2015-04-01 21:29:46
ГлавнаяУголовное право и процесс — Понятие личности обвиняемого



Понятие личности обвиняемого


Требования к установлению данных о личности обвиняемого в уголовно-процессуальном законе

Установление данных о личности обвиняемого в уголовном процессе как целостной системе ее взаимосвязанных свойств, качеств, признаков основано на требовании уголовного и уголовно-процессуального законов. Ведется оно во всех стадиях уголовного процесса путем доказывания - деятельности по собиранию, проверке и оценке доказательств.

Уголовно-процессуальный закон в ряде статей указывает на необходимость установления отдельных данных, касающихся личности обвиняемого, для решения конкретных задач в процессе предварительного и судебного разбирательства. Иногда закон говорит о необходимости учитывать личность обвиняемого, но при этом не расшифровывает, что вкладывает в смысл этого понятия, какие конкретные данные о личности надо иметь в виду.

Надо полагать, что законодатель делает это оправданно, поскольку личность обвиняемого, как было рассмотрено выше, является достаточно сложной социально-правовой категорией, включающей комплекс взаимосвязанных между собой черт, свойств, качеств, которые в одних ситуациях могут быть приняты во внимание, в других нет; с учетом оценки частностей, индивидуальностей, исходя из понятия личности обвиняемого, Верховные суды СССР, РСФСР, ныне суд Российской Федерации, постоянно обращали и обращает в настоящее время внимание на соблюдение закона по установлению и учету данных о личности подсудимого при принятии судебных решений [1].

Уголовно-процессуальный закон называет, какие данные о личности обвиняемого должны быть установлены по каждому делу (ст. 68 УПК), по отдельным категориям дел (ст. 392, 404 УПК), ем уголовного дела в связи с деятельным раскаянием (ст. 7 УПК).

Следовательно, данные о личности имеют важное процессуальное значение и способны влиять на ход уголовного процесса.

Особое внимание в уголовном процессе уделяется акту привлечения лица в качестве обвиняемого. Следователь обязан вынести мотивированное постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, когда к этому имеются основания. В системе решений, принимаемых в ходе предварительного следствия, этот акт имеет исключительно важное процессуальное значение. Во-первых, именно постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого является тем юридическим фактом, на основании которого возникают процессуальные отношения между органами расследования и обвиняемым. Во-вторых, оно определяет направление дальнейшего расследования дела. В-третьих, следователь приобретает полномочия на применение мер процессуального принуждения в отношении обвиняемого. В-четвертых, обвиняемый становится участником процесса и приобретает процессуальные права для защиты от обвинения. В-пятых, устанавливает пределы обвинения. Как в обвинительном заключении, так и в приговоре суда не должен фигурировать ни один эпизод обвинения, не указанный в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, иначе будет допущено нарушение прав личности, что может повлечь в конечном счете отмену приговора.

Законодатель отмечает, что в этом постановлении необходимо указать преступление, в совершении которого данное лицо обвиняется, с указанием времени, места и других обстоятельств совершения преступления (ст. 144 УПК). В данном постановлении индивидуализируется обвинение по соответствующим статьям уголовного закона. Поэтому правы Н.В. Жогин, Ф.Н. Фаткуллин, которые полагают, что «когда для состава преступления важны мотив и цель или данные, характеризующие прошлое привлекаемого к уголовной ответственности, они тоже подлежат обязательному описанию в обвинении» [2].

Учитывать данные о личности обвиняемого приходится и при решении вопроса о применении мер пресечения и выборе одной из них. Особенно это важно теперь, когда усилены контрольные функции со стороны суда за избранием меры пресечения - заключение под стражей (ст. 11 УПК). При избрании меры пресечения учитываются не только тяжесть предъявленного обвинения, но также и личность обвиняемого, род его занятий, возраст, состояние здоровья, семейное положение и другие обстоятельства (ст. 91 УПК). Под «другими обстоятельствами», надо полагать, должны пониматься прежде всего обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность (ст. 61, 63 УК), а также те обстоятельства и условия, при которых применение меры пресечения может повлечь особо тяжкие последствия для обвиняемого или его семьи (например, тяжкая болезнь или смерть единственного работоспособного члена семьи и др.). Следовательно, здесь также могут быть учтены и такие данные о личности, которые конкретизируют и индивидуализируют обвиняемого.

Всесторонний учет и анализ оснований (ст. 89 УПК) и обстоятельств (ст. 91 УПК) позволяет применить именно ту меру пресечения, которая действительно окажется необходимой и оправданной в конкретной процессуальной ситуации. Данные о личности, таким образом, имеют немаловажное значение для правильного решения вопроса об избрании меры пресечения не вообще, а конкретной из предусмотренных законом мер. Правильно заметил Ю.Д. Лившиц: «Вполне ведь понятно, что при совершении одного и того же деяния разными лицами в отношении последних могут быть избраны разные меры пресечения» [3].

Из сказанного можно заключить, что орган предварительного расследования, решая вопрос об избрании меры пресечения, должен иметь определенную совокупность данных о личности такого лица.

Как свидетельствуют данные обобщения следственной и судебной практики, требования закона в этой части практическими работниками не всегда обеспечиваются в должной форме. Так, из изученных 1012 уголовных дел, рассмотренных районными судами Оренбургской области в отношении 1859 человек, за период 1990-94 г. г. подписка о невыезде избиралась в 32% случаев. В 89% постановлений нет должной мотивировки, почему избрана именно данная мера пресечения, хотя закон этого требует.

Нет должной мотивировки и при избрании такой меры пресечения, как заключение под стражу. В 59% случаев избиралась эта мера и в большей половине постановлений не содержатся необходимые основания избираемой меры пресечения, кроме как указания на преступление, в котором обвиняется такое лицо. Такие отступления от закона безусловно будут вызывать серьезную озабоченность [4].

Следователь обязан учитывать данные, характеризующие личность обвиняемого и при выполнении ряда других следственных действий. Например, по обеспечению в деле переводчика лицу, не владеющему языком, на котором ведется производство (ст. 17 УПК), либо при назначении судебно-психиатрической или судебно-психологической экспертизы (ст. 79 УПК).

Если лицо ранее страдало психическим заболеванием, то необходимо установить, какое это заболевание, когда и где оно лечилось. В чем конкретно выразились действия, позволяющие судить о странностях в его поведении с тем, чтобы эти данные нашли отражение в постановлении о назначении судебно-психиатрической или психологической экспертизы.

А тогда, когда речь идет об обеспечении защитника в случаях, указанных в ст. 47 УПК, следователи обязаны устанавливать возраст несовершеннолетнего, физические или психические недостатки лиц, не позволяющие им самим осуществлять свое право на защиту, а также неспособность лица пользоваться языком, на котором ведется судопроизводство. Наличие физических и психических недостатков может быть определено самим следователем, например, путем истребования соответствующего медицинского документа о наличии таких недостатков. По окончании предварительного следствия, при составлении обвинительного заключения, необходимо также в этом процессуальном документе, как предусмотрено уголовно-процессуальным законом, отражать данные о личности обвиняемого (ст. 205 УПК).

Данная статья указывает, что в описательной части обвинительного заключения излагается сущность дела и, наряду с другими обстоятельствами, указываются обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность обвиняемого, доводы, приводимые обвиняемым в свою защиту, и результаты проверки этих доводов. В резолютивной части приводятся сведения о личности обвиняемого.

В описательной части обвинительного заключения, как следует из закона, должны также найти отражение данные, характеризующие личность обвиняемого, которые связаны с исследованием как смягчающих, так и отягчающих ответственность обвиняемого обстоятельств, и иных данных, характеризующих личность обвиняемого [5]. Это позволит полнее представить личность с ее положительными и отрицательными качествами, которые говорят как в ее пользу, так и против. При анализе практики составления обвинительных заключений по уголовным делам, рассмотренным судами Оренбургской области, крайне редко анализируются характеризующие личность обвиняемого данные.

Чаще делаются лишь категорические выводы: обвиняемые характеризуются положительно либо отрицательно. По нашим данным (67% дел) не содержится анализа личности обвиняемого в обвинительном заключении, не раскрывается личность по выполнению своих обязанностей на производстве, в семье, в быту, отсутствует характеристика иных ее личностных сторон. В 43% обвинительных заключений нет ссылки на смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства. В 57% дел лишь по 22% из них содержатся ссылки только на смягчающие обстоятельства [6]. Безусловно, такая практика составления обвинительных заключений не обеспечивает не только выполнения требований закона по составлению этого важного процессуального акта, но и существенно ущемляет права обвиняемого на защиту.

Чтобы как-то положительно повлиять на ход практической деятельности в этом направлении, а также усилить гарантии прав личности, необходимо ст. 205 УПК дополнить указанием, что наряду с отражением обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность обвиняемого, в описательной части обвинительного заключения нужно отражать «иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого». Такое дополнение статьи позволит ориентировать следователя на то, чтобы отражать в обвинительном заключении, помимо смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств, также и другие данные о личности обвиняемого для обеспечения индивидуализации ответственности конкретной личности [7].

Уголовно-процессуальный закон закрепил ряд других положений, подчеркивающих значение установления данных о личности обвиняемого в последующих (судебных) стадиях процесса. От характера таких данных зависит решение ряда вопросов, например, при разрешении судьей вопроса о назначении судебного заседания (ст. 222, 223, 2231 УПК), приостановлении дела или направлении его по подсудности (ст. 231 УПК), возвращении дела для дополнительного расследования (ст. 232 УПК) либо прекращении дела при наличии предусмотренных законом обстоятельств (ст. 234 УПК).

Что касается судебного заседания, то законодатель указал те конкретные данные о личности подсудимого, которые необходимо устанавливать в подготовительной части заседания (ст. 271 УПК), а затем отражать во вводной части приговора (ст. 313 УПК) [8].

Перечисляя в законе основания к отмене или изменению приговора в кассационном и надзорном порядке, особо обращается внимание также на личность осужденного. Так, дознание, предварительное или судебное следствие во всяком случае признается односторонним или неполным, если не установлены с достаточной полнотой данные о личности обвиняемого (ст. 343 УПК). В другом случае не соответствующим тяжести преступления и личности осужденного признается наказание, когда оно, хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующим уголовным законом, но по-своему размеру является явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости (ст. 347 УПК).

Уголовно-процессуальный закон регламентирует уголовно-процессуальную деятельность как систему процессуальных действий, обращает пристальное внимание субъектов процесса на то, что установление данных о личности обвиняемого имеет важный юридический аспект, что эта деятельность ведется во всех стадиях уголовного процесса, обеспечивая решение практических задач в ходе такой деятельности.


Гуськова Антонина Петровна



[1] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР № 3 от 8 сентября 197 6 г. «О выполнении судами РСФСР Постановления № 4 Пленума Верховного Суда СССР от 30.06.1969 г. «О судебном приговоре» (Бюллетень Верховного суда РСФСР, 1976, № 12); Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 29 июня 197 9 г. «О практике применения судами общих начал назначения наказания» (Бюллетень Верховного Суда СССР, 1979, № 6); Постановления: № 5 Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.90 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» (Бюллетень Верховного суда РФ, 1991, № 3); № 4 от 22 апреля 1992 г. «О судебной практике по делам об изнасиловании» (Бюллетень Верховного суда РФ, 1992, № 7); № 15 от 22 декабря 1922 г. «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» (Бюллетень Верховного суда РФ, 1993, № 2; № 9), от 21 декабря 1993 г. «О судебной практике по делам о бандитизме» (Бюллетень Верховного суда РФ, 1994, № 3), от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» (Бюллетень Верховного Суда РФ, 1996, № 1).

[2] Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. - М., 1961, с. 198.

А.А. Герцензон также писал: «Первые данные о личности обвиняемого должны содержаться уже в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 144 УПК)» (Герцензон А.А. Уголовное право и социология. - М., 1970, с. 155).

[3] Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. - М., 1974, с. 27.

[4] Вопрос о неудовлетворительной практике обеспечения требований закона, отраженных в ст. 91 УПК, поднимался и другими учеными, занимавшимися такой проблемой. Ю. Манаев сообщает, что в изученных им постановлениях об избрании меры пресечения - подписки о невыезде, в 42% случаев не содержалось указаний на установленные законом основания. (См.: Манаев Ю. Проверка в суде законности и обоснованности процессуальных решений следователя // Советская юстиция, 1973, №21, с. 14).

Подобную тревогу высказывал также Н.Т. Ведерников (См.: Ведерников Н.Т. Указ. соч., с 53).

[5] М.Г. Коршик и С.С. Степичев считали, что сведения, характеризующие личность обвиняемого, необходимо излагать не только в резолютивной части обвинительного заключения, как это обычно делается, но и в описательной. При этом они подчеркивали, если в резолютивной части приводятся так называемые установочные сведения о личности обвиняемого, тем не менее, необходимо указывать в описательной части также о его прошлой деятельности, состоянии здоровья, отношении к своим служебным, общественным и семейным обязанностям, о его образе жизни, связях, моральном облике, чертах характера и иных личностных качествах. С авторами солидарна полностью. (См.: Коршик М.Г., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого. - М., 1961, с. 72).

[6] Другие авторы также отмечают в своих работах, что по данным их обобщений просматривается недостаточность анализа характеристики личности обвиняемого в обвинительном заключении. Так, по данным Манаева Ю.В., Лещенко В.А. это наблюдается более чем в 83% дел (См.: Манаев Ю.В., Лещенко В.А. Обвинительное заключение. Значение и отражение в нем данных, входящих в предмет доказывания по уголовному делу // Труды высшей следственной школы МВД СССР. Вып. 3, Волгоград, 1970, с. 77).

По данным Цветкова П.П. - 66%, (См.: Цветков П.П. Указ. соч., с. 106).

[7] Н.В. Жогин, Ф.Н. Фаткуллин в пользу этого высказали в свое время убедительный довод: «... речь идет не просто об анкете данных обвиняемого (возраст, занятие и т.д.), которые излагаются в резолютивной части обвинительного заключения», а в описательной части этого акта приводятся и те фактические данные, которые характеризуют обвиняемого и показывают, «что он за человек в общественном, моральном отношении». (См.: Указ. соч., с. 297). Б.Корсаков и А.Любавин еще в 1959 г. отмечали, что прокурор не имеет права передавать дело в суд, если не установлены относящиеся к делу данные о личности обвиняемого. Краткая и четкая, основанная на данных характеристика обвиняемого облегчит работу обвинителя и суда и будет дополнительной гарантией права обвиняемого на защиту (См.: Корсаков Б., Любавин А. Исследование личности обвиняемого // Сов. юстиция. 1959, № 2, с. 21).

[8] Редакция ст. 420 Теоретической модели УПК вызывает возражение. В ней не содержится ссылка на отражение смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств. Как и ст. 164 модели УПК, ст. 420 УПК не согласуется со ст. 517 этой же модели, в которой содержится указание отражать в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность (См.: Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР, Теоретическая модель УПК. - М., 1989, с. 119, 219, 252).

Что касается проекта УПК (См.: Юридический вестник, сентябрь 1995, № 31), то в ст. 243 отражено, что в описательно-мотивировочной части обвинительного заключения излагаются обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность обвиняемого, а также в ст. 349 указано, что эти обстоятельства должны отражаться в описательно-мотивировочной части обвинительного заключения. Такое дополнение в проект УПК является, как надо понимать, весьма существенным.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Совершенствование уголовного законодательства и практики его применения в сфере противодействия нарушениям правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
Проблемы и тенденции развития института смертной казни в российском законодательстве в постсоветский период
Проблемы соотношения налоговых и иных преступлений в сфере экономики
Виновное вменение в уголовном праве России
Групповая преступная деятельность несовершеннолетних - проблемы правовой регламентации и официального толкования
Вернуться к списку публикаций