предварительное слушание откладывается. Замена защитника производится в соответствии с частью третьей статьи 50 настоящего Кодекса (ч.2 ст. 248 УПК).

При разрешении ходатайств и заявлений судья вправе вызвать свидетеля для установления алиби подсудимого. Ходатайства о вызове дополнительных свидетелей, а также об истребовании других доказательств подлежат удовлетворению, если они имеют значение для дела. При решении вопроса о допустимости доказательств могут быть оглашены протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в деле и представленные сторонами. В необходимых случаях в качестве свидетелей допрашиваются любые лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом (ч. 6 . ч. 7, ч. 8 ст. 234 УПК).

Если при разрешении ходатайства обвиняемого о предоставлении времени для ознакомления с материалами уголовного дела суд установит, что требования части пятой статьи 109 УПК были нарушены, а предельный срок содержания обвиняемого под стражей в ходе предварительного следствия истек, то суд изменяет меру пресечения в виде заключения под стражу, удовлетворяет ходатайство обвиняемого и устанавливает ему срок для ознакомления с материалами уголовного дела (ч. 6 ст. 236 Кодекса). Судья выясняет, вручена ли подсудимому и когда именно копия обвинительного заключения или обвинительного акта, постановления прокурора об изменении обвинения. При этом судебное разбирательство уголовного дела не может быть начато ранее 7 суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения, постановления об изменении обвинения (ч. 2 ст. 265 УПК).

Как видим, новое законодательство сняло с судьи обвинительную функцию о корректировке обвинения, по вручению копии обвинительного заключения и т.д. и сделало суд более нейтральным к интересам сторон в процессе. Мы положительно оцениваем предписанные новации в структуре главы 34 УПК.

Состязательность в стадии назначения судебного разбирательства усилена в УПК РФ возможностью возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, когда об этом «ходатайствует хотя бы одна из сторон» (ч.1 ст. 237 УПК); возможностью приостановления дела в случае направления судом запроса в Конституционный Суд Российской Федерации или принятия Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению жалобы о соответствии закона, примененного или подлежащего применению в данном уголовном деле, Конституции Российской Федерации (п. 3 ч. 1 ст. 238 УПК); указанием на то, что «стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания, не менее чем за 5 суток до его начала» (ч. 4 ст. 231 УПК).

Перечисленные положения УПК отвечают задачам демократизации судебного процесса, защиты конституционных прав и законных интересов участников судопроизводства, обеспечения равенства сторон и состязательности. Они устраняют возможность проявления обвинительного уклона в деятельности суда.

2. Реализация прав подсудимого и его защитника, а также других участников уголовного судопроизводства рассматриваются через проблемы совершенствования: а) порядка рассмотрения об отводе председательствующего суда присяжных; б) состязательного характера мотивированных и немотивированных отводов присяжных.

Обеспечением активности защитника в судебном разбирательстве является высказывание доводов и мнений по поводу любого вопроса, подлежащего разрешению в суде. Это касается мнения адвоката о законности состава суда и права на заявление отвода всему составу суда или кому-либо из судей, прокурору, секретарю, эксперту, переводчику, специалисту. Понятно, что такие отводы осуществляются только по основаниям, предусмотренным законом (ст. 63-66, 68-72 УПК). Здесь мы считаем необходимым рассмотреть вопрос реализации подсудимым и его защитником, а также другими участниками уголовного судопроизводства прав заявления отвода в суде присяжных заседателей.

Подготовительная часть судебного заседания в суде присяжных проводится по тем же правилам и в соответствии с теми же нормами главы 36 УПК, что и подготовительная часть судебного заседания, проводимого без участия присяжных, но с учетом требований статьи 327 Закона.

Особенностью слушаний дела в суде присяжных является то, что в судебном заседании обязательно должен участвовать государственный обвинитель, так как в этом суде разбираются уголовные дела публичного обвинения (ст. ст. 20, 21 УПК), и защитник обвиняемого [1] (п. 6 ч. ст. 51 УПК). В случае отсутствия этих лиц, дело должно быть, безусловно, отложено.

Другой особенностью подготовительной части судебного заседания в суде присяжных является то, что на данном этапе судебного разбирательства, поскольку не сформирована коллегия присяжных, отвод может быть заявлен не всему составу суда, а только судье-профессионалу, председательствующему в процессе (ч.2 ст. 64 УПК). Однако статьей 65 УПК не предусмотрен порядок рассмотрения заявления об отводе председательствующего суда присяжных. Казалось бы, в данной ситуации применима ч. 2 этой нормы «отвод судье рассматривается судом коллегиально», но здесь еще нет коллегиальности, коллегия присяжных не сформирована. Не подходит к этому случаю и ч. 4 названной статьи, т. к. председательствующий не рассматривает дело единолично, оно рассматривается с участием присяжных после формирования их коллегии.

Из изложенных суждений следует, что в УПК необходима регламентация порядка рассмотрения отвода председательствующего суда присяжных.

После разрешения всех отводов, в соответствии со статьей 267 УПК подсудимому разъясняются его права, предусмотренные статьей 47 УПК. Нужно заметить, что права разъясняются не только одному подсудимому, но и, как указывает часть 5 статьи 327 УПК, в целом стороне обвинения и защиты. При этом председательствующий должен разъяснить им: 1) право заявить мотивированный отвод присяжному заседателю; 2) право подсудимого или его защитника, государственного обвинителя на немотивированный отвод присяжного заседателя, который может быть заявлен каждым из участников дважды; 3) иные права, предусмотренные главой 42, а также юридические последствия не использования таких прав. К последнему пункту следует отнести, как нам представляется, разъяснения прав, связанных с особенностями процесса, касающиеся процедуры отбора присяжных заседателей, постановки вопросов присяжным заседателям, а также особенности обжалования и рассмотрения жалоб на приговоры суда присяжных.

После разъяснения прав сторонам, участвующим в деле, суд переходит к рассмотрению и разрешению ходатайств. Здесь особо хотелось бы остановиться на двух вопросах. Во-первых, на этой стадии процесса уже не принимается судом отказ подсудимого от ходатайства о рассмотрении дела судом присяжных [2]. Во-вторых, также как и на предварительном слушании, здесь принимается заявление о недопустимости доказательства и на этом основании – ходатайство об его исключении [3].

Таковы в общих чертах особенности подготовительной части судебного заседания с участием присяжных заседателей по законодательству России. Надо сказать, что в Англии и США процедуре формирования жюри присяжных, предшествует предъявление обвинения и выяснение позиции обвиняемого (arraignment and plea). В Англии этой процедуре также предшествует составление и утверждение обвинительного акта [4]. Более близок нам по духу и по букве закона опыт континентальных стран [5].

Наш закон (статьи 328 и 329 УПК) детально регламентирует процедуру реализации прав защиты по заявлению мотивированных и немотивированных отводов присяжных, имеющую по своей сути состязательный характер и подробно описанную в указанных нормах. В силу сказанного, не представляется необходимым подробно останавливаться на этой процедуре, за исключением двух моментов.

Во-первых, часть 12 статьи 328 УПК указывает, что если количество оставшихся кандидатов в присяжные заседатели составляет восемнадцать или более, после результата удовлетворения заявленных самоотводов и мотивированных отводов, то председательствующий предлагает сторонам заявить немотивированные отводы. То есть реализация права подсудимого и его защитника, государственного обвинителя на немотивированный отвод ставится в зависимость от указанного количества присяжных. А пункт 2 части 5 статьи 327 УПК предусматривает заявление отвода каждым из участников дважды вне каких-либо условий. Преодоление этого противоречия в законе нам видится в изложении части 12 статьи 328 УПК в следующей редакции: «После удовлетворения заявленных самоотводов и мотивированных отводов, председательствующий предлагает сторонам заявить немотивированные отводы. Если в результате удовлетворения всех заявленных отводов осталось менее восемнадцати кандидатов в присяжные заседатели, то председательствующий принимает меры, предусмотренные частью третьей статьи 327 настоящего Кодекса».

Во-вторых, мы считаем, что часть 15 статьи 328 УПК слишком усложнена, и она противоречит требованиям закона об обеспечении каждого подсудимого защитником (ибо у них разные интересы) и поэтому достижение соглашений, никакой «торговли», жеребьевки по вопросу заявления, немотивированного отвода недопустимо. В связи с чем, нам представляется изложение части 15 указанной статьи в простой форме: «Если в уголовном деле участвуют несколько подсудимых, то на немотивированный отвод имеет право каждый из них в соответствии с требованием пункта 2 части 5 статьи 327 настоящего Кодекса».

3. Актуальность деятельности защитника в судебном разбирательстве освещается по следующим направлениям: а) участие в исследовании уже имеющихся доказательств, в допросах подсудимого, свидетеля, экспертов, в осмотре вещественных доказательств и места преступления, в проверке письменных доказательств; б) высказывание доводов и мнений по поводу любого вопроса, подлежащего разрешению в суде; в) реализация права на представление доказательств; г) обоснование позиции в защитительной речи; д) процессуальное закрепление доказательственной информации.

Изначально все участники судебного разбирательства связаны официальной версией, изложенной в обвинительном заключении, так как в соответствии с ч.1 ст. 252 УПК, судебное разбирательство «проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению». Это и предмет процессуальной деятельности защитника, осуществляющего функцию охраны прав и законных интересов своего подзащитного. Однако защитник должен иметь свое видение обвинения и доказательств, его обосновывающих, и его задача в суде убедить всех участников судебного разбирательства в правоте своего взгляда на рассматриваемые в суде вопросы. Фактический и правовой материал, подлежащий исследованию, выступает в качестве предмета состязания, а совокупность процессуальных приемов, которыми достигаются результаты исследования, составляет содержание процессуального состязания.

Важным элементом содержания состязательности является участие сторон в процессуальных действиях, предпринимаемых в судебном разбирательстве. Именно путем участия в процессуальных действиях стороны способны доказать то, что составляет их задачу. Речь идет об участии в исследовании уже имеющихся доказательств, в допросах подсудимого, свидетеля, экспертов, в осмотре вещественных доказательств и места преступления, в проверке письменных доказательств.

Для начала нам хотелось бы остановиться на правилах допроса подсудимого в суде присяжных.

Для выяснения обстоятельств участия обвиняемого в совершенном преступлении проводится его допрос. Подсудимого допрашивает государственный обвинитель, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, защитник. Присяжные заседатели через председательствующего вправе после допроса сторонами подсудимого задать ему вопросы.

Уголовно-процессуальный закон необходимо дополнить положением, предусматривающим вручение обвиняемому вместе с обвинительным заключением «Декларации о правах и обязанностях подсудимого при рассмотрении уголовного дела судом присяжных» [6]. Это интересное предложение С.М. Тащилиной отчасти соответствует положениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994г. № 9. Пленум специально обратил внимание судов на то, что перед допросом подсудимого наряду с разъяснением права давать или не давать показания по поводу предъявленного обвинения и других обстоятельств дела, председательствующий должен разъяснить ему, что в соответствии со статьей 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом, (пункт 15 указанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации). Однако наш Законодатель, по недоразумению или каким-либо другим причинам, отказался от названных положений Пленума Верховного Суда РФ. Мы не отрицаем, права подсудимому председательствующим разъясняются в соответствии с требованием части 5 статьи 327 УПК и, конечно, в том объеме, который предусмотрен статьей 47 УПК. Но ни в этих нормах, ни в статье 335 УПК статья 51 Конституции РФ не находит своей реализации. А поэтому мы предлагаем в УПК конкретно указать то, что перед допросом разъясняется подсудимому его право не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

В отличие от обычного судопроизводства, где допросу подсудимого предшествует процедура установления порядка исследования доказательств, судебное следствие в суде присяжных в бесспорном порядке начинается с допроса подсудимого. Это положение закона пришло к нам из Устава уголовного судопроизводства РИ и ставит своей целью сконцентрировать внимание присяжных на сути совершенного преступления, изложенной в обвинительном заключении и на объяснении поведения обвиняемого, сделанного им самим в ходе допроса [7].

Надо сказать, что разбирательство дела в англо-американском суде присяжных протекает по иной схеме [8]. Английский суд присяжных уделяет незначительное внимание показаниям самого подсудимого, ставя их наравне с другими доказательствами по делу. Совершенно неприемлемым для нас является подход к допросу подсудимого, сформировавшийся во времена существования в континентальных странах суда присяжных [9].

Бесспорно, нельзя особо выделять показания подсудимого и придавать им большее значение чем другим доказательствам по делу, но в то же время представляется неправильным искусственно уменьшать их значение. Ведь нам известно, чисто психологически человеку запоминается больше всего то, что происходит в начале действия и в его конце, а середина действия непроизвольно выпадает из его памяти. Поэтому допрос подсудимого, проводимый в начале судебного следствия, более ясно отпечатается в памяти присяжных, чем если бы он проводился в середине такового. А последнее может существенно повлиять на вердикт присяжных.

Что же касается самой процедуры допроса подсудимого, то наше законодательство довольно скупо описывает возможные варианты ее проведения. Отказ подсудимого дать показания по поводу предъявленного обвинения принимается судом безоговорочно, судебное следствие продолжается и суд переходит к исследованию других доказательств по делу. Если же подсудимый дает показания, то перечисленные в ч.4 ст. 335 УПК лица вправе задавать ему вопросы.

Зачастую подсудимые отказываются от ранее данных показаний из-за того, что их страшит неопределенность в вопросе о наказании, особенно за преступления, за совершение которых предусмотрено длительное лишение свободы, пожизненное заключение или смертная казнь. И если бы прокурор, утвердивший обвинительное заключение, указал в нем хотя бы на то, что обвиняемый подлежит наказанию в виде лишения свободы, то ситуация с осложнением судебного разбирательства вряд ли возникла бы [10].

В силу ст. 275 УПК стороны имеют право на допрос подсудимого, как и на допрос свидетелей (ст. 278 УПК), экспертов (ст. 282 УПК) после оглашения его заключения. Проведенный в связи с этим анализ судебной практики показал, что 90% вопросов допрашиваемым лицам задает председательствующий; 10% вопросов, задаваемых сторонами обвинения и защиты, в большинстве носят уточняющий характер или повторяют вопросы, заданные судом. Кроме того, по всем делам председательствующий, а не прокурор и адвокат, оглашает письменные материалы дела [11]. При допросе подсудимого судом неизбежно проявляется обвинительный уклон потому, что задающий вопросы может вести допрос методом «давления», создавая тем самым впечатление, что сомневается в правдивости его показаний. Исследования психологов подтверждают, что примерно у 4/5 судей выражено на уровне подсознания (не поддающегося контролю их сознания) негативное отношение к подсудимому, которое заставляет большинство наших судей априори смотреть на подсудимого как на лицо, совершившее преступление [12].

В связи с этим в научной литературе неоднократно высказывались предложения: об усилении состязательного начала, при котором сначала исследуются доказательства обвинения, а потом зашиты, при этом последовательность представления доказательств для их исследования каждая сторона определяет самостоятельно; признать подсудимого свидетелем защиты, а потерпевшего – свидетелем обвинения и производить их допрос сторонами; предусмотреть основной, перекрестный допрос и передопрос свидетелей, потерпевших, подсудимых [13]. Предлагаемый порядок допроса заслуживает предпочтения в силу того, что сторона способна активнее, полнее из-за процессуальной заинтересованности провести допрос, а после сторон суду легче, оставаясь на объективных и беспристрастных позициях, восполнить пробелы допроса.

УПК предусматривает именно такую процедуру допросов: «При согласии подсудимого дать показания, первыми его допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты, затем государственный обвинитель и участники процесса со стороны обвинения» (ч.1 ст. 275). «Суд задает вопросы подсудимому после его допроса сторонами» (ч. 3 ст. 275). «Первой задает вопросы свидетелю та сторона, по ходатайству которой он вызван в судебное заседание. Судья задает вопросы свидетелю после его допроса сторонами» (ч. 3 ст. 278 УПК). «После оглашения заключения эксперта ему могут быть заданы вопросы сторонами, при этом первый вопрос задает сторона, по инициативе которой была назначена экспертиза». При необходимости суд вправе предоставить эксперту время необходимое для подготовки ответов на вопросы суда и сторон (ч. 3 ст. 282). Однако УПК не предлагает нормативного закрепления повторного и перекрестного допросов, которые представляют интерес с точки зрения состязательного порядка построения судебного следствия.

Как известно, на практике существует проблема отказа подсудимого от показаний, данных им на следствии. Нередко это правдивые показания, в которых подсудимый признавал свою вину и давал развернутые, подробные показания.

Оценивались показания подсудимого, от которых в суде он отказался, как обычное рядовое доказательство по общим правилам оценки доказательств. Естественно, суд при этом проверял, при каких обстоятельствах давались эти показания, в присутствии кого, насколько они подтверждаются другими доказательствами, соответствуют ли они другим, установленным фактам, и т.д. Теперь суду предлагается отказаться от исследования показаний, от которых подсудимый отказался, – они без исследования проверки и оценки сразу же должны быть объявлены недопустимыми. Понятно, что рассматриваемая норма УПК (ст. 75) на раскрытие и расследование преступлений, на установление истины по делу работать не будет. Более того, эта норма носит провоцирующий характер, подталкивая подсудимого к отказу от ранее данных им на следствии показаний [14].

Представляется целесообразным восстановить и расширить правила ст.ст. 288 и 290 УПК в редакции 1936 года, согласно которым «каждый свидетель может быть передопрошен в присутствии других свидетелей или поставлен с ними на очную ставку». «Каждая сторона вправе предлагать свидетелю дополнительные вопросы в разъяснение и дополнение ответов, данных на вопросы другой стороны». Под повторным допросом понимают на практике вторичный допрос свидетеля о тех же обстоятельствах в целях их уточнения. Перекрестный допрос состоит в том, что одному и тому же допрашиваемому лицу стороны поочередно ставят вопросы по поводу одного и того же обстоятельства.

Как известно, состязательная модель англо-американского уголовного процесса предполагает, что допустимыми доказательствами являются лишь те свидетельские показания, которые были получены в ходе перекрестного допроса, проводимого сторонами в присутствии судьи [15]. Повторный и перекрестный допросы подсудимого и потерпевшего, необходимо отметить, как наиболее эффективный прием судебного состязания. По УПК повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению может проводиться по просьбе самого обвиняемого, в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе (ч. 4 ст. 173).

Дело в том, что допрос обвиняемого – это не только способ получения доказательств, но и средство его защиты от обвинения. Лишая следователя права на повторный допрос обвиняемого, законодатель одновременно лишает обвиняемого и права на защиту [16].

Поэтому представляется необходимым дополнить УПК правилом: «Свидетель, потерпевший, подсудимый может быть вторично допрошен сторонами и судом в дополнение и разъяснение ранее данных показаний, а также подвергнут перекрестному допросу сторонами и судом по поводу одного и того же обстоятельства».

В связи с широким использованием в суде в качестве доказательств экспертных заключений защитник изучает материалы, связанные с назначением и производством экспертизы. При этом он оценивает, проведена ли по делу экспертиза, которая необходима; поручено ли производство экспертизы компетентным специалистам; нет ли оснований для отвода экспертов; составлены ли вопросы и даны ли ответы на них в пределах его специальных познаний; все ли вопросы, которые могут иметь значение для дела, поставлены; предоставлены ли в распоряжение экспертов необходимые материалы; проведены ли ими исследования, которые требуются по характеру вопросов и материалов; соблюден ли установленный порядок назначения и производства экспертизы; нет ли противоречий в заключении эксперта; вызван ли он в необходимых случаях в судебное заседание; какие вопросы, имеющие значение для защиты подсудимого, следует ставить перед экспертом. Экспертное заключение, как и любое доказательство, должно оцениваться адвокатом критически и при наличии существенных противоречий в нем следует ходатайствовать перед судом о назначении повторной или дополнительной экспертизы.

Если выводы, к которым пришел эксперт, носят вероятностный характер, защитник должен обратить внимание суда на то, что согласно п.4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебном приговоре» от 29 апреля 1996 г. такое заключение эксперта не может быть положено в основу обвинения [17]. Закон не предусматривает обязательное участие эксперта в суде, если экспертиза проводилась на предварительном следствии. Однако если участие эксперта необходимо для разрешения возникших у защитника вопросов, он обязан заявить ходатайство о вызове эксперта.

Иногда в судебное заседание вызывают не тех экспертов, которые проводили экспертизу на предварительном следствии, что представляется неправильным. В суд должны быть вызваны те эксперты, которые проводили экспертизу на предварительном следствии и своей подписью подтвердили заключение. Иначе следует рассматривать экспертизу в суде, проведенную другими экспертами, как повторную.

Участвуя в производстве экспертизы и в допросе эксперта, защитник обязан проанализировать не только выводы эксперта, оправдывающие подсудимого, но и обвинительные утверждения, содержащиеся в заключении, которые могут вызвать сомнения.

С момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе привлекать специалиста в соответствии со статьей 58 УПК (п. 3 ч.1 ст. 53 УПК). В ходе судебного разбирательства он может заявлять ходатайство о его вызове. Суд не вправе отказать защитнику в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (ст. 271 УПК). Специалист, участвуя в судебных действиях, дает разъяснения сторонам и суду по вопросам, входящим в его профессиональную компетенцию. Показания специалиста – сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями статей 58, 168 и 271 УПК (ч.4 ст. 80 УПК).

Стороны участвуют в осмотре местности и помещения (ст. 287 УПК), осмотре вещественных доказательств (ст. 284 УПК), выслушивают оглашаемые судом протоколы следственных действий и иных документов (ст. 285 УПК). УПК ввел правило, согласно которому протоколы следственных действий, заключения эксперта и иные документы оглашаются стороной, которая ходатайствовала об их оглашении, либо судом (ч. 2 ст. 285 УПК). УПК предусматривает производство судом эксперимента с участием сторон, предъявление для опознания и освидетельствование (ст. 288-290 УПК).

Защитник высказывает мнение о порядке исследования доказательств (ст. 274 УПК), и его мнение по данному вопросу должно исходить из интересов защиты, учитывая наибольшую целесообразность проведения судебного следствия. Эту же цель преследует адвокат, высказывая свое мнение о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц (ст. 272 УПК). По окончании исследования представленных сторонами доказательств председательствующий опрашивает стороны, в том числе защитника, желают ли они дополнить судебное следствие. В случае заявления ходатайства о дополнении судебного следствия суд обсуждает его и принимает соответствующее решение (ст. 291 УПК).

Важным средством защиты является заявление защитником ходатайства о прекращении судопроизводства в связи с наличием обстоятельств, предусмотренных ст.ст. 24-28 и 239 УПК; о возвращении уголовного дела прокурору (ст. 237 УПК); об отложении разбирательства на другой срок (ст. 272 УПК).

Защитник вправе высказать свое мнение о ходатайствах, заявленных другими участниками процесса, соглашаясь с ними, либо оставляя их открытыми. Точно так же, выслушав мнения другой стороны о своих ходатайствах, защитник может изменить свою точку зрения.

Заявление ходатайств является эффективным средством защиты, поэтому защитник должен продумать, когда и какие ходатайства целесообразнее заявлять, а также формулировать свои ходатайства четко, кратко и обоснованно. По заявленным ходатайствам суд обязан вынести определение. Отказ суда в ходатайстве не ограничивает права подсудимого и его защитника заявить его вновь в ходе дальнейшего судебного разбирательства (ст. 271 УПК). С выяснением новых обстоятельств дела может стать очевидной целесообразность повторного заявления ранее отклоненного ходатайства. Каждое ходатайство, особенно заявленное повторно, должно быть аргументировано с привлечением новых данных, установленных в ходе судебного разбирательства.

Вместе с тем, как справедливо отмечалось в литературе [18], совершенно неприемлема постановка вопроса об ответственности защитника за заявление им ходатайства, признанного судом необоснованным. Заявление защитником ходатайств является одним из указанных в законе процессуальных средств защиты прав и законных интересов подсудимого, и он должен использовать предоставленное ему законом право, а у суда есть право необоснованное ходатайство мотивированно отклонить, выслушав предварительное мнение остальных участников. Если ходатайство защитника будет, с его точки зрения, необоснованно отклонено, он может заявить его повторно по ходу или при окончании судебного следствия. Защитник обладает правом поддержания ходатайств, заявленных другими его участниками. Предметом особого внимания для него является поддержание и обоснование ходатайства подсудимого, которое обычно с ним заранее согласовывается. Из данных о работе Пензенской областной коллегии адвокатов за 2000 год видно, что адвокатами в судах 1-й инстанции было заявлено 8242 ходатайства, из них 3943 были признаны обоснованными и удовлетворены. Из этого числа адвокатами было заявлено о переквалификации обвинения – 2022 ходатайства, удовлетворено – 1104. В 2001 году ими было заявлено 8341 ходатайство, удовлетворено – 3954, в том числе о переквалификации обвинения – 2101, удовлетворено – 1144. В 2002 году в суде 1-ой инстанции адвокатами – защитниками было заявлено 8412 ходатайств, удовлетворено – 4011, в том числе о переквалификации обвинения – 2154, удовлетворено – 2211.

Для защиты адвокат представляет документы, собранные им самостоятельно, с помощью подзащитного, его родственников, близких и знакомых. При этом защитник заявляет ходатайство о проведении любых судебных действий для закрепления информации, в частности: о допросе дополнительных свидетелей, о назначении экспертизы, о приобщении того или иного документа. Важность этого приема заключается в том, чтобы суд согласился вызвать и допросить по делу именно тех свидетелей, показания которых будут отвечать интересам подзащитного, а результативность определяется личной тактикой адвоката: каких дополнительных свидетелей предложить суду для допроса, в какой очередности их допросить, какие задавать им вопросы. Представленные защитником предметы и документы обозреваются всеми участниками судебного следствия и в случае установления их относимости и допустимости приобщаются определением (постановлением) суда к делу доказательств.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Правовое обеспечение оптимального функционирования государственного механизма как условие искоренения коррупции
Понятие и особенности уголовной ответственности организатора
Специальный случай освобождения от уголовной ответст­венности за налоговые преступления
Обычный подарок или взятка
Международные уголовно-правовые и уголовно-процессуальные вопросы борьбы с коррупцией
Вернуться к списку публикаций