2015-04-01 21:23:50
ГлавнаяУголовное право и процесс — Личность обвиняемого как субъект уголовно-процессуальных отношений



Личность обвиняемого как субъект уголовно-процессуальных отношений


Уголовно-процессуальные правоотношения, их специфика

Уголовный процесс это строго регламентированная законом деятельность органов предварительного расследования, прокуратуры и суда по возбуждению, расследованию, судебному рассмотрению и разрешению уголовных дел, а также участвующих в ней лиц, которая осуществляется не иначе, как в правовых отношениях и имеет своей задачей обеспечение реализации уголовного закона [1].

Компетентные органы власти (суд, прокурор, следователь, орган дознания) в ходе производства уголовных дел вступают в общественные отношения между собой и участвующими в деле лицами. Поскольку эти отношения реализуются не произвольно, а в определенном порядке, устанавливаемом нормами уголовно-процессуального права, то называются они уголовно-процессуальными правовыми отношениями.

Уголовно-процессуальные правовые отношения в свою очередь - это возникающие на основе закона конкретные связи между субъектами уголовно-процессуальной деятельности, характеризующиеся наличием субъективных уголовно-процессуальных прав и обязанностей [2]. Как пишет В.П. Божьев: «В уголовном процессе, как и в любой сфере правового регулирования один субъект (должностное лицо или гражданин) может реализовать свои права лишь в случае, если другой субъект при этом наделяется соответствующими обязанностями. ... Уголовно-процессуальный закон исходит из того, что правам одного субъекта правоотношений соответствуют обязанности другого» [3].

Правовое регулирование, как следует подчеркнуть, основано на том, что отношения складываются как результат предметной деятельности, а деятельность имеет волевой характер, который позволяет ее регулировать [4].

В правовой науке правоотношения выступают одним из основных фундаментальных понятий. Им отводится обширный круг научных исследований. По-разному авторы определяют понятия уголовно-процессуальных отношений, которые, естественно, не совпадают между собой и не одинаково определяется их роль, место в механизме уголовно-процессуального регулирования [5].

Так, М.С. Строгович рассматривал уголовно-процессуальные отношения как правовую форму деятельности органов расследования, прокуратуры, суда, обеспечивающих решение задач судопроизводства, а саму эту деятельность в качестве содержания уголовно-процессуальных отношений [6].

Л.Б. Алексеева, разделяя мнение М.С. Строговича, уточняет, что коль скоро уголовно-процессуальные права и обязанности охватывают фактическую уголовно-процессуальную деятельность, вносят в нее урегулированность, ставят под защиту государства, то фактические общественные отношения можно рассматривать как правовую форму, а реальную уголовно-процессуальную деятельность как материальное содержание этой формы [7].

В.Н. Шпилев уголовно-процессуальные правоотношения представляет в качестве внутренней правовой формы уголовного процесса, в отличие от его внешних форм выражающихся в самом порядке процессуальной деятельности, подчеркивая при этом, что «существенными элементами правоотношений являются права (полномочия) и обязанности» [8].

Права и обязанности субъектов процесса, по моему представлению, есть внутренняя форма правоотношений, поскольку благодаря им создаются конкретные связи между субъектами уголовно-процессуальной деятельности и, тем самым, осуществляется непосредственно сама эта деятельность. Другими словами, процессуальная деятельность осуществляется не иначе, как в форме уголовно-процессуальных отношений, в которых ее субъекты обладают правами и несут обязанности.

Внешней же формой правоотношений выступает установленный законом порядок и последовательность отдельных процессуальных действий и производство по делу в целом (процессуальная форма уголовного процесса). На такой позиции стоит П.А. Лупинская [9].

Как внутренняя, так и внешняя правовая форма уголовно-процессуальных отношений неразрывно связаны между собой, образуя единое целое. Поэтому оправдано уголовный процесс представлять состоящим из двух слагаемых: а) внутренней формы содержания, т.е. уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемой в форме уголовно-процессуальных отношений на основе прав и обязанностей субъектов процесса; б) внешней процессуальной формы - установленного законом порядка процессуальной процедуры совершения процессуальных действий.

Несмотря на то, что авторы по-разному относятся к понятию правоотношения, все же представляется возможным сгруппировать особенности уголовно-процессуальных отношений. К их числу можно отнести: 1) уголовно-процессуальная деятельность осуществляется не иначе, как в форме уголовно-процессуальных отношений, в которых его участники обладают правами и несут обязанности; 2) уголовно-процессуальные отношения возникают, изменяются и прекращаются по поводу уголовно-правовых отношений; 3) одним из субъектов уголовно-процессуальных отношений всегда выступает орган государства (должностное лицо), наделенный властными полномочиями; 4) государственно-властный характер этих отношений в большинстве случаев складывается не в силу воли вступающих в эти отношения субъектов, а в силу требований закона; 5) круг субъектов уголовно-процессуальных отношений специфичен.

Основное свойство уголовного процесса - это особый, точно и детально регламентированный нормами уголовно-процессуального права порядок производства по уголовным делам. Именно такая регламентация позволяет, с одной стороны, обеспечивать строгое соответствующее закону выполнение предписанных действий, а с другой - последовательно добиваться осуществления прав и обязанностей лиц, участвующих в производстве по уголовным делам.

С.С. Алексеев называет три основных стадии процесса правового регулирования - регламентирования общественных отношений, действия юридических норм и реализации субъективных юридических прав и обязанностей, при которой правовое регулирование воплощается в поведении конкретных лиц, выделяет соответственно и три основных элемента его механизма: юридические нормы, правоотношения и акты реализации субъективных прав и обязанностей [10].

Следует подчеркнуть, что складывающиеся в ходе уголовного судопроизводства правовые отношения имеют свою специфическую окраску. Выражается это в особом предмете и методе правового регулирования. Поскольку одним из участников судопроизводства, а стало быть и уголовно-процессуальных отношений, всегда является государственный орган либо его должностное лицо, обладающее властными полномочиями, то в уголовно-процессуальном законе преобладают нормы, содержащие разрешение на совершение действий. Тем самым они запрещают действия и отношения, не разрешенные законом. Такой метод правового регулирования называют разрешительным [11]. Он характерен тем, что властеотношение всегда регулируется путем указания в норме права на то, что государственному органу, должностному лицу разрешен законом тот или иной образ действий, а второй субъект отношений обязан подчиниться его требованию [12].

Коль скоро властные отношения затрагивают права и интересы личности, то обоснованно ученые стали обозначать под методом правового регулирования такие исходные позиции, в которые законодатель ставит субъектов регулируемых отношений.

Обоснованно подчеркивает Л.Б. Алексеева, что методом, в привычном его понимании, не охватываются все особенности правового регулирования и сегодня оптимальным понятием, отражающим особенности той или иной отрасли права, является понятие юридического режима [13]. Данное понятие еще не является достаточно устоявшимся в силу своей новизны. В юридический режим включаются: а) метод правового регулирования; б) правовые принципы; в) механизм правового регулирования [14].

Надо полагать, что важной, решающей чертой метода уголовно-процессуально-правового регулирования должно стать юридическое положение субъектов процесса, их правовой статус. В общей теории права правоотношения рассматриваются как средства «перевода» общих предписаний юридических норм в плоскость индивидуальных связей, т.е. в плоскость субъективных юридических прав и обязанностей для данных субъектов. Поэтому юридический режим регулирования уголовно-процессуальных отношений в том и состоит, что участники общественных отношений ставятся в особое правовое положение и таким путем определяются их исходные юридические позиции.

Если применение норм права - это государственно-властная деятельность, реализующая общие предписания при разрешении конкретных правовых конфликтов [15], то в механизме действия права безусловно важная роль принадлежит органам государства, которые призваны защищать публичные интересы.

Сегодня общая теория права, являющаяся методологической частью юридической науки, исходит из того, что феномен права отнюдь не исчерпывается обязательными правилами, которые закреплены в законе. В понятие права включаются, кроме этого, естественные права человека, моральные права и т.д. По отношению к правам человека законодательство выступает в качестве «позитивного» права [16]. Естественное же право есть основа позитивного права. Отчего, признавая естественные, неотчуждаемые права человека, законодатель стремится закрепить их в основных конституционных правах и свободах и обеспечить системой гарантий и механизмов.

Конституция РФ впервые в истории отечественного правового развития признала, что «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» (ч. 2 ст. 17). Конституция содержит позитивное закрепление широкого перечня прав и свобод и этот процесс идет в русле современной конституционной практики.

В современном мире, когда проблема защиты прав человека выходит за пределы отдельного государства, возникает потребность в выработке единого понимания основных прав человека.

Здесь имеется в виду, что выработанные общечеловеческие стандарты прав и интересов личности должны стать объектом международной цивилизации.



[1] Уголовный процесс / Под общей редакцией проф. П.А. Лупинской. - М., 1995, с. 7.

[2] См.: Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правовые отношения. С. 79.

[3] Там же.

[4] См.: Ткаченко Ю.Г. Методологические вопросы теории правоотношений. - М., 1980, с. 93.

[5] См.: Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980, с. 48-52. Среди значительного числа работ особо выделяется монография В.П. Божьева.

[6] См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса, т. 1, с. 30-34, 45-46.

[7] См.: Курс советского уголовного процесса. Общая часть. - М., 1989, с. 111-112.

[8] См.: Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. Минск, 1974, с. 68-110.

[9] См.: Уголовный процесс / Под общей редакцией проф. П.А. Лупинской, с. 34.

[10] См.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. - М., 1966, с. 33-34; Он же. Проблемы теории права. Свердловск, 1972, т. 1, с. 153-157.

[11] См.: Уголовный процесс / Под общей редакцией проф. П.А. Лупинской, с. 28.

[12] Уголовно-процессуальный закон в ряде случаев использует наряду с разрешением и запреты. Необходимость использования запретов в уголовном процессе предопределена тем, что целый ряд процессуальных действий по своему объективному содержанию таков, что способен существенно затрагивать права и свободы граждан. Поэтому появляется необходимость дополнительно формулировать в форме запрета совершение тех или иных действий. Область приложения властных полномочий, связанных с правовыми ограничениями, требует, как подчеркивают нередко исследователи, детальной и всеохватывающей регламентации, которая может быть обеспечена только с помощью разрешительного метода регулирования. Для правосудия запретительный метод непозволителен.

[13] См.: Курс советского уголовного процесса. Общая часть, с. 63.

[14] Там же.

[15] См.: Дюрягин И.Я. Применение норм советского права. Свердловск, 1978, с. 17.

[16] Гальперин И.М., Келина С.Г., Кузнецова Н.Ф. О соотношении союзного и республиканского законодательства // Сов. гос. и право. 1991, № 9, с. 80-81.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Развитие института уголовно-правовой давности в отечественной истории
Проблемы назначения наказания за налоговые преступления
Проблемы и тенденции развития института смертной казни в российском законодательстве в постсоветский период
Виды и способы измерения причиненного вреда в уголовном праве
Понятие преступных посягательств на отношения, обеспечивающие нормальные условия содержания и воспитания несовершеннолетних, и история регламентации ответственности за них
Вернуться к списку публикаций