2015-04-01 21:23:50
ГлавнаяУголовное право и процесс — Личность обвиняемого как субъект уголовно-процессуальных отношений



Личность обвиняемого как субъект уголовно-процессуальных отношений


Правовой статус личности обвиняемого. Его понятие

Поскольку право выступает необходимым средством закрепления выражения социальной свободы личности, ее интересов, то правовой статус личности всегда является отражением ее социально-правового положения. Понятие «статус» соотносится с понятием «социальная роль». В современной социологической литературе понятие «статус» применяется значительно реже, чем понятие «роль». Обычно статус личности связывается с ее правами и привилегиями [1].

В юридической литературе в основном используют понятие «правовой статус личности», который большинством ученых отождествляется с понятием «правовое положение». Правовой статус личности является статичной, устойчивой, юридической основой интересов граждан [2]. Изменение правового статуса производится только законодательным путем, отражая поступательное развитие общества. Сама личность не может определить свой статус, она лишь действует, исходя из своего правового положения. Отсюда, правовой статус есть средство не личности, а государства, которое через определение статуса задает ей исходную правовую позицию. Поэтому статус является фиксированной моделью интересов личности [3].

В правовом статусе личности охватываются все существенные ее взаимоотношения с обществом и составляют основу всего богатства ее социальных связей и отношений. Не случайно правовой статус личности соотносится с ее правовым положением. Правовой статус, другими словами, указывает на место личности в системе правоотношений, характеризующихся правами и обязанностями. Следовательно, понятие «правовое положение личности» отражает функциональную роль и указывает место личности в системе общественных отношений. Отсюда, это понятие, по логике вещей, не должно быть тождественно понятию правового статуса личности.

Попытки отдельных авторов как-то развести, разграничить эти понятия не увенчались успехом. Так, предлагалось обозначить понятием «статус» только «ядро», «стержневые элементы» положения личности, а всю совокупность правовых признаков, состояний, возможностей гражданина именовать правовым положением [4] или правовым комплексом [5].

Как заметил В.М. Корнуков: «при всей убедительности» доводов авторов в пользу различия этих понятий и «определенной уместности», такое решение «только усложнит» суть вопроса [6].

Статус (от латинского - status - состояние, положение) - социальный означает соотносительное положение (позиция) индивида в социальной системе [7], а правовой статус соответственно - в социально-правовой. Словарь русского языка слово «статус» комментирует как «правовое» положение [8].

Однако, если учесть, что права человека - это неотъемлемое свойство личности, то понятие правового положения личности по своему составу безусловно должно быть шире правового статуса, куда надлежит включить, помимо прав человека, и другие компоненты, позволяющие охарактеризовать положение личности в системе правоотношений.

Правовой статус личности обвиняемого является категорией объективной. Его содержание определяется структурой взаимоотношения личности и общества, гражданина и государства и теми юридическими фактами, которые порождают уголовно-процессуальные отношения. Оправданно этот статус именовать индивидуально-правовым, поскольку обвиняемый, являясь участником уголовного процесса, наделяется такими индивидуально-процессуальными правами, которые позволяют ему собственными усилиями и с помощью защитника защищать охраняемый законом личный интерес. Более того, наличие его субъективных прав обеспечивает ему возможность влиять на ход и исход уголовного дела.

В силу своего процессуального положения обвиняемый является субъектом права, субъектом обязанностей, лицом, к которому (при наличии предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством оснований и с соблюдением им установленного порядка) могут применяться меры процессуального принуждения. Обвиняемый является субъектом процесса, осуществляющим функцию защиты, а потому ему предоставляется право на защиту, которое образует всю совокупность предоставленных прав. Такое право гарантируется обвиняемому Конституцией РФ (ст. 2, 17, 45).

Уголовно-процессуальными гарантиями прав обвиняемого служат корреспондирующие этим правам обязанности суда, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, предусмотренные нормами УПК основания и порядок исполнения таких обязанностей.

Понятие «правовой статус» личности обвиняемого является собирательным понятием, поскольку «охватывает по существу всю сферу юридических связей и отношений», которые возникают между государством, обществом и личностью в связи с фактом предъявления лицу обвинения, расследованием, рассмотрением и разрешением дела по существу.

В литературе используют характеристику правового статуса личности на уровне трех ступеней: общеправового (конституционного), отраслевого (специального) и конкретно-индивидуального [9]. Это позволяет охватить всю систему правовых средств, регулирующих положение личности в обществе, в сфере однотипных (однородных) отношений и конкретных (индивидуальных). На основе диалектической связи между общим, особенным и единичным представляется возможным представить личность обвиняемого в уголовном процессе как носителя всех социальных, государственно-правовых качеств в системе общественных отношений. Перенеся это на соотношение статусов: общего, специального и индивидуального, применительно к их содержанию, можно понять, что каждый предыдущий статус составляет основу следующего, а каждый последующий входит в предыдущий. Общеправовой (конституционный) безусловно является базой для отраслевого (специального), а отраслевой, в свою очередь, для индивидуального.

Все статусы по своему структурному составу являются неизменными, отражая лишь различные уровни связей и отношений личности, общества и государства.

Поэтому, когда мы говорим о статусе личности обвиняемого и его правовом положении, то полагаем, что и статус, и правовое положение абстрактной личности по конституционному праву не будет совпадать со статусом и правовым положением личности обвиняемого, поскольку здесь определяются различные уровни правовых отношений и связей.

По разному решается вопрос, например, о приобретении прав и свобод гражданином и человеком, возложения на них обязанностей на уровне конституционного права в сравнении с другими отраслями права. Если в конституционном праве таким основанием является принадлежность лица к гражданству Российской Федерации и в силу этого они не приобретаются и не отчуждаются, то относительно к другим отраслям права таким основанием являются юридические факты, порождающие определенные правовые последствия. Именно благодаря им права и обязанности, предусмотренные отраслью права, обретают конкретное содержание. Нормы отраслевого права, которые закрепляют права и обязанности граждан, облекаются в разнообразные нормативно-правовые предписания. Они, безусловно, должны соответствовать Конституции, поэтому права и свободы человека и гражданина, закрепленные в Конституции, являются универсальными, обладающими высшей юридической силой по отношению ко всем иным нормативно-правовым актам. Конституционные права и свободы выступают в наиболее абстрактной форме и они отражают типичное положение человека и гражданина в государстве, обществе. По этой причине их содержание должно быть свободно от той специфики, которая присутствует в конкретных правах и обязанностях субъектов уголовного процесса. Иначе говоря, конституционные права и свободы, обладая всеобщим содержанием, конкретизируются, специфицируются в правовом статусе личности, например, личности обвиняемого.

Поэтому основным построением системы правового положения личности является правовой статус личности, закрепленный Конституцией. В правовой статус личности отдельные авторы кроме прав, обязанностей включают гражданство [10], правоспособность (правосубъектность) [11], принципы [12], законные интересы [13], гарантии, обеспечивающие осуществление прав и свобод и использование обязанностей [14] и др. Чтобы выразить свое отношение по этому вопросу, прежде обратимся к Конституционному праву, поскольку к его предмету относятся те отношения, которые можно назвать базовыми, основополагающими, так как регулируют отношения, складывающиеся во всех сферах жизнедеятельности обществ.

Конституционно-правовой институт [15], нормы которого закрепляют основы статуса личности, отражает наиболее существенные исходные начала, определяющие положение человека в обществе и государстве. Е.И. Козлова и О.Е. Кутафин включает: гражданство, общие принципы статуса личности, основные права, свободы и обязанности [16]. А.И. Коваленко: права, свободы и обязанности, гражданство [17]. Расходятся авторы, как можно видеть, в одном, а именно в том, что А.И. Коваленко не указывает общие принципы статуса личности, о которых упоминают Е.И. Козлова и О.Е. Кутафин.

Е.Г. Мартинчик конституционный статус личности представил состоящим из прав, свобод, гарантий прав и свобод, обязанностей [18]. В.М. Корнуков в него включил: гражданство, общую правоспособность, основные права, свободы, обязанности и гарантии их осуществления [19]. Как можно видеть, статус личности представлен набором различных составных элементов. Ничего более важного в структуре правового статуса личности, кроме прав, свобод и обязанностей, как представляется, не должно быть. Система прав, свобод и обязанностей есть «сердцевина», «ядро» правового статуса личности и, соответственно, решения основных юридических проблем. Вероятно следует согласиться с мнением тех авторов, которые отдают предпочтение исключительно правам, свободам и обязанностям как категориям, которые «позволяют четко выделить структуру понятия правового статуса личности» [20]. Е.А. Лукашева, например, находит, что гражданство, как общая правоспособность, гарантии, законные интересы, юридическая ответственность и другие дополнительные элементы следует считать либо предпосылками правового статуса (например, гражданство, общая правоспособность), либо элементами вторичными по отношению к основным (так, юридическая ответственность по отношению к обязанностям, ибо без обязанностей нет ответственности), либо категориями, далеко выходящими за пределы правового статуса (системы гарантий).

Законные интересы, как интересы, которые прямо не закреплены в юридических правах и обязанностях, также нецелесообразно закреплять в качестве самостоятельного элемента [21].

Е.А. Лукашева поддерживает позицию Н.В. Витрука [22] и В.А. Кучинского [23], которые еще раньше высказали суждение, что правовой статус личности и правовое положение личности не взаимозаменяемые понятия. Она считает, что следует ограничить понятие правового статуса личности категориями прав, свобод и обязанностей, которые позволяют четко выделить его структуру. По всей вероятности, предстатусные и послестатусные элементы целесообразно, - пишет она, - включить в понятие «правовое положение личности», как это предлагают Н.В. Витрук и В.А. Кучинский [24].

Если обратимся к принципам статуса личности, то, по выражению А.И. Коваленко, общие основополагающие начала, определяющие его содержание, придают правам и свободам характер единого связанного целого. «Другими словами, превращают их совокупность в стройную систему» [25]. А.И. Коваленко к принципам правового статуса личности относит: закрепление сферы и характера прав и свобод, установленных общепризнанными принципами и нормами международного права; принцип неотчуждаемости основных прав и свобод человека и принадлежность их ему от рождения; принцип единства прав и обязанностей граждан [26]. Как можно видеть, они определяют характер и содержание прав и свобод человека и гражданина в их совокупности. Отсюда, нет оснований для включения принципов в правовой статус личности.

Итак, сердцевиной, ядром правового статуса личности безусловно являются основные права, свободы и обязанности личности. Важной чертой конституционного закрепления статуса личности является признание субъектом прав и свобод индивидуально каждого конкретного человека, признание его прав и свобод высшей ценностью, отказ от приоритета государственных интересов над интересами личности, признание взаимных прав, обязанностей и ответственности. Конституционное законодательство, как было сказано, стоит на позициях признания основных прав и свобод человека неотчуждаемыми и принадлежащими каждому от рождения (ч. 2 ст. 17 Конституции). Впервые получил в Конституции РФ закрепление принцип примата норм международного права в области прав человека. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором установлены иные правила, чем предусмотрено законом, то применяются правила международного договора. В ст. 17 Конституции РФ указывается, что признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

Это означает, что каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (ч. 3 ст. 46). Это общее, что определяет положение человека в обществе и государстве, а стало быть и во всех сферах общественных отношений, которые регулируются правом. Человек и гражданин выступает как субъект соответствующих прав, свобод и обязанностей, определяемых нормами конкретной отрасли права, основываясь на конституционном статусе личности. В той мере, в какой конституционный статус личности находит свое выражение в отраслевом статусе, соответственно, отраслевой (специальный) статус в свою очередь проявляется в конкретном, индивидуальном статусе личности того или иного субъекта процесса.

Конкретный (индивидуальный) статус личности обвиняемого, закрепляет все связи и отношения данного субъекта с обществом, государством, выражая тем самым его процессуальное положение как участник процесса.

Е.Г. Мартынчик понимает под правовым статусом участников уголовного процесса закрепленное в уголовно-процессуальном законодательстве положение обвиняемого, потерпевшего, защитника, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей в ходе расследования и рассмотрения уголовных дел [27].

Разделяя мнение тех авторов, которые правовое положение личности, ее статус не сводят только к наличию прав и обязанностей, он считает, что в статус личности участника процесса обязательно должны войти и другие его элементы. Общий процессуальный статус участников уголовного судопроизводства он представил в виде следующих составных элементов: 1) понятие подсудимого (осужденного); 2) основания и порядок появления субъектов уголовного процесса; 3) процессуальная правосубъективность; 4) субъективные права и личные свободы; 5) законные интересы; 6) процессуальные обязанности; 7) гарантии прав личной свободы и законных интересов личности [28].

В системе этих элементов, как заключает автор, центральное место занимают субъективные права и процессуальные гарантии прав и законных интересов, которые образуют ядро правового положения [29].

Предложенный вариант отраслевого статуса личности участников судопроизводства вызвал критику со стороны отдельных авторов. Так, в частности, Л.Д. Кокорев в отношении такого элемента, как «основания и порядок появления субъекта уголовного процесса» высказал свое критическое суждение. Он полагает, что процессуальные условия (основания и порядок) признания тех или иных лиц участниками судопроизводства могут содержать нормы, имеющие отношение к правовому положению личности. Поэтому они, по его мнению, охватываются другими элементами статуса личности: правами, обязанностями, правосубъектностью. Он предложил включить в отраслевой статус лишь такие элементы, как права и обязанности, законные интересы, процессуальную право- и дееспособность, систему гарантий прав, процессуальную ответственность [30].

Насчет критического суждения Л.Д. Кокорева, относительно элемента статуса как «основания и порядок появления участника уголовного процесса», моя позиция совпадает. Хотя этот элемент и подчеркивает особенность, то есть юридический факт, порождающий появление субъектов процесса, вместе с тем, как представляется, нет надобности детализировать и уточнять его, поскольку права, обязанности, правосубъектность по существу включают и поглощают собой основания и порядок, при которых появляется участник процесса.

Это вытекает из правосубъектности, прав и обязанностей. Общепроцессуально-правовой статус личности участника процесса

В. М. Корнуков обозначил состоящим из: 1) правосубъектности; 2) прав; 3) личных свобод; 4) обязанностей [31]. Представляется, что этот вариант статуса охватывает специфические связи и отношения, которые свойственны всем участникам уголовного процесса. Импонирует и то, что автор в него не включил процессуальные гарантии.

Обоснованно заметил Л.Д. Петрухин, что, хотя каждый участник процесса имеет свой особый процессуальный статус, однако, для многих участников процесса некоторые его элементы являются «общими» [32]. Это «общее», на мой взгляд, пожалуй и объединяет всех участников процесса под одну крышу общепроцессуального статуса, а потому следует И.Д. Петрухину возразить. Он считает, что в уголовном процессе нет единого отраслевого статуса личности. Если некоторые участники процесса, пишет И.Д. Петрухин, обладают рядом общих правомочий, то этого явно недостаточно, чтобы говорить о едином процессуальном статусе личности участников процесса [33]. Думается, что это не так. Личный интерес движет всех участников процесса к достижению желаемого, т.е. своей собственной цели, интереса. Это-то и объединяет всех, наделяя их процессуальными правами, что позволяет им отстаивать свои личные интересы. Личный интерес неотделим от социально-правовой роли личности, а это в юридическом плане означает, что интерес связан с правовым статусом, субъективными правами личности. Личность является первичным субъектом как интереса, так и права - это фундаментальный и неоспоримый факт. Признание же индивида субъектом права означает признание человека самостоятельным членом общества, обладающим своими интересами и наделенными в соответствии с этим юридическими правами и обязанностями. Отсюда личный интерес - это то общее, что позволяет заключить, что отраслевой статус личности участника процесса жизненно оправдан и создание его на теоретическом уровне не случайно.

И, хотя имеются различия в правах и обязанностях участников процесса, опять-таки исходя из их личного интереса, однако, общепроцессуальный статус необходим, он позволит скорректировать индивидуальные статусы участников процесса, выделить и сравнить каждый в отдельности.

О правовом статусе личности обвиняемого, как и других участников процесса, в научных исследованиях содержится ряд конструктивных предложений, направленных на укрепление правового положения личности. Есть потребность в законодательной регламентации правового статуса всех участников процесса. Поэтому, думается, что нет оснований отказываться от сложившейся в литературе классификации правового статуса личности на конституционный (общий), отраслевой (специальный) и индивидуальный (конкретный).

В индивидуальный статус личности обвиняемого необходимо включить: 1) процессуальную правосубъектность; 2) субъективные права; 3) личные свободы; 4) субъективные обязанности; 5) законные интересы. В отличие от общеправового статуса этот статус несколько детализирован, что подчеркивает его индивидуальность.

Конституционный (общий), специальный (отраслевой) и индивидуальный статусы составляют органически целое - правовое положение личности обвиняемого в уголовном процессе.



[1] См.: Ануфриев Е.А. Социальный статус и активность личности. - М., 1984, с. 177.

[2] См.: Шайкенов Н.А. Правовое обеспечение интересов личности. Свердловск, 1990, с. 106.

[3] Там же.

[4] См.: Витрук Н.В. Основы теории положения личности в социалистическом обществе. - М., 1979, с. 27-28. Конституционные права и обязанности советских граждан. Киев, 1985, с. 10-12.

[5] См.: Александрова З.К. Теоретические вопросы правового статуса граждан зарубежных социалистических стран Европы. Автореф. канд. дисс., Свердловск, 1975, с. 5.

[6] Корнуков В.М. Конституционные основы положения личности в уголовном процессе. С. 14.

[7] См.: Философский энциклопедический словарь, с. 653.

[8] См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 763.

[9] Впервые, кроме общего статуса, ввел термин правовой модус и правовое положение конкретного лица В.А. Патюлин (См.: Патюлин В.А. Государство и личность в СССР. - М., 1974, с. 197-199).

Позднее Н.В. Витрук правовой статус личности охарактеризовал как: а) общий правовой статус; б) специальный правовой статус; в) конкретный (индивидуальный) правовой статус.

Трехступенчатую характеристику использовали и другие исследователи. См.: Мартынчик Е.Г., Радьков В.Н., Юрченко B.C. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. Кишинев, 1982; Корнуков В.М. Конституционные основы положения личности в уголовном судопроизводстве. С. 20.

[10] См.: Воеводин Л.Д. Содержание правового положения личности внауке советского государственного права // Сов. гос. и право.1965, № 2, с. 42-50; Щетинин Б.В. Гражданин и социалистическое государство // Сов. гос. и право. 1975, № 2, с. 4; Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. - М., 1995, с. 152.

[11] См.: Витрук Н.В. Основы правового положения личности в социалистическом обществе. - М., 1979, с. 23-32; Воеводин Л.Д. Указ. соч., с. 46-50.

[12] См.: Воеводин Л.Д. Там же.

[13] См.: Витрук Н.В. Правовой статус личности: содержание, виды и тенденции в развитии // В кн.: Проблемы правового статуса субъекта права. Калининград, 1976, с. 16-17.

[14] См.: Строгович М.С. Вопросы теории прав личности // В кн. Философия и современность. - М., 1976, с. 33-35.

[15] В главе 2 Конституции РФ заключается правовой статус личности: «Права и свободы человека и гражданина». Кроме Конституции, нормы данного института закреплены системой нормативных правовых актов, к ним относятся законы: «О гражданстве РФ», «О праве граждан на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», «О свободе вероисповедания» и др.

[16] См.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. - М., 1995, с. 152.

[17] См.: Коваленко А.И. Конституционное право Российской Федерации. - М., 1995, с. 41.

[18] См.: Мартынчик Е.Г., Радьков В.П., Юрченко В.Е. Указ. соч., с. 8.

[19] См.: Корнуков В.М. Указ. соч., с. 13.

[20] Общая теория прав человека. - М., 1995, с. 29.

[21] Там же, с. 29.

[22] Витрук Н.В. Указ. соч., с. 25-34.

[23] Кучинский В.А. Личность, свобода, право. С. 119-135.

[24] Общая теория прав человека, с. 36.

[25] Коваленко А.И. Указ. соч., с. 45.

[26] Коваленко А.И. Указ. соч., с. 46.

[27] См.: Мартынчик Е.Г. Проблемы процессуального статуса и эффективности охраны прав подсудимого (осужденного) в судах первой и кассационной инстанций. Киев, 1982, с. 15; Мартынчик Е.Г., Радьков В.П., Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. С. 11.

[28] Там же.

[29] Там же, с. 12-13.

[30] См.: Общественные и личные интересы в уголовном судопроизводстве. Воронеж, 1984, с. 26.

[31] См.: Корнуков В.М. Указ. соч., с. 13.

[32] См.: Петрухин И.Л. Конституционный статус личности в сфере уголовного судопроизводства (социально-экономические и политические права) // Проблемы охраны прав и законных интересов личности в социалистическом уголовном праве и процессе. Сб. научн. трудов. Ярославль, 1985, с. 23.

[33] Там же, с. 23.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Развитие института уголовно-правовой давности в отечественной истории
Процесс доказывания в уголовном судопроизводстве и его элементы
Классификация рецидивов преступлений
История развития института должностных преступлений в отечественном законодательстве
Коррупция в органах государственной власти и обстоятельства, способствующие криминальности правящей элиты
Вернуться к списку публикаций